В соответствии с программой экономического развития Туркмении, до 2020 года предусматривалось доведение уровня добычи газа до 240 млрд куб. м в год. При этом планировалось, что к 2010 году добыча достигнет 120 млрд куб. м, из которых на экспорт будет направлено 100 млрд куб. м. Однако реальные объёмы газодобычи постоянно отстают от запланированных. Это обусловлено неготовностью ресурсной и инфраструктурной базы в Туркменистане к наращиванию этих объёмов. Ашхабаду до сих пор не удалось достичь уровня добычи природного газа в последние годы СССР – около 90 млрд куб. м. Добыча газа в Туркмении в 2014 году составила около 77 млрд куб. м, в текущем году планируется не менее 83,8 млрд куб. м. Объёмы экспорта оцениваются, соответственно, в 46,3 млрд куб. м и 48 млрд куб. м. А ведь в 2013 году планировалось довести добычу до 76,9 млрд куб. м, но она сохранилась практически на уровне 2012 года (69 млрд куб. м).

Ашхабад вынужден умерить свои амбиции и "скорректировать" объёмы добычи до 187,7 млрд куб. м и 230 млрд куб. м. Достигнуть этих показателей планируется лишь к 2020 и 2030 году, соответственно. Но не факт, что и эти показатели не будут пересмотрены. Объёмы поставок в Китай в 2014 году выросли всего на 1,4 млрд куб. м. Видимо, несмотря на торжественный ввод месторождения Галкыныш в эксплуатацию ещё осенью 2013 года, промышленные поставки с него в Китай так и не начались.

Кризис, вызванный резким падением мировых цен на нефть, не обошёл и Туркмению. Доходы, получаемые от экспорта углеводородов (в основном, природного газа), перестали покрывать текущие расходы. Дефицит госбюджета на 2015 год утвержден в размере 3,4 млрд туркменских манатов, то есть около 1 млрд долларов. Снизить его правительство решило путём сокращения льгот и преференций для населения: прежнее бесплатное пользование газом заменили на квоты с оплатой превышающих их объёмов. Более того, не только отменили талоны на 750 литров бесплатного бензина, которые ранее каждые полгода выдавали автовладельцам, но и с января текущего года в 1,6 раза повысили цены на бензин и дизельное топливо. Ликвидированные лимиты на безграничное пользование электроэнергией дополнились двойным ростом тарифов. Это, так сказать, в локальном масштабе.

Президент Бердымухамедов поставил перед правительством и глобальные первоочередные задачи. Среди них ускоренное продвижение новых-старых проектов по экспорту природного газа, а именно газопровода Туркменистан - Афганистан - Пакистан - Индия (ТАПИ) и нацеленного на Европу Транскаспийского трубопровода. Первый рассчитан на транспортировку 33 млрд куб. м газа. Декларированная мощность второго – 30 млрд куб. м. Ориентация на эти проекты понятна.

Сегодня газ экспортируется по трём направлениям: в Россию, Иран и Китай. Однако тенденция такова, что рассчитывать на увеличение объёмов экспорта по первым двум направлениям Ашхабаду не приходится. В последние годы суммарный газовый импорт России и Ирана не превышал 20 млрд. куб. в год. В этом году Россия сократила объём импорта туркменского газа до 4 млрд куб. м. Усыхают и туркменские поставки в Иран: мощности газопроводов используются лишь на треть. В прошлом году было прокачано всего 5 млрд куб. м, а с вводом в эксплуатацию новых фаз собственного месторождения Южный Парс Иран сможет обойтись и без туркменского газа. Более того, после снятия санкций Тегеран сам способен выйти на рынки, как значимый экспортёр.

Таким образом, основным рынком сбыта для газа Туркмении остаётся китайский. И Ашхабад активно наращивает поставки газа по этому направлению. Пропускная способность введённого в строй в декабре 2009 года газопровода Туркменистан - Узбекистан - Казахстан - Китай, к концу 2010 года составлявшая 30 млрд куб. м, к 2015 году (с завершением строительства третьей нитки) достигла 55 млрд куб. м. В следующем году ожидается ввод в эксплуатацию  4-й  нитки  мощностью 25 млрд куб. м.


газ по пути в Китай

Фото teknoblog.ru
Газ по пути в Китай

В итоге, к 2017 году мощность трубопроводной системы Туркменистан - Китай достигнет 80 млрд куб. м, из которых, возможно, около 20 млрд куб. м придётся на газ из Узбекистана и Казахстана. Причём Казахстан сможет экспортировать собственный газ в Китай только после завершения строительства газовой магистрали Бейнеу – Бозой -  Самсоновка (около Шымкента), которая соединит нефтегазовые месторождения Западного Казахстана с трубой Туркменистан - Китай. В перспективе с проектных 10 млрд куб. м  мощности газопровода планируется расширить до 15 млрд куб. м, в том числе за счёт экспорта в Китай газа с месторождений Урихтау и Жанажол.

Несмотря на многолетние (с середины 1990-х годов) межправительственные переговоры, попытки реализовать проекты Транскаспийского трубопровода и ТАПИ остаются безуспешными. Для Транскаспийского трубопровода это обусловлено нерешённостью статуса Каспийского моря: переговоры по этому вопросу стоят на месте, и шансов, что в обозримом будущем ситуация кардинально изменится, практически нет. Для ТАПИ – высокими политическими и финансовыми рисками, поскольку гарантии безопасности трубы на её афганском участке никто дать не в состоянии: ни уходящие американцы, ни местные власти, ни потенциальные получатели газа – Индия и Пакистан. Реализация этого проекта приведёт к войне между талибскими группировками с целью достижения как контроля над трубой, так и противодействия её строительству.

Кроме того, причиной пробуксовки остаётся и отсутствие для обоих проектов необходимых им объёмов, поскольку практически все экспортные объёмы туркменского газа (по крайней мере, в среднесрочной перспективе) закуплены Китаем. Таким образом, в ближайшее десятилетие газовый экспорт Туркменистана будет завязан на китайский рынок, а ТАПИ и Транскаспийский  маршруты останутся для Ашхабада "журавлями в небе".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter