В Германии узаконят третий пол: иной. Но наше общество к такому не готово

Уже в следующем году в документах немцев помимо привычных опций "М" и "Ж" появится еще один вариант: "иной".

Почему европейские чиновники озадачились именно этой проблемой и грозит ли нам подобная интерсексуальная революция? Попробуем разобраться.

Представьте сцену у роддома:

– Дорогая, кто: мальчик или девочка? – вопит, задрав голову, взволнованный отец.

– Дорогой, у нас "иное"! – кричит из окна счастливая мать, гордо демонстрируя мужу чудо-чадо в конвертике с радужной ленточкой.

Для нас это, конечно, комедия с элементами ненаучной фантастики. Для европейцев – социальная драма. Германский совет по этике обнародовал впечатляющие цифры: в ФРГ проживают около 80 тысяч интерсексуалов.

Интерсексуал – это человек, у которого наблюдается комбинация женских и мужских половых признаков. У нас в таком случае часто используют определение "гермафродит", но на самом деле понятие "интерсексуальность" несколько шире. Оно подразумевает наличие не только двойного комплекта детородных органов, но и другие характеристики (например, половые железы и набор хромосом), которые не вписываются в традиционную бинарную систему.

Конечно, такие люди рождаются не только в Германии и не только в нашем сумасшедшем XXI веке. Они были, есть и будут всегда и везде: по оценке ООН, 0,05-1,7% населения во всём мире появляется на свет с интерсексуальными вариациями половых признаков.

Разумеется, люди третьего пола живут и в Казахстане. Почти наверняка вы знакомы с кем-то из них, но даже и не догадываетесь, что ваш сосед или коллега – интерсексуал. Они берегут свою тайну, поскольку знают: откройся правда – и только ленивый не будет тыкать в них пальцем. А им и без того наверняка приходится несладко, поскольку в нашу стандартную систему координат их самоощущение никак не укладывается. Человеку сложно разобраться в себе, сложно найти своё место в обществе, поскольку социализация подразумевает в том числе и чёткую гендерную самоидентификацию – а она у "иных" порой вообще отсутствует. Открыто заявить о своей двойственной природе для таких людей равносильно самоубийству: деликатность и толерантность, увы, не являются сильными сторонами нашего общества, а град насмешек и оскорблений гарантированно обеспечит интерсексуалу койку в клинике неврозов, а то и место на кладбище.

Чтобы уберечь интерребёнка от такой незавидной доли, его родители обычно дают согласие на нормализацию, то есть на хирургическую операцию по удалению "лишних" половых органов. Но человеческий организм – штука сложная и тонкая: отрезать или пришить что-то – вовсе не значит решить огромный комплекс физиологических и психологических проблем "иного".

На Западе решили взглянуть на феномен интерсексуальности с совершенно иной точки зрения. То, что мы называем аномалией, они считают вполне естественным проявлением биологического разнообразия. Там предлагают оставить "иных" в покое и дать им возможность быть самими собой. В 2015 году в Совете Европы высказались против принудительных корректирующих операций интерсексуальных младенцев. У "иного" должно быть право самостоятельно определить свой пол. И это не обязательно должно быть "М" или "Ж".

Жители Старого Света относятся к такому решению одобрительно, а к интерсексуалам – вполне сочувственно. Поэтому "иные" там не боятся совершить каминг-аут. К примеру, известная бельгийская модель Ханна Габи Одиль открыто призналась, что родилась с мужским набором хромосом, однако её тело развивалось по женскому фенотипу из-за нечувствительности к андрогенам. Ей пришлось перенести операцию по удалению яичек и сделать вагинопластику. Сейчас Ханна выступает против корректирующих хирургических вмешательств и помогает интерсекс-подросткам. И социум такую активность всячески приветствует. А для еврочиновников воля социума – закон (звучит необычно, но так тоже бывает).


Ханна Габи Одиль, модель

Ханна Габи Одиль, модель


Если человек по своей природе не вписывается в привычные гендерные стандарты, значит, границы этих стандартов надо расширить. Так решили власти в Германии. Конституционный суд ФРГ постановил: в книгах записи актов гражданского состояния помимо мужского и женского пола необходимо указывать и третий вариант. Поправки в законодательство должны быть внесены до 31 декабря 2018 года.

Мне очень хотелось бы взглянуть на задумчивые лица наших таможенников в тот момент, когда приезжий немец протянет им паспорт с записью "иной" в графе "пол". Это ж им теперь и образцы деклараций надо менять! Ведь стран, где официально признают третью гендерную опцию, становится всё больше. И это не только такие продвинутые государства, как Великобритания и Канада, но и Пакистан, и Индия (там, как известно, существует каста хиджр-интерсексуалов), ну и, понятное дело, Таиланд.

Казахстан вряд ли в ближайшее время окажется в этом списке. И даже если наши депутаты по какой-то неведомой причине вдруг решат принять подобный закон (а у нас законы часто принимаются "вдруг" и "по неведомой причине"), то интерсексуалы вряд ли поспешат им воспользоваться. Наше общество не готово к подобным каминг-аутам, а "иные" не готовы к тому, чтобы стать объектами социальной стигматизации.

То, что для европейцев толерантность, для нас – эксцентричность. Будем по привычке наблюдать за этим со стороны. И облегчённо вздыхать: у нас-то, слава богу, такого нет.

Читайте также