Если кто забыл – напомню: летом 2010 года Канат Алдабергенович предложил возродить забытую статью из Административного кодекса СССР за тунеядство. Идея не прошла. Зато появилась «Дорожная карта занятости», по результатам которой несколько десятков чиновников в разных регионах страны получили вполне реальные сроки по уголовным статьям: приписки и хищения следователи считали миллионами. И на безработице, оказывается, можно заработать.

Помните знаменитое из «Операции «Ы»:



Граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы!…»

Кто хочет сегодня поработать?» Работать и зарабатывать сегодня желают все. Была бы работа и адекватная оплата труда. В Белоруссии этот рынок более-менее живёт-поживает. Правда, за пределами республики – в Польше, России, Балтии, Скандинавии, где наймитам платят не «зайчиками». Однако г-н Лукашенко постановил считать тунеядцами даже бездетных домохозяек и иностранцев! Ага, «Песчаный карьер – два человека!»… А если у реального безработного денег нет – из чьего кармана он штраф оплатит?..

По сообщениям белорусских СМИ, тысячи «трутней» ринулись на биржи труда, потому как зарегистрированный там гражданин уже ничего государству не должен. Наоборот: оно – ему.

В Казахстане ситуация обратная: в департаментах занятости очереди не наблюдаются: быть «самозанятым» пока считается вполне нормально: оралманов меньше не становится, «ФИИРические» проекты не всегда успевают дожить от проекта до производства продукции, поэтому новых рабочих мест нет. Кстати, ещё в декабре прошлого года, по данным Министерства национальной экономики, Казахстан вошёл в тридцатку стран с самым высоким количеством иммигрантов. Так что с тунеядцами в отечестве в ближайшем будущем напряжёнка. И виной тому соседи.

Из Рязани – в Сарань

В январе шеф федеральной миграционной службы России Константин Ромодановский заявил, что число трудовых мигрантов в РФ снизилось на 70%. Объяснений этому три. Первое: сильно ужесточилось миграционное законодательство РФ. Второе: рубль обесценился вдвое. А гастарбайтеры худо-бедно читать-считать умеют. Третье: по всей планете прокатился достоверный слух, что в Казахстане недурно платят. И безработный люд на этом основании очень охотно потянулся к нам.

На прошлой неделе замглавы администрации Владивостока Леонид Вильчинский, комментируя дефицит чернорабочих и дворников из-за новшеств в законе о миграции, удивился: «Мне непонятно, зачем узбеку, который метет улицы или убирает снег лопатой, знать историю российского государства. Мы все, наверное, ее не знаем. А он должен?» Но это знание в законе прописано! Поэтому гастарбайтеры из Центральной Азии, похоже, из какой-нибудь условной Сызрани или Рязани, перекочуют к нам. Какая разница, где метлой или лопатой махать? История государства или язык этому же не мешают?

Между тем ещё в январе эксперт по Центральной Азии Александр Князев заявил, что «перенаправление гастарбайтеров из России в Казахстан чревато серьёзным социальным напряжением». А глава отдела Средней Азии института стран СНГ Андрей Грозин добавил, что «безработный мигрант – угроза всему региону». Иными словами: если он не найдёт, чем занять руки, то бородатые люди в укороченных штанах быстро займут место в его голове. Если учесть, сколько неучтённого оружия гуляет в наших палестинах, то выводы можно сделать самые грустные. Или тревожные.

"В январе марте текущего года только в Алматы 1146 иностранцев легализовали свою трудовую деятельность у физических лиц, – сообщает пресс-служба ДВД города. – Ещё 732 гастарбайтера подали документы на продление разрешения на работу".

В масштабах одного города – копейки. Но они – официальные. А в масштабах страны? А неофициально?

Почему г-н Бозумбаев был не прав

В ноябре прошлого года министр здравоохранения и социального развития Тамара Дуйсенова, комментируя ситуацию с занятостью и трудовой миграцией на одном из круглых столов, с тревогой отметила, что уже в ближайшие годы в Казахстан ожидает наплыв неквалифицированной рабочей силы из Киргизии, Узбекистана, Таджикистана, Китая и Турции. И это станет очень нежелательным бонусом к тому, что «к 2030 году население республики превысит 20,5 миллиона человек». Кто-то из депутатов мажилиса добавил, что и азиатские гастарбайтеры из России к нам переберутся. Но тогда к этому голосу, похоже, никто не прислушался.

В феврале нынешнего года на расширенном заседании коллегии министерства Тамара Босымбековна ещё раз сказала, что Казахстан – не Европа, и безработица нам не грозит, поскольку и так упала с 5,2% до 5%. «И этот уровень сохранится до 2019 года».

На прошлой неделе Комитет труда Минздрава и социальной защиты сообщил: в Казахстане под угрозой остаться без работы сегодня не менее 170 тысяч человек. Самые высокие риски роста безработицы – в горнодобывающей отрасли. А по мнению экспертов сельского хозяйства – в отечественном агропроме…

Так что тунеядство в понимании президента Белоруссии Казахстану – и это очевидно – пока не грозит. Разве что война за рабочие места. Но это уже совсем другая история.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter