Туркменистан, чьи запасы газа уступают в бывшем СССР только России, переориентируется с экспорта сырья на продукты его глубокой переработки. Причиной стало падение доходов от продажи газа, обусловленное резким снижением цены на него в последние годы.

Кроме того, возникли проблемы со сбытом: от импорта туркменского газа отказались Россия и Иран. Единственным покупателем газа остался Китай. Но и здесь свои сложности. Пекин потерял интерес к строительству новой ветки газопровода в Китай – China National Petroleum Corp. и Uzbekneftegaz отложили на неопределённое время строительство газопровода D, который должен был пройти через Узбекистан, Таджикистан и Киргизию.

Пропускная способность действующих ниток (А, В и С) газопровода, по которым туркменский газ через Узбекистан и Казахстан идёт в Китай, составляет 55 млрд м³ газа, но они работают не в полную силу. В прошлом году, по экспертным оценкам, Ашхабад поставил Пекину около 30 млрд м³. Увеличение поставок, если и произойдёт в ближайшем будущем, то не более чем на 5 млрд м³, что не решит проблем туркменской экономики. Тем более что часть денег от продажи газа идёт на погашение многомиллиардных кредитов, выданных Пекином на освоение газовых месторождений и строительство газопроводов.

Ашхабад пытается избавиться от полной зависимости от Китая в этом вопросе, но сделать это ему трудно. Власти Туркмении уже не один десяток лет говорят о грандиозных газовых проектах, которые сделают страну чуть ли не мировым лидером по объёмам газового экспорта. Так было с "пересохшим" Транскаспийским газопроводом, с провалившимся Nabucco… С тех пор ситуация с возможной поставкой газа в Европу еще более усложнилась. В частности, США, раньше поддерживавшие, к примеру, "Набукко", сегодня стремятся "заворачивать" все газовые проекты в Европе, активно навязывая ей свой сжиженный газ.

В этих условиях Ашхабад пытается реализовать проект газопровода TAPI, который свяжет Туркменистан с Афганистаном, Пакистаном и Индией. При общей протяженности 1735 км (200 км по территории Туркменистана, 735 км по территории Афганистана, 800 км по территории Пакистана) его пропускная способность составит 33 млрд м³ газа в год. Для обеспечения мощности газопровода предложено туркменское месторождение "Галкыныш". Ашхабад заявил о начале строительства своей части газопровода и о том, что в 2019 году по TAPI уже пойдёт газ.

Однако газовая магистраль TAPI даже в среднесрочной перспективе вряд ли будет построена из-за ряда факторов. Здесь и усилившиеся индо-пакистанские противоречия, и сложная военно-политическая ситуация в Афганистане, и отсутствие свободных 30 млрд м3 газа у Туркмении. В стране снижаются объёмы добычи: если в 2016 году было произведено 66,8 млрд м3 газа, то годом ранее –69,6 млрд м3. Всё это не делает вложения в этот многомиллиардный проект привлекательными для инвесторов.

Такая ситуация заставляет Ашхабад переориентироваться с экспорта сырья на продукты глубокой его переработки (полипропилен, полиуретан, полиэтилен, синтетическое топливо) и, создав современную нефтехимическую промышленность, повторить удачный опыт Катара.

По словам президента Гурбангулы Бердымухамедова, "сделав ставку на увеличение в экспорте доли продуктов переработки газа, Туркменистан займёт достойное место на ещё более прибыльном рынке газохимической продукции".

Некоторые мощности уже запущены. Так, на юго-востоке страны введён в строй комплекс по производству 400 тыс тонн аммиака и 640 тыс тонн карбамида, 80% продукции которого предназначено на экспорт. Ежегодно будет перерабатываться 500 млн м3 газа месторождений, поставки с которых в Иран и Россию прекратились.

По заключённому с консорциумом компаний Mitsubishi Corporation (Япония) и Gap Inşaat (Турция) контракту в г. Гарабогаз началось строительство комплекса по производству 1,15 млн тонн карбамида в год. Предприятие будет введено в эксплуатацию в середине 2018 года, и вся продукция пойдёт на экспорт.
Практически завершено строительство основных сооружений газохимического комплекса (ГХК) в пос. Киянлы на западе Туркменистана. Мощность переработки 5 млрд м3 природного газа, предприятие будет производить 386 тыс т/год полиэтилена и 81 тыс т/год полипропилена. Проект реализуется госконцерном "Туркменга" в партнёрстве с японской TOYO Engineering и южно-корейским консорциумом в составе LG International и Hyundai Engineering.

Кредитные соглашения на сумму более 2,5 млрд долларов сроком на 10 лет подписаны Госбанком внешнеэкономической деятельности Туркменистана с Японским банком международного сотрудничества, Экспортно-импортным банком Южной Кореи и синдикатом участвующих финансовых институтов Японии, Германии, Франции, Кореи, Китая, Австрии, Швейцарии.

Частью новой туркменской нефтегазовой политики является строительство предприятий, производящих синтетическое топливо по технологии gas-to-liquids (GTL). В Ахалском велаяте республики при участии консорциума японской компании Kawasaki и турецкой Rönesans строится завод, который будет ежегодно перерабатывать 1,8 млрд м3 природного газа и производить 600 тыс тонн бензина марки AИ-92 класса Euro-5, 12 тыс тонн дизтоплива и 115 тыс тонн сжиженного газа. Специалисты датской компании Haldor Topsоe уже ведут монтаж технологического оборудования. Проект стоимостью 1,7 млрд долларов будет завершён к 2019 году. По словам президента Туркменистана, в ближайшем будущем будет дан старт строительству ещё нескольких подобных комплексов.

Создание заводов по производству синтетического топлива позволяет Туркменистану решить проблему с поставками сырья на свои НПЗ.

Дело в том, что крупнейший в стране недропользователь – госконцерн "Туркменнефть" стабильно снижает объёмы добычи. За последнее 10-летие спад достиг 40%, и в 2016 году производство нефти и конденсата составило немногим более 5 млн тонн. Власти вынуждены отбирать всё большие объёмы сырья из госдоли в валютных контрактах по СРП и направлять их на НПЗ.

Планы производства GTL и другие проекты газохимии недвусмысленно свидетельствуют о том, что газовая отрасль Туркменистана (как, впрочем, и Узбекистана) меняет парадигму своего развития. Это тревожный сценарий для газохимической и химической отраслей Казахстана. Дальнейшее затягивание с реализацией проектов в этих отраслях грозит республике потерей возможных рынков сбыта.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter