Следуя обету воздержания от любых комментариев, кроме Атамбаева и кыргызско-казахстанских отношений, попробую использовать это исключение и упомянуть сегодняшний затор на крупнейшем КПП "Кордай", где сообщают о многокилометровых пробках и очередях по несколько часов.

Официальная причина – проведение "плановой операции по всему периметру государственной границы, в том числе на казахстанско-кыргызстанском участке... для пресечения противоправной деятельности в пограничном пространстве... с усилением досмотра людей и грузов".

Конечно, очень жалко, что в результате страдают простые люди и предприниматели, вынужденные часами стоять на границе. Многие в комментариях считают, что это ответная реакция Казахстана на демарш Атамбаева.

Вместе с тем эта малоприятная операция, помимо официальных целей, может также наглядно продемонстрировать наличие серьёзных экономических издержек у немотивированного конфронтационного поведения в наш адрес со стороны руководства братского кыргызского народа.

Было бы интересно гипотетически оценить, если вдруг конфронтационная линия усилится (что крайне нежелательно!), какие есть взаимные инструменты у наших стран для такого вынужденного «обмена экономическими ударами» и, так сказать, принуждения друг друга к снятию напряжённости?

Со стороны Казахстана – это, конечно, же ограничения на ввоз товаров с территории Кыргызстана по причине наличия серых схем завоза товаров из КНР в Кыргызстан по заниженной стоимости с последующим реэкспортом в РК и РФ. Это актуальная проблема, которая была очевидна ещё при вступлении Кыргызстана в ЕАЭС и которую до сих пор, как я понимаю, не решили.

Ещё в далеком 2015 году я комментировал этот аспект как один из основных рисков членства Кыргызстана в ЕАЭС – приведу пару ссылок:

  1. Forbes.kz от 13 марта 2015 г. – "Рахим Ошакбаев: Чего ждать от вступления Кыргызстана в ЕАЭС" – "При этом сохранятся риски реэкспорта товаров из Китая в Казахстан".
  2. Ratel.kz от 01 июня 2015 г. – "Какие риски есть для Казахстана в связи с тем, что Кыргызстан вступает в союз?" Риски того, что, в первую очередь, через границу Кыргызстана и Китая к нам будет поступать серый нелегальный импорт из Китая, который будет настолько дешевле товаров, которые производятся в Казахстане, что лишит всякого смысла организацию производств в нашей стране. Второе – по ветеринарному контролю тоже есть вопросы. И плюс, безусловно, создание единого рынка рабочей силы также увеличит конкуренцию.

Если попробовать наспех актуализировать доступные данные по текущему масштабу проблемы, то можно увидеть, что идёт заметное увеличение транзита товаров из КНР через Кыргызскую Республику: в 2017 году рост транзита составил 143% от показателей 2015 года. При этом импорт китайских товаров в Казахстан сократился практически пропорционально увеличению транзита китайских товаров в Кыргызскую Республику.

Если же делать сопоставление индексов таможенной стоимости товаров при растаможке у нас и в Кыргызстане, то видно, что таможенная стоимость у наших соседей, зачастую ниже той, которая принимается таможенными органами у нас. В некоторых случаях разница достигает 70% (!) от таможенной стоимости, заявляемой на наших таможнях.

Если попытаться примерно оценить предполагаемые потери общего бюджета таможенных платежей государств – членов ЕАЭС из-за занижения таможенной стоимости в Кыргызстане, то по нашей (Центра прикладных исследований "ТАЛАП") оценке они могут составлять порядка $101,3 млн в год.

Доля Казахстана в общем "котле" сборов – 7,11%, значит, наши потери могут составлять где-то $7,2 млн. Плюс недополученный нами НДС на импорт за счёт оттягивания у нас Кыргызстаном растаможки китайских товаров своими серыми схемами может составлять порядка $155,8 млн.

Итого: наше "дружеское закрытие глаз" на серые схемы растаможки в Кыргызстане может стоить нашему бюджету $163 млн в год, не говоря уже о том, что дешёвые китайские товары, проникающие к нам через территорию Кыргызстана, серьёзно подрывают конкурентоспособность производства аналогичных товаров у нас.

Такую сумму, полагаю, можно потенциально обосновать и предъявить как ущерб от нелегальных таможенных практик, и это может стать достаточным обоснованием для введения специальных защитных мер (safeguard measures) в соответствии с Соглашением о защитных мерах ВТО.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter