Однако велик риск оказаться у разбитого корыта.

Подписанный более 20 лет назад между Азербайджаном и консорциумом 12 иностранных нефтяных компаний из семи стран "Контракт ХХ века" – СРП по разработке месторождений Азери - Чираг - Гюнешли – не решил основных задач, стоявших перед республикой. Планы по созданию несырьевой экономики, способной сделать граждан страны такими же процветающими, как граждане Кувейта или Норвегии, так и остались на бумаге.

Несмотря на такие плюсы от реализации этого проекта, как рост ВВП, умножение национального бюджета, строительный и инвестиционный бум и так далее, страна не сумела преодолеть ресурсную однобокость развития, а чрезмерная (40% ВВП и до 95% экспорта товаров приходится на нефтяную продукцию) роль углеводородов в экономическом росте вывела страну на путь неустойчивого развития.

За годы нефтяного бума Баку оброс небоскрёбами, кварталами элитного жилья и дорогими отелями. В то же время многие жители почти 10-миллионной страны, по-прежнему живут в бедности. Нефтяная рента укрепила неформальные, построенные на непотизме и коррупции схемы влияния, усилила чувство социальной несправедливости в широких слоях населения страны. Всё это породило азербайджанскую поговорку: "Слово "нефть" принадлежит нам, а её вкус – другим". Другие – это местная олигархия и западные нефтяные компании.

Сегодня экономика Азербайджана испытывает проблемы из-за падения цен на нефть. Причём настолько серьёзные, что Международный валютный фонд предлагает ей помощь. В частности, рейтинговое агентство Standard & Poor`s в текущем году по сравнению с 2014 годом прогнозирует почти двукратное – с 8000 до 4100 долларов – сокращение ВВП на душу населения, рост инфляции с 2 до 15%. Средняя зарплата за этот период с 566 долларов упала до 296 долларов. Вдвое девальвировавший за год манат спровоцировал долларизацию депозитной базы почти до 80%.

Суверенный внешний долг Азербайджана на начало 2016 года составил 6,9 млрд долларов, а долги Госнефтекомпании Азербайджана (ГНКАР) только по евробондам выросли до 2,3 млрд долларов. В результате резкого падения цен на нефть на мировом рынке ГНКАР завершила прошлый год с огромными убытками. Обнулить их удалось за счёт девальвации маната, приведшей к удорожанию валютных активов в пересчёте на национальную валюту.

Безусловно, у властей Азербайджана есть план антикризисных мер. Однако, как пишет председатель журналистской организации "Ени Несил" Ариф Алиев, "он направлен не на развитие экономики, укрепление национальной валюты, а заполнение казны выдавливанием остатков денег у населения в виде огромных штрафов, усиления налоговой дисциплины, кроме того, частичного выведения на свет теневой экономики".

Власти республики в июне намерены провести в Баку всемирный чемпионат: гран-при Европы по гонкам Formula-1. По утверждению властей, мероприятие будет транслироваться по всему миру, благодаря чему Баку будет представлен миру как "современный город с богатым наследием", что в свою очередь "обеспечит долгосрочный экономический рост" стране.

Иностранными кампаниями было подписано 23 контакта на разведку нефти, но они не нашли ни одного нового месторождения в Азербайджане. Тем не менее, основную поддержку экономики Азербайджана, по мнению властей, должны обеспечить новые газовые проекты – "Фаза-2 Шах-Дениза" (стоимость 28 млрд долларов) и "Южный газовый коридор" (20 млрд долларов). Этот тандемный проект имеет огромное значение для Азербайджана и его можно назвать новым контрактом века.

В 2018 году ожидается начало поставок газа в Турцию, а на европейский рынок газ поступит в 2019 году. Контракт по разработке месторождения Шах-Дениз (запасы которого оцениваются в 1,2 трлн м3) продлевается до 2048 года, при этом годовой объём добычи газа в рамках "Шах-Дениз-2" составит 16 млрд м3, из которых 10 млрд будут направляться в Европу, а 6 млрд– в Турцию. В целом же, после начала добычи в рамках "Шах-Дениз-2" общая добыча газа с месторождения составит 25 млрд м3. Из них 9 млрд будет добываться в рамках первой стадии проекта и 16 млрд – в рамках второй.

Но выполнит ли "Новый контракт века" ту миссию, с которой не справился "Контракт ХХ века"?

Основная часть добываемых в Азербайджане нефти и газа приходится на блок нефтегазовых месторождений Азери - Чираг - Гюнешли (АЧГ) и газоконденсатное месторождение Шах Дениз, разрабатываемых ГНКАР совместно с иностранными партнёрами. Запасы блока АЧГ в Азербайджане – государственная тайна, но, по данным зарубежных источников, текущий уровень добычи на нём будет исчерпан к 2019 году.

В середине 1990-х годов запасы АЧГ оценивались в 5 млрд баррелей нефти или 70% от всех нефтяных резервов Азербайджана (для сравнения: запасы казахстанского месторождения Кашаган составляют 13 млрд баррелей нефти). В последние годы объёмы нефтедобычи в республике сокращаются. Так, с 43,1 млн тонн в 2013 году они упали до 41,6 млн тонн в прошедшем. В текущем году добыча прогнозируется на уровне 40,7 млн тонн.

С газодобычей тоже сложная ситуация. Если в 2015 году в республике было добыто 29,74 млрд м3 газа, то в этом году объёмы снизятся до 29,34 млрд м3. При этом заявленный проектный максимум производства газа на Шах-Денизе – 25 млрд м3.

Новые проекты ГНКАР "в режиме экономии средств" отложены. Добыча на старых месторождениях падает. И хорошо, если к 2026 году не провалится ниже 3 млрд м3 в год. Ежегодная добыча попутного газа на АЧГ к этому сроку составит лишь 1-1,5 млрд м3. В итоге получаем суммарный объём – около 30 млрд м3. При этом для внутреннего потребления необходимо свыше 16 млрд м3 в год.

Мощности Южного газового коридора, как утверждают в Брюсселе, к 2026 году будут расширены до 31 млрд м3.Таким образом, для обеспечения собственного и европейского спроса Азербайджану к 2026 году необходимо добывать около 47 млрд м3 газа. Чем восполнить грядущий дефицит в 17 млрд м3?

Добыча газа на Шах-Денизе по проекту "Фаза-3", требующая на его реализацию свыше 12 млрд долларов, может начаться только после 2025 года. Однако этот газ не восполнит ни падающую добычу, ни сокращающиеся доходы. Произведённые на этой фазе объёмы лишь стабилизируют (на уровне 25 млрд м3) добычу газа в рамках всего проекта Шах-Дениз. На иранский газ рассчитывать также не приходится. У Тегерана иные ориентиры: он намерен начать производство и экспорт сжиженного газа.

Из всего этого следует неутешительный для Азербайджана и стран Южной Европы вывод: ЮГК грозит судьба нефтепровода "Баку – Тбилиси – Джейхан", который имея проектную мощность в 60 млн тонн, загружен менее чем наполовину. Низкие котировки и истощение запасов станут шоковой терапией с драматическим падением уровня жизни населения для плотно сидящей на нефтяной игле экономики Азербайджана.

Конец эры большой нефти при отсутствии альтернативных источников экономического дохода, которые были бы сопоставимы с нынешними доходами от экспорта углеводородов, крайне негативно отразится на положении в стране. Яркий пример – Венесуэла, чьё правительство игнорировало развитие несырьевых отраслей, и теперь население пожинает горькие плоды: превышающую 700% инфляцию, обвал национальной валюты, дефицит товаров первой необходимости.

Проблема "конца нефти" актуальна и для нефтедобывающего Казахстана, в котором складывается ситуация аналогичная азербайджанской: падение объёмов добычи углеводородов, проблемы с наполнением бюджета, снижение уровня жизни и на фоне этого реализация амбициозных проектов. Отсюда следует жизненная необходимость диверсификации экономики, её независимость от капризов нефтяного рынка. Безусловно, это требует колоссальных финансовых ресурсов, которых сегодня нет ни у Азербайджана, ни у Казахстана. Но пока ещё есть главное – люди и время. Правда, последнего не так уж много.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter