Переход российской нефтепереработки на новые экологические стандарты был завершён по сравнению с Европой (и уж тем более Казахстаном) в крайне короткие сроки. Доля топлива 5-го класса, в 2011 году составлявшая всего 1,4%, сегодня достигла 84,5%, а с 1 июля на его производство перейдут все российские НПЗ. По итогам прошедшего года глубина переработки выросла с 72,4% до 73,5%, объём нефтедобычи достиг 534 млн тонн (рост на 1,4%). Ожидается, что (несмотря на низкие цены на нефть и санкции) производство жидких углеводородов в 2016 году выйдет на уровень 545 млн тонн, а в 2017 году составит 565 млн тонн.

Однако похоже, что эти успехи становятся завершающим аккордом в модернизации нефтепереработки. Рост объёмов перерабатываемого сырья, наблюдавшийся в последние 15 лет, сменился падением. А ведь низкие мировые цен на нефть – "золотое время" для нефтепереработки. Но это там, на Западе. В России же в 2015 году её объёмы сократились с 289 до 282 млн тонн.

Ключевым фактором стало снижение маржи нефтепереработки, вызванное уменьшением таможенной субсидии (разницы между пошлинами на нефть и нефтепродукты) с 16 до 5,9 долларов за баррель. Несмотря на то что в текущем году рост экспортной пошлины на нефть частично компенсировал это падение, из-за низкой маржи большинство НПЗ продолжат оптимизацию и сократят объёмы переработки. По экспертным оценкам, по итогам года это снижение составит около 3% (до 274 млн тонн) по сравнению с 2015 годом. Некоторые аналитики не исключают возможность падения производства топлива и на 10%.

Но если маржа у зарубежных НПЗ достаточно высокая, то российские с трудом завершают модернизацию. Низкие нефтяные котировки ставят под сомнение целесообразность не только строительства, но и окупаемость уже введённых объектов по углублению переработки, например, установок по гидрокрекингу.

Ситуацию в переработке усугубляет действующий с января прошлого года "большой налоговый манёвр". Несомненно, он позволил снизить потери бюджета от падения нефтяных цен, но прибыль НПЗ начала падать и даже уходить в минус. Если раньше российские НПЗ отправляли за рубеж до 90% мазута, то повышение экспортных пошлин на мазут заставляет их реализовывать его с большим дисконтом на внутреннем рынке. Упал спрос на светлые нефтепродукты, происходит замещение нефтяного топлива газом. В частности, потребление автобензина снизилось на 1,3% и составило 35,4 млн тонн. Отсутствие оптимистических экономических ожиданий в сочетании с падением продаж автомобилей в предстоящие два года могут ускорить эту неблагоприятную динамику до 3,9%.

Но главное, под давлением западных консультантов был принят технологически неправильный вариант модернизации НПЗ – использование не сулящих каких-либо прорывов старых, давно применяющихся на Западе, технологий. Тогда как рассчитывать на долгосрочную рентабельность отрасли можно лишь обеспечив эффективную переработку сырья на основе революционных технологий. Таким образом, список угроз для отрасли значителен: от просчётов в технологической политике до обострения геополитической обстановки.

О торможении, а возможно, и начале стагнации в нефтепереработке говорят и другие показатели. Так, в эксплуатацию вводятся лишь установки, профинансированные в предыдущие годы, и то не в полном объёме. К примеру, на 2015 год был запланирован пуск 19 новых и 8 реконструированных установок, по факту же ввели в эксплуатацию всего 8 и 3, соответственно. В частности, "Газпром нефть", нацелившись на ревизию своих проектов в нефтепереработке, приостановила ряд тендеров, тем самым притормозив темпы модернизации. На недавно сменившей собственника "Башнефти" в 2015 году был введён лишь один новый объект.

Причины этого понятны. Поскольку государство нарушает обещанную неизменность системы налогового регулирования, то и компании, ссылаясь на финансовые трудности, позволяют себе перенос запланированных сроков ввода установок на неопределённое будущее. Таким образом, едва догнав Запад по стандарту "Евро-5", Россия вновь начнёт накапливать отставание по качеству и глубине переработке сырья, а значит, терять позиции на зарубежных рынках нефтепродуктов.

Вместе с тем снижение объёмов переработки при растущей добыче позволило России в прошедшем году впервые за 6 лет нарастить совокупный экспорт нефти. Её объём, составлявший в 2009 году 248 млн тонн, снижался вплоть до 2014 года, когда достиг уровня в 221 млн тонн. В 2015 году этот объём увеличился до 242 млн тонн и продолжает расти. В текущем году экспорт жидких углеводородов оценивается в 260 млн тонн, а в 2017 году – в 276 млн тонн.

По итогам марта российские нефтепроизводители обновили и постсоветский рекорд добычи на уровне 10,91 млн баррелей в сутки. Goldman Sachs прогнозирует, что суточное производство нефти и конденсата в России в 2017 году достигнет 11,2 млн баррелей.

Аналитики указывают, что поддержку роста добычи нефти в России оказывает снижающий издержки компаний слабый рубль, адаптирующаяся к стоимости барреля ставка экспортных пошлин на нефть, увеличившаяся маржа европейских НПЗ, а также ограниченный потенциал роста поставок со стороны конкурентов.

Весомую долю добавляет и поддерживаемый государственными налоговыми льготами ввод новых месторождений (так называемых гринфилдов): льготируемый объём нефти составил в 2015 году 33% общей добычи. В текущем году только 17 новых крупных проектов увеличат объём добычи на 16,5 млн тонн, а в следующем – ещё на 17 млн тонн.

Чтобы решить финансовые проблемы отрасли и подтолкнуть компании к продолжению модернизации нефтепереработки, нужны новые механизмы. Однако предлагаемая правительством поддержка промышленности плохо подходит к стимуляции нефтепереработки.

Вызванное экономическим кризисом сокращение инвестиций в отрасль вынуждает компании откладывать проекты по расширению производства бензина. И если в ближайшее время роста потребления горючего на внутреннем рынке не ожидается, то уже в среднесрочной перспективе, по мере восстановления экономики, Россия может столкнуться с дефицитом бензина.

Это, безусловно, отразится на зависящем от российских поставок топливном рынке Казахстана. Обещания властей о скором его насыщении качественным отечественным топливом не вызывают доверия. Амбициозные проекты по строительству новых производственных мощностей ни на одном из заводов не завершены. Сорван не только срок окончания модернизации (2014 год). Расширенным после модернизации мощностям заводов потребуется дополнительно около 5 млн тонн сырой нефти. А где их взять, если сырьё качают из уже прошедших пик добычи месторождений, и в стране отчётливо просматривается тренд падения производства нефти?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter