Утверждённые извлекаемые запасы газа в Казахстане составляют 3,9 трлн куб. м, из которых две трети – попутный и 1,3 трлн куб. м – природный газ. Казалось бы, газифицируй страну вдоль и поперёк. Однако существующая система газопроводов обеспечивает голубым топливом только 42% населения. Причём и в газифицированных регионах далеко не все населенные пункты имеют доступ к газу. Не газифицирован и ряд северных и центральных регионов, включая Астану. Для этого требуется строительство и магистральных, и распределительных газопроводов, но их прокладка зачастую экономически не выгодна.

Снять многие проблемы могло бы развитие рынка сжиженного газа: хранение больших его объемов не представляет технических проблем, а доставка автотранспортом позволяет в короткие сроки обеспечить газом удалённые населенные пункты. Однако около 40% добываемого в основном на крупных месторождениях – Карачаганаке (49%), Тенгизе (31%) и Кашагане (14%) – газа сразу же закачивается в пласты для поддержания давления и увеличения добычи нефти. Из всего объёма добываемого газа лишь около 55% является товарным, который поставляется на внутренний рынок и на экспорт. Так, по предварительным данным, в 2017 году валовая добыча газа составила около 48 млрд м3, производство товарного газа увеличено до 29 млрд м3 и сжиженного газа – до 2,7 млн тонн (из которых порядка 1,8 млн тонн экспортировано).

Сжиженный газ выпускают немногим более 10 предприятий, их них всего четыре способны ежегодно производить свыше 200 тысяч тонн, столько же – более 100 тысяч тонн.

Крупнейшим производителем является ТОО "Тенгизшевройл" (ТШО), на которое приходится около половины объёмов выпуска пропан-бутана в стране. В 2016 году ТШО произвело 1,35 млн тонн: 1,23 млн тонн отправлено на экспорт и 125 тысяч тонн поставлено на внутренний рынок. Однако Проект будущего расширения и Проект управления устьевым давлением (ПБР – ПУУД) предусматривают увеличение отдачи нефти на месторождении путём наращивания объёмов обратной закачки газа. Это приведёт к сокращению объёмов перерабатываемого сырья, а значит, и падению объёмов производства сжиженного газа.

Нет позитивных новостей по Карачаганаку. Увеличения добычи на нём в обозримом будущем не ожидается: проектом, находящимся на рассмотрении, предусматривается поддержание производства также за счёт увеличения обратной закачки газа. Поэтому рассчитывать на увеличение объёмов сухого и сжиженного газа, которыми может оперировать другой крупный поставщик – ТОО "КазРосГаз", не приходится.

Жанажольский ГПЗ принадлежит АО "CNPC – Актобемунайгаз", но объёмы добычи у компании стабильно падают, что препятствует наращиванию производства на заводе. Возможен рост на нефтегазоперерабатывающем Карабатанском заводе "Болашак", но данные о производстве на нём сжиженного газа отсутствуют. Главное, что разрабатывающий Кашаган консорциум NCOC для увеличения нефтеотдачи также использует обратную закачку газа, тем самым снижая его коммерческие объёмы.

Не добавляют оптимизма и отечественные НПЗ, на которые сегодня приходится около 15% всего производимого в республике сжиженного газа. Даже после завершения проводимой масштабной модернизации ожидать заметного улучшения в отношении выпуска сжиженного газа не приходится. Так, Павлодарский НХЗ продолжает полностью зависеть от поставок российской нефти. Более того, после выхода к 2020 году поставляющего нефть в Китай трубопровода Сковородино – Мохэ на полную – 30 млн тонн – мощность загрузка ПНХЗ российским сырьем будет осуществляться по остаточному принципу.

Проблемы с нехваткой сырья останутся и у НПЗ в Шымкенте и Атырау. Видимо, не случайно среди их индикативных показателей нет прогнозов по производству сжиженного газа. Таким образом, поскольку в Казахстане около 85% сжиженного газа выпускают предприятия недропользователей, то и перспективы этих переработчиков полностью зависят от ситуации с добычей у материнских компаний, большинство из которых имеют геологические проблемы на месторождениях. А ведь ежегодное потребление сжиженного газа в стране растёт: если в 2016 году было реализовано 720 тысяч тонн, то в 2017-м – 953 тысяч тонн.

Ситуацию усугубляет и продолжающаяся отправка почти 80% производимого в республике сжиженного газа на экспорт. Его везут в Турцию, Россию, Польшу, Таджикистан, Румынию, Китай. Всего в 28 стран. Этим занимаются практически все компании. По данным на 2016 год, "Тенгизшевройл" из произведённых 1,35 млн тонн на экспорт отправил 1,23 млн тонн, "КазРосГаз" – все 272,3 тысячи тонн. Даже компания KazFrac (ТОО "Саутс-Ойл") из выпущенных 5,5 тысяч тонн продала за рубеж 2,7 тысячи тонн. Такая практика ведёт к периодически возникающему дефициту сжиженного газа на внутреннем рынке республики. Для недопущения дефицита власти принимают "всесторонние меры", которые, как правило, завершаются повышением цен. Так, в январе 2017 года оптовая стоимость тонны сжиженного газа была повышена с 23 до 28 тысяч тенге, в июле – до 34,3 тысячи тенге. До последнего времени предельная оптовая цена на сжиженный нефтяной газа в Казахстане устанавливалась ежеквартально.

Однако в Правительстве считают, что стоимость сжиженного газа должен определять рынок, а не государство, и намерены либерализовать внутренний рынок сбыта. Уже в текущем году 20% объёма топлива будет отдано рынку, в 2019 году планируется передать ему половину. В 2020 году государство полностью откажется от регулирования цен на газ. Безусловно, отказ от госрегулирования негативно отразится на розничной стоимости сжиженного газа, приведя к его удорожанию.

Власти намерены довести стоимость сжиженного газа до российского (в 4 раза дороже) уровня и тем самым сократить его экспорт. Не факт, что удорожание позволит добиться топливной самодостаточности, но это однозначно повлечёт за собой серьёзные последствия. В частности, изменение паритета цен на бензин и пропан-бутан, даже если розничные операторы последнего будут работать на минимальной марже. В итоге дальнейшее развитие рынка сжиженного газа в республике может оказаться под угрозой.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter