Две недели назад в своей колонке «Зимний шопинг с рублём» я сетовал на естественное отставание статистики от реальной жизни. Сейчас этот недостаток уже ликвидируется. По расчётам аналитиков Ranking.kz, только в декабре обменные пункты страны продали населению российской валюты на 88,2 млрд тенге – это из расчёта 3,31 тенге за рубль. В ноябре – при курсе 3,95 тенге за рубль – было скуплено 64,4 млрд рублей. Для сравнения – в декабре 2013 года при курсе 4,78, казахстанцы скупили всего 24 млрд рублей. А ведь ещё были неналичные объёмы, прежде всего у юридических лиц. Очевидно, что вся эта масса ухнула в экономику северного соседа, где казахстанцы активно скупали авто, бытовую технику, недвижимость и прочее. Любопытно, что ажиотаж второй половины осени, когда северные области спешно осваивали торговые точки приграничных территорий России, очень быстро дошёл до южных регионов нашей страны. Южный Казахстан в декабре 2014 года скупил российской валюты в 8,1 раза больше, чем в декабре 2013-го…

Увы, в эти две недели пока не наступило чёткой ясности с перспективами нашего родного тенге. Нет, главы различных государственных ведомств и учреждений не молчали и периодически через СМИ доносили своё видение и даже уверенность в стабильном положении казахстанской валюты. Наверняка больше всего запомнились заявления главы Национального банка Кайрата Келимбетова, где он приводил данные о росте золотовалютных резервов страны (свыше 100 млрд долларов – такого ещё не было в истории Казахстана!). А также его высказывание о том, что если казахстанцы будут хранить свои сбережения на тенговых депозитах (где более привлекательные ставки), то каждый из нас может положить в отечественные банки под гарантии КФГД более 300 миллионов тенге!

Не представляю пока, сколько казахстанцев после этих слов побежали доверять кровные тенге банкирам? Но уже чётко прослеживается тенденция, что сами банки после «зимнего шопинга с рублём» и просадки цен на нефть ниже 50 долларов за баррель стали работать с бизнесом и населением исключительно только по валюте. И это уже не только заявления экспертов, «оппонирующих» главному финрегулятору, но и народных избранников. На минувшей неделе депутат от фракции ДПК «Ак жол» Светлана Кадралиева выступила с депутатским запросом к Нацбанку по поводу прекращения выдачи кредитов в тенге. Мол, в партию поступают многочисленные обращения предпринимателей по поводу того, что банками второго уровня практически прекращена выдача кредитов в нацвалюте. Если что-то и дают, то либо в долларах, либо с привязкой к курсу иностранных валют.

Позволю себе характерную цитату из СМИ по этому поводу (дабы не апеллировать лично к высоким фамилиям). «С. Кадралиева напомнила, что президент Н. Назарбаев поставил задачу не только противодействия инфляции (через переход к инфляционному таргетированию), но и дедолларизации экономики.

Последнее означает отказ от использования доллара США либо иной иностранной валюты в официальных внутренних расчётах и финансовом планировании на территории Казахстана. Однако текущая ситуация на рынке банковского кредитования в предпринимательском секторе показывает прямо противоположную тенденцию: уход от национальной валюты и ещё большую привязку к валюте иностранной», – констатируют депутаты», – конец цитаты.

Между тем, отчасти понимая призыв депутатов к репрессиям против банков-нарушителей, давайте будем помнить, что банкиры – частные игроки большого рынка. И даже, являясь патриотами своей страны, не могут работать в ущерб конкретным хозяйственным интересам.

Если уж государству и начинать изживать повальную долларизацию в нашей жизни, то, наверное, логичнее начинать это с государственных и квазигосударственных структур? По признанию известного экономиста Олжаса Худайбергенова, именно этот приближённый к государству сектор на 50-70 процентов сформировал повышенный спрос на валюту в последний кризисный период. И продолжает держать в ней значительные средства и поныне. Впрочем, учитывая громкие коррупционные скандалы нашей современности, редкий топ-менеджер сейчас рискнёт без прямого указания сверху пойти на такой шаг.

Получается патовая ситуация. И государство, и частники чётко видят, что ситуация может стать крайне болезненной. И Нацбанк, и ведомства прекрасно понимают, «что такое хорошо и что такое плохо», но не демонстрируют способности «установить чёткие правила игры», которых бы придерживались и сами. Частники, включая население, понимая это, будут до конца «включать дурочку» и ждать – что из этого получится? Даже понимая, что этот «итог» может стать просто кошмарным.

В этой ситуации чуть ли единственными экспертами, способными чётко, по пунктам проартикулировать своё видение, стали Олжас Худайбергенов и Ануар Ушбаев из Центра макроэкономических исследований. С чем-то в их концепции проведения дедолларизации и поддержки тенге можно спорить. Но в целом она выглядит достаточно стройной. Правда, воспримет ли её Нацбанк после, того как с января один из авторов предложения отказался от поста советника главы Нацбанка?

…Итак, дамы и господа, февраль-2015 наступил. Многие аналитики и СМИ предупреждали, что в этот месяц может произойти сильный рост девальвационных ожиданий у населения. Это уже само по себе опасно для любой валюты и любой страны. Доживём с 184 тенге за доллар до весны?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter