Эти руки – не для скуки

Ибрагим Кубеков
Ибрагим Кубеков

То, о чём пять лет назад мечтал аким Жамбылской области Канат Бозумбаев (ныне он командует Павлодарщиной), десять дней назад реализовал президент Белоруссии Лукашенко. Своим декретом «О предупреждении социального иждивенчества» Александр Григорьевич объявил войну тунеядству. Отныне кто в течение года трудится меньше 6 месяцев – изволь заплатить оброк (в пересчёте на тенге 4,5–9 тысяч). Или заняться общественно-полезными работами в административном порядке. Под конвоем.

Если кто забыл – напомню: летом 2010 года Канат Алдабергенович предложил возродить забытую статью из Административного кодекса СССР за тунеядство. Идея не прошла. Зато появилась «Дорожная карта занятости», по результатам которой несколько десятков чиновников в разных регионах страны получили вполне реальные сроки по уголовным статьям: приписки и хищения следователи считали миллионами. И на безработице, оказывается, можно заработать.

Помните знаменитое из «Операции «Ы»:



Граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы!…»

Кто хочет сегодня поработать?» Работать и зарабатывать сегодня желают все. Была бы работа и адекватная оплата труда. В Белоруссии этот рынок более-менее живёт-поживает. Правда, за пределами республики – в Польше, России, Балтии, Скандинавии, где наймитам платят не «зайчиками». Однако г-н Лукашенко постановил считать тунеядцами даже бездетных домохозяек и иностранцев! Ага, «Песчаный карьер – два человека!»… А если у реального безработного денег нет – из чьего кармана он штраф оплатит?..

По сообщениям белорусских СМИ, тысячи «трутней» ринулись на биржи труда, потому как зарегистрированный там гражданин уже ничего государству не должен. Наоборот: оно – ему.

В Казахстане ситуация обратная: в департаментах занятости очереди не наблюдаются: быть «самозанятым» пока считается вполне нормально: оралманов меньше не становится, «ФИИРические» проекты не всегда успевают дожить от проекта до производства продукции, поэтому новых рабочих мест нет. Кстати, ещё в декабре прошлого года, по данным Министерства национальной экономики, Казахстан вошёл в тридцатку стран с самым высоким количеством иммигрантов. Так что с тунеядцами в отечестве в ближайшем будущем напряжёнка. И виной тому соседи.

Из Рязани – в Сарань

В январе шеф федеральной миграционной службы России Константин Ромодановский заявил, что число трудовых мигрантов в РФ снизилось на 70%. Объяснений этому три. Первое: сильно ужесточилось миграционное законодательство РФ. Второе: рубль обесценился вдвое. А гастарбайтеры худо-бедно читать-считать умеют. Третье: по всей планете прокатился достоверный слух, что в Казахстане недурно платят. И безработный люд на этом основании очень охотно потянулся к нам.

На прошлой неделе замглавы администрации Владивостока Леонид Вильчинский, комментируя дефицит чернорабочих и дворников из-за новшеств в законе о миграции, удивился: «Мне непонятно, зачем узбеку, который метет улицы или убирает снег лопатой, знать историю российского государства. Мы все, наверное, ее не знаем. А он должен?» Но это знание в законе прописано! Поэтому гастарбайтеры из Центральной Азии, похоже, из какой-нибудь условной Сызрани или Рязани, перекочуют к нам. Какая разница, где метлой или лопатой махать? История государства или язык этому же не мешают?

Между тем ещё в январе эксперт по Центральной Азии Александр Князев заявил, что «перенаправление гастарбайтеров из России в Казахстан чревато серьёзным социальным напряжением». А глава отдела Средней Азии института стран СНГ Андрей Грозин добавил, что «безработный мигрант – угроза всему региону». Иными словами: если он не найдёт, чем занять руки, то бородатые люди в укороченных штанах быстро займут место в его голове. Если учесть, сколько неучтённого оружия гуляет в наших палестинах, то выводы можно сделать самые грустные. Или тревожные.

"В январе марте текущего года только в Алматы 1146 иностранцев легализовали свою трудовую деятельность у физических лиц, – сообщает пресс-служба ДВД города. – Ещё 732 гастарбайтера подали документы на продление разрешения на работу".

В масштабах одного города – копейки. Но они – официальные. А в масштабах страны? А неофициально?

Почему г-н Бозумбаев был не прав

В ноябре прошлого года министр здравоохранения и социального развития Тамара Дуйсенова, комментируя ситуацию с занятостью и трудовой миграцией на одном из круглых столов, с тревогой отметила, что уже в ближайшие годы в Казахстан ожидает наплыв неквалифицированной рабочей силы из Киргизии, Узбекистана, Таджикистана, Китая и Турции. И это станет очень нежелательным бонусом к тому, что «к 2030 году население республики превысит 20,5 миллиона человек». Кто-то из депутатов мажилиса добавил, что и азиатские гастарбайтеры из России к нам переберутся. Но тогда к этому голосу, похоже, никто не прислушался.

В феврале нынешнего года на расширенном заседании коллегии министерства Тамара Босымбековна ещё раз сказала, что Казахстан – не Европа, и безработица нам не грозит, поскольку и так упала с 5,2% до 5%. «И этот уровень сохранится до 2019 года».

На прошлой неделе Комитет труда Минздрава и социальной защиты сообщил: в Казахстане под угрозой остаться без работы сегодня не менее 170 тысяч человек. Самые высокие риски роста безработицы – в горнодобывающей отрасли. А по мнению экспертов сельского хозяйства – в отечественном агропроме…

Так что тунеядство в понимании президента Белоруссии Казахстану – и это очевидно – пока не грозит. Разве что война за рабочие места. Но это уже совсем другая история.