Подготовка к войне на Корейском полуострове сменилась на подготовку к саммитам, а новостные агентства от обсуждения траекторий полёта баллистических ракет перешли к обсуждению меню на приёмах.

Состоялась встреча лидеров Северной и Южной Кореи – Ким Чен Ына и Мун Чже Ина. Незадолго до неё прошёл визит Ким Чен Ына в Китай (первый зарубежный визит в качестве главы государства). Идёт подготовка к встрече северокорейского лидера с американским президентом.

При освещении межкорейского саммита СМИ использовали такие обороты, как "открыл новую эру", "важнейшие договорённости" и т.п. В действительности же новизна всего происходящего весьма условна. Встречи лидеров двух Корей уже происходили – в 2000 году с участием президента Ким Дэ Чжуна (он, кстати, получил за это Нобелевскую премию) и в 2007 году с участием президента Но Му Хёна. Со стороны Севера в обоих случаях был Ким Чен Ир, так что нынешний лидер КНДР в вопросах межкорейского диалога никакой не новатор, а идёт тропой родного отца.

Содержание совместного заявления на нынешнем саммите было таким же, как и на двух предыдущих: денуклеаризация, сотрудничество, железнодорожное сообщение, да и мир надо бы заключить, наконец. Если же вспомнить о том, как развивались события после двух предыдущих саммитов, то причин для оптимизма почти не останется.

Что касается возможных сценариев развития ситуации на Корейском полуострове, то все они были рассмотрены экспертами ещё в 2000 году, и основные выводы, сделанные тогда, практически не изменились.

Первое. Возможность появления единой Кореи с ядерным оружием ("придание" КНДР) и мощной современной экономикой Южной Кореи. Кореи, способной бросить вызов не только Японии (национализм и антияпонские настроения – это то, что действительно объединяет Юг и Север Кореи даже сегодня), но даже Китаю и США.

Вероятность – крайне низка. На практике может быть реализован лишь сценарий поглощения Севера Югом, что потребует от южан готовности пожертвовать нынешним уровнем благосостояния. Но к этому они, как показывают социологические опросы, не готовы.

А создания единой Кореи с ядерным оружием не допустят ни США, ни Китай.

Второе. Появление нового транспортного коридора в Европу, который отберёт южнокорейские грузы у морских перевозчиков.

Вероятность – нулевая. Восстановление железнодорожного сообщения между Югом и Севером будет иметь чисто локальное значение. Уже после выхода на территорию Китая этот маршрут попадёт в систему железнодорожных перевозок с чрезвычайно высокой загруженностью, где места для новых составов практически нет.

Третье. В краткосрочном плане – выведут ли американцы свои войска с Корейского полуострова в случае объединения?

Вероятность – крайне низка. Напротив, следует ожидать, что американские военные базы будут развёрнуты в северной части полуострова, вблизи границ с Китаем и Россией.

Складывается впечатление, что Ким Чен Ын, подобно крошке Цахесу, заколдованному доброй феей, в один миг превратился из кровожадного диктатора во всеобщего любимца, несущего корейцам и всему миру свет надежды на мир, благополучие и объединение Кореи.

При этом программу создания ядерного оружия он уже успешно завершил, поэтому от новых испытаний можно и отказаться. А полная денуклеаризация Корейского полуострова может стать темой для переговоров с США и МАГАТЭ на долгие годы.

При этом Трамп может считать, что умиротворение страны-изгоя – это его личная заслуга и готовиться к получению Нобелевской премии мира.

Что считает президент Южной Кореи, мало кого интересует, в данной ситуации он воспринимается основным миром в роли американской марионетки. Можно лишь отметить, что он пытается одновременно поддерживать и тему объединения Кореи, что ему диктует конституция его страны, и тему необходимости присутствия в его стране американских войск, что ему диктует Вашингтон.

Куда важнее то, что обо всём этом думают в Пекине. Есть основания считать, что именно он является постановщиком пьесы с символическим перешагиванием границы, посадкой сосны, рукопожатием и пафосными заявлениями. Именно с ним согласовывает Пхеньян сценарий саммита Ким – Трамп.

Если не отвлекаться на звуковые и визуальные эффекты, которыми сопровождался саммит, то мы увидим столкновение двух моделей безопасности и сотрудничества для Северо-Восточной Азии.

Одна из них – американская. Она строится вокруг военного присутствия США во всех странах региона, кроме Китая. И тезиса, что только США способны защитить Японию и Корею от китайской угрозы.

В американской модели до недавнего времени Северная Корея была необходимым элементом, так как военная угроза с её стороны была основным фактором, позволяющим организовать военное сотрудничество Сеула и Токио, отношения между которыми всегда были и остаются крайне сложными.

Рупором взглядов и подходов, лежащих в основе американской модели, сегодня стал южнокорейский президент. Он, в частности, заявил, что американские войска останутся в Республике Корея даже в случае подписания мирного договора с КНДР, поскольку они помогают выстраивать отношения с Китаем и Японией.

Модель региональной системы безопасности и сотрудничества, продвигаемая Китаем, основана на формуле "вопросы азиатской безопасности должны решаться самими азиатами". То есть Соединённым Штатам места в этой модели нет.

У Китая нет своих войск ни в Северной, ни в Южной Корее. Зато Китай является главным торговым партнёром не только КНДР, но и Южной Кореи. Так, экспорт в Китай составляет 26% (124 млрд долларов) от всего южнокорейского экспорта, а экспорт в США фактически вдвое меньше - 14% (66,7 млрд долларов). Та же ситуация с импортом – из Китая 22% (93,7 млрд долларов), из США – лишь 11% (42,2 млрд долларов). А экономические рычаги в современном мире часто куда эффективнее военных.

Казахстан не имеет каких-то особых геополитических или торгово-экономических интересов в Северо-Восточной Азии. Он не продвигает свою модель безопасности и сотрудничества для этого региона. Зато у нас есть готовый инструмент, который как нельзя лучше подходит для обсуждения такой модели и даже может стать базой для её практической реализации.

Это Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). Наша страна выступила его инициатором ещё в 1992 году, первый саммит прошёл в 2002 году. Сегодня членами СВМДА являются 26 стран, в том числе Южная Корея. КНДР участвовала в процессе подготовки Совещания, но затем вышла из него. Председателем СВМДА до конца этого года является Китай, но секретариат организации находится в Астане.

В рамках СВМДА разработаны и приняты такие уникальные документы, как Каталог мер доверия, позволяющий перевести в практическую плоскость заявления о мирном сосуществовании. Укреплению доверия в Северо-Восточной Азии посвящён отдельный пункт декларации Четвёртого саммита Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (Шанхай, 2014).

Словом, осталось только принять КНДР в СВМДА и передать председательство в Совещании Южной и Северной Корее одновременно (по принципу совместного участия в Олимпийских играх).

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter