Но нефтяная независимость продержалась до 2005 года. Из-за ограниченности сырьевой базы в разработку ввели множество небольших месторождений нефти, которые во времена СССР были признаны нерентабельными. И, достигнув в 1998 году пика в 8,2 млн тонн, производство жидких углеводородов стало падать. Так, в 1999 году узбекские нефтяники добыли 8,1 млн тонн нефти, в 2000-м – 7,5 млн. С 2005 года Узбекистан возобновил импорт (в основном из Казахстана) сырой нефти. В 2013 году добыча жидких углеводородов в стране составила около 3 млн тонн, причём на долю собственно нефти пришлось примерно 50% этого объёма.

Отметим, что основное производство нефти и газового конденсата обеспечивалось за счёт эксплуатации единственного крупного месторождения – Кокдумалак. Для увеличения нефтеотдачи в его пласты закачали массу воды, что привело не только к обводнённости месторождения, но и прорыву газа из газовой шапки в нефтяную залежь с вытеснением значительной части запасов из призабойной зоны.

Истощение месторождений ведёт к тому, что одна из ведущих отраслей Узбекистана – нефтегазовая промышленность – стремительно теряет свои позиции, и, похоже, эта тенденция безвозвратна. Узбекская сторона в последние годы перестала публиковать данные по объёмам добычи жидких углеводородов, но, по оценкам британской BP, в 2015 году они не превысили 3 млн тонн, то есть практически вернулись к уровню 1991 года.

Власти Узбекистана пытаются решить проблему дефицита жидких углеводородов как с помощью импорта сырой нефти и нефтепродуктов, так и поиском новых запасов "чёрного золота". С этой целью официальный Ташкент с начала 2000-х приглашает в свои проекты иностранные компании. Однако пока поиск новых запасов углеводородов даёт скромные результаты. В 2015 году в Узбекистане не открыто новых месторождений углеводородного сырья.

В настоящее время жидкие углеводороды помимо "Узбекнефтегаза" получают шесть международных проектов. Наибольшие объёмы конденсата и нефти производят СП "Узбекнефтегаза" с "Газпромом" – "Гиссарнефтегаз" и "Кокдумалак-Газ" – суммарно около 350 000 тонн в год. В основном это конденсат месторождений Бешкентской группы.

Вместе с тем практика свидетельствует о высоких рисках ведения бизнеса в нефтедобывающем секторе Узбекистана. Так, британо-канадская компания Tethys Petroleum, разрабатывавшая месторождение Северный Уртабулак с 2009 года на условиях контракта по повышению нефтеотдачи, проработала на нём до конца 2013 года, увеличив ежегодный объём добычи с 43 000 до 75 000 тонн. Власти обвинили узбекское руководство Tethys в хищении нефти из доли "Узбекнефтегаза", и в начале 2014 года компания ушла из Узбекистана, объяснив это ухудшением условий для бизнеса в республике. О том, что вопрос рентабельности разработки остаточных запасов ключевой для узбекской "нефтянки", говорят и примеры других проектов. В ноябре прошлого года НК "ЛУКОЙЛ" из-за нерентабельности обнаруженных запасов углеводородов вернула узбекской стороне лицензию на проведение геологоразведочных работ (ГРР) на Кунградском блоке, расположенном на северо-западе республики.

Некоторые проекты находятся в неактивной фазе реализации. Так, ещё в 2007 году китайская CNPC и "Узбекнефтегаз" подписали меморандум "О сотрудничестве по увеличению добычи на месторождениях в Ферганском бассейне", предусматривающий доразработку 200 нефтяных объектов с длительным сроком эксплуатации.  Для увеличения дебитов с 1-2 тонн в сутки до 3-6 тонн CNPC должна была вложить около 400 млн долларов, но до сих пор так и не решилась на эти инвестиции.

Тем не менее в текущем году продолжится реализация 14 проектов с участием иностранных инвесторов общим объёмом 16,3 млрд долларов. Проекты будут реализовываться при участии российского "ЛУКОЙЛа", южнокорейских Kogas и GS, китайской CNPC, южноафриканской Sasol.

В частности, "ЛУКОЙЛ" участвует в реализации трёх проектов: "Кандым-Хаузак-Шады", разрабатывает месторождения Юго-Западного Гиссара, а также в составе международного консорциума проводит геологоразведку узбекской части Аральского моря.

В настоящее время разработана программа развития нефтегазовой отрасли Узбекистана на 2015-2019 годы. Однако радикального изменения ситуации в ней не планируется. Документом предусматривается увеличение прироста запасов нефти и газового конденсата до 41,7 млн тонн. Ожидается, что годовая добыча жидких углеводородов достигнет 3,5 млн тонн, но их не хватит даже на обеспечение внутренних потребностей страны. Производство больших объёмов в обозримой перспективе маловероятно.

Доказанные запасы нефти в Узбекистане составляют всего около 530 млн тонн, причём эти скромные объёмы распределены среди порядка 100 нефтяных, нефтегазовых и нефтегазоконденсатных месторождений, что осложняет добычу. Новая программа не спасёт нефтяную индустрию Узбекистана от кризиса, и он обречён на растущую зависимость от импорта нефти и нефтепродуктов из соседних стран – Казахстана, России и Туркменистана.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter