В частности, речь идёт об уране, поставки которого покрывают потребности практически 40% мировой атомной энергетики.

Ситуация, сложившаяся с нефтяными котировками на мировом рынке, показала, что дальнейший экономический рост Республики за счёт нефтяной ренты невозможен. Эта модель развития себя исчерпала, необходимы новые точки роста. Одной из них может стать урановая промышленность. Республика занимает второе после Австралии место по объёмам разведанных запасов урана и располагает 22 действующими рудниками.

С 2010 года Казахстан является ведущим производителем урана в мире и прочно удерживает это лидерство. Большинство запасов казахстанского урана можно добывать самым экологичным и низкозатратным способом подземного выщелачивания. Именно это позволяет Казахстану, сохраняя лидерство, постоянно наращивать свою долю в общемировом объёме добычи урана: если в 2009 году она составляла 28%, то сегодня – уже 40.

По итогам прошлого года, в Республике было произведено 23 800 тонн урана против 22 800 тонн в 2014 году и 22 500 – в 2013-м. Основной объём производства – 55% – приходится на компанию "Казатомпром", которая в качестве национального оператора занимается геологоразведкой, добычей и экспортом урана. Продукция отечественной урановой отрасли в полном объёме ориентирована на экспорт и реализуется в виде сырья – закиси-окиси урана. Казахстанский урановый концентрат идёт в США, Китай, Индию, Южную Корею, Японию, страны Евросоюза, Россию.

Но что с этого Казахстану? Падение (почти вдвое) мировых цен на уран после аварии на японской АЭС "Фукусима-1" ухудшило показатели производителей. Начал ощущать это даже "Казатомпром" с его низкими издержками. А ведь вместо сырья казахстанская урановая промышленность способна поставлять продукцию более высокого передела.

Отметим, что урановая отрасль с развитой инфраструктурой и высококвалифицированными кадрами была сформирована в Казахстане ещё в советский период. Однако в СССР существовал полный ядерно-топливный цикл (ЯТЦ), который состоит из шести основных этапов: добычи руды, конверсии, обогащения, реконверсии и получения диоксида урана, производства топливных таблеток и используемых в качестве энергоносителя для АЭС тепловыделяющих сборок (ТВС).

Из всего этого на территории Казахстана осталось лишь три звена. Связаны они с добычей и производством уранового концентрата, который в основном используется как сырьё для изготовления ядерного топлива. Между тем в структуре стоимости одной тепловыделяющей сборки (а это около 1 млн долларов) на долю закиси-окиси урана приходится лишь около 35%.

Поэтому главная задача "Казатомпрома" – создать недостающие звенья ЯТЦ, что позволит использовать возможности мирного атома для создания новой высокотехнологичной отрасли национальной экономики. Об этом постоянно рассказывает не менее постоянно меняющееся руководство "Казатомпрома". Оно не раз объявляло планы обогащения и производства ядерного топлива для реакторов АЭС в кооперации то с французами, то с канадцами, то с японцами. Тем не менее, Казахстан так и не начал производство готового топлива, поскольку передавать ему собственные высокие технологии ни одна из мировых энергетических компаний не торопится.

Сегодня в Казахстане отсутствует и атомная энергетика, хотя возможность строительства отечественной АЭС обсуждается уже свыше 10 лет. При этом неоднократно изменялись и сроки строительства АЭС, и её месторасположение. Для сравнения: в соседнем Китае, который добывает почти в 20 раз меньше урана, чем Казахстан, первая АЭС, построенная в городе Циншань по собственной технологии, дала промышленный ток ещё в 1991 году.

Сегодня в Китае не только эксплуатируется 30 атомных энергоблоков общей мощностью 28,31 млн кВт, но и идёт строительство ещё 24 энергоблоков. За 2015 год, по данным МАГАТЭ, было введено в строй 10 реакторов (восемь в Китае, по одному – в России и Южной Корее) общей установленной мощностью 10,2 ГВт. По данным МАГАТЭ, в мире работает 442 реактора общей установленной мощностью 384,2 ГВт. Более 70 стран мира начали или планируют строительство энергоблоков АЭС. Ожидается, что к 2020 году будет завершено сооружение около 130 таких энергоблоков, а к 2030 году их число достигнет 300. По данным Всемирной ядерной ассоциации, в 2032 году в мире будет 650 действующих атомных реакторов и объёмы потребления ими урана удвоятся.

Казахстан же так и не начал производство готового топлива для атомных электростанций. Однако эта ситуация, как заявляют в "Казатомпроме", будет меняться. В прошлом году в компании приняли новую стратегию, согласно которой до 2025 года "Казатомпром" должен начать производить конечный продукт – топливо для атомных электростанций. Вместе с тем отметим, что Программой развития атомной отрасли Казахстана на 2010-2014 годы было предусмотрено создание полного вертикально-интегрированного комплекса ЯТЦ. Для этого предусматривалось создать его недостающие звенья – конверсию и обогащение урана, производство ТВС, строительство АЭС.

В течение этих лет подписывались меморандумы и протоколы о намерениях, составлялись "дорожные карты", но в итоге, по данным Счётного комитета, запланированные в программе мероприятия исполнялись "только в части добычи природного урана", а в решении задачи наращивания технологической цепочки и выхода на мировые рынки с продукцией высокого передела значимых подвижек практически не оказалось.

Вместо этого "Казатомпром" (хотя кому, как не ему, знать, что нет пока ничего выгоднее атомной энергетики) ввязался в развитие альтернативной энергетики. К примеру, в 2011 году для производства фотоэлектрических модулей было создано ТОО "Astana Solar". Но продукция завода, уступающая по цене и мощности китайским производителям, не пользуется спросом.

Правда, в конце 2015 года было подписано соглашение между "Казатомпромом" и китайской CGNPC о строительстве в Усть-Каменогорске завода по производству ТВС. Начало строительства запланировано на 2017 год, выпуск продукции – в 2019 году. Остаётся надеяться, что с помощью Китая дело сдвинется с мёртвой точки.

Есть и другие аспекты. В частности, вырисовывается неутешительная картина дефицита кадров для атомной отрасли. В том числе специалистов по проектированию, конструированию и строительству объектов атомной энергетики и промышленности, инженерно-технического персонала АЭС, радиационного материаловедения, ядерной и водородной энергетики, радиоэкологии, ядерной медицины. Поскольку на обучение одного квалифицированного специалиста требуется около десяти лет, то подготовка кадров должна опережать программы разработки и развития технологий, строительства ядерных объектов и их ввода в эксплуатацию. Иначе очередныепланы Казахстана по масштабной диверсификации уранового бизнеса так и останутся лишь на бумаге.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter