В начале 1990-х годов в Азербайджане, как, впрочем, и ряде других прикаспийских государств, были сделаны официальные заявления о наличии гигантских запасов углеводородов, которые тогда оценивались более чем в 10 млрд тонн.

Западные инвесторы, соблазнённые заманчивыми перспективами, вложили в разведку контрактных территорий свыше 1 млрд долларов. В сентябре 1994 года был заключён "контракт века" о совместной разработке трёх нефтяных месторождений – Азери, Чираг и Гюнешли (АЧГ– примерно 80% текущей добычи и 5/7 запасов) в азербайджанском секторе Каспийского моря.

Соглашение о разделе продукции (СРП) сроком до 2024 года с Государственной нефтяной компанией Азербайджана (SOCAR) подписали 11 иностранных компаний. К 2000 году было заключено 20 контрактов по освоению каспийских месторождений азербайджанского сектора, из них 12 офшорных. К реализации этих проектов привлечено свыше 30 компаний из 14 стран.


Для транспортировки нефти и газа в рамках СРП были построены нефтепроводы Баку – Супса (1999 год), Баку – Тбилиси – Джейхан (2006 год), газопровод Баку – Тбилиси – Эрзурум (2006 год). Несмотря на то что геологоразведка в стране велась достаточно активно, новых крупных месторождений обнаружено не было.

От 11 перспективных морских СРП осталось лишь два открытых ещё в советское время месторождения: блок Азери – Чираг – Гюнешли (1 млрд тонн нефти и 240 млрд м3 газа) и Шах-Дениз (1,2 трлн м3 газа и 240 млн тонн конденсата). В результате интерес иностранных инвесторов к азербайджанским углеводородам упал. Отметим, что среди 300 компаний-участниц выставки "Нефть и газ Каспия – 2017" не нашлось ни одного инвестора – все оказались поставщиками товаров и услуг.

Давно неактуальна старая бакинская шутка: "Не приезжайте к нам в белых брюках и ботинках – на улицах можно испачкаться в нефти". Снижение нефтедобычи вкупе с истощением запасов и падением цен на нефть привело держащуюся практически на нефтедолларах экономику страны (экспорт с каспийских месторождений обеспечивает около 70% доходов госбюджета) в тяжёлое положение.

По данным SOCAR, в 2010 году объёмы производства нефти составили 50,8 млн тонн, в 2011 году – 45,4 млн тонн, в 2012 году – 43 млн тонн, в 2013 году – 43,15 млн тонн, в 2014 году – 42,02 млн тонн, в 2015 году – 41,57 млн тонн, в 2016 году – 41,03 млн тонн, в 2017 году – прогноз на уровне 38,37 млн тонн: за 10 месяцев текущего года добыто 32,24 млн тонн, что на 7,1% ниже аналогичного показателя годом ранее. Страна, очевидно, прошла свой нефтяной пик, и в дальнейшем добыча будет медленно, но неуклонно падать.

В шестой по величине экономике СНГ обозначились вполне закономерные симптомы кризиса сырьевой экономической модели развития с её крайне низкой долей обрабатывающей промышленности в экспорте, несырьевым ростом в основном за счёт неторгуемого сектора – строительства, сферы услуг и т. д.

Взлетели вверх цены на импортируемое продовольствие и другие товары, резко упали золотовалютные запасы страны, усилился отток капитала. Бюджет 2017 года в долларовом выражении оказался минимальным за последние 10 лет. В прошлом году банковский сектор страны потерял около миллиарда долларов, из-за огромных долгов закрылись и были объявлены банкротами десятки банков. Вследствие высокой инфляции значительно – до 20% – повысился уровень бедности населения, хотя, по официальным данным, он не меняется уже несколько лет, составляя всего 5%. В результате нескольких волн девальвации национальная валюта обесценилась более чем на 50%.

По данным агентства Moody's, внешний долг, три года назад составлявший всего 7% ВВП, достиг почти 20%. Власти, призывающие к диверсификации экономики, не собираются отказываться от своих амбиций по выходу на лидирующие позиции по экспорту газа и за счёт иностранных кредитов продолжают финансировать свою долю в поставках газа на мировой рынок в таких проектах, как TANAP, TAP, Шах-Дениз-2.

Баку, связывая свои экономические перспективы с добычей газа на шельфе и увеличением экспорта газа в Европу, намерен поставлять газ в Европу по планируемым Трансанатолийскому (TANAP) и Трансадриатическому (TAP) трубопроводам, которые образуют так называемый «Южный газовый коридор». Поставки газа (6 млрд м3 в Турцию и 10 млрд м3 в Европу) по этим трубопроводам ожидаются в начале 2020 г.

Между тем можно предположить, что с началом экспорта газа в рамках этих проектов доходы Азербайджана существенно не вырастут. И хотя потенциал имеется, ситуация не столь оптимистична, как её пытаются представить в Баку. Во-первых, для поддержания пошатнувшейся финансовой стабильности страны одного шельфового месторождения Шах-Дениз недостаточно, и надежды возлагаются на разработку таких структур, как «Апшерон», «Умид», «Бабак», «Шафаг-Асиман», «Нахичевань». Однако в их коммерческой рентабельности имеются серьёзные сомнения.

Под вопросом и добыча газа из глубокозалегающих пластов АЧГ: соглашение с иностранными инвесторами по этому проекту не подписано. И это понятно. В условиях нестабильных мировых цен на углеводороды инвесторы не торопятся с реализацией дорогих и технически сложных проектов.
Увеличение же производства товарного газа за счёт снижения объёмов закачки попутного газа в нефтяные пласты приведёт к снижению добычи нефти. Таким образом, шансов на заметное увеличение добычи у Азербайджана крайне мало.

Во-вторых, на начальном этапе иностранные компании должны вернуть свои вложенные в частности в проект "Шах-Дениз-2" инвестиции. В-третьих, в среднесрочной перспективе мировые цены на углеводороды вряд ли резко возрастут. Кроме того, поскольку объёмы газа, которые будут прокачивать по этим трубопроводам, не столь значимы для Европы, то последняя уже не проявляет к ним особого интереса, и сроки ввода проектов могут сдвинуться. Тем более что сейчас Азербайджан сталкивается с нехваткой газа.

Для удовлетворения внутренних нужд стране необходимо 12 млрд м3 голубого топлива, и в 2016 году республика импортировала около десятой части своих нужд. В рамках подписанного в ноябре 2017 года в Москве контракта на рынок Азербайджана планируется поставить 1,6 млрд м3 российского газа.

Таким образом, Азербайджан в газовой сфере перестаёт быть конкурентом России, что явится основой переформатирования энергетики региона. В частности, с высокой долей вероятности Европе придётся смириться с тем, что в случае недозагрузки ТАР заполнять эту магистраль придётся российским газом.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter