Осторожно: братская Турция!

Фото с сайта restproperty.ru
Фото с сайта restproperty.ru

Турция пытается решить свои экономические проблемы за счёт Казахстана.

На прошлой неделе подготовка к визиту Нурсултана Назарбаева в Турцию вступила в завершающую фазу.

Судя по предварительным заявлениям со стороны официальных лиц обеих стран, этот визит станет не просто демонстрацией дружбы, братства, культурно-исторической общности и высокого уровня межгосударственных отношений.

Следует ожидать, что центральным пунктом встречи станет развитие торгово-экономического сотрудничества. Будут озвучены цифры, указывающие на масштабность принятых программ и амбициозность поставленных целей. Так, Эрдоган уже заявил, что надо довести двусторонний товарооборот до 10 миллиардов долларов в год. А в казахстанских СМИ приводился внушительный список турецких компаний, работающих в Казахстане и намеренных наращивать свои инвестиции.

Не исключено, что уровень стратегического партнёрства, который Астана и Анкара продемонстрируют в ходе предстоящей встречи, вызовет в Москве очередной приступ тревоги и страха перед призраком пантюркизма.

А мы, со своей стороны, отметим про себя (а в узком кругу – и вслух), что на России и Китае свет клином не сошёлся, что есть у нас торгово-инвестиционная альтернатива в лице братской Турции, где темпы экономического роста, между прочим, составили в прошлом году 7,4%. Китай же еле дотянул до 6,9%, а про Россию лучше и не вспоминать.

Увы, всё не то, чем кажется.

Сегодня Турция нуждается в помощи Казахстана куда больше, чем мы – в турецких инвестициях.

Во-первых, турецкому президенту крайне нужна политическая поддержка такого авторитетного и уважаемого в Турции лидера, как Нурсултан Назарбаев.

На днях Эрдоган объявил, что 24 июня пройдут досрочные президентские и парламентские выборы. По оценкам экспертов, сегодня уровень поддержки Эрдогана недотягивает и до 50%.

Нетрудно предсказать, что отношение Европы к этим выборам будет, мягко говоря, скептическим. У Европарламента, в отличие от НАТО, Турция числится не в союзниках, а в нарушителях норм демократии и свободы слова. Схожее отношение к этим выборам будет и в Вашингтоне.

Тем более что днём ранее турецкое правительство в очередной раз продлило на три месяца режим чрезвычайного положения, введённый летом 2016 года после попытки государственного переворота.

На этом фоне визит казахстанского Президента неизбежно станет важным элементом предвыборной кампании.

Во-вторых, популярность Эрдогана пусть и относительная (до уровня поддержки Назарбаева или Путина ему далеко), все последние годы обеспечивалась экономическим ростом.

Но сегодня экономика Турции находится на грани кризиса и остро нуждается во внешней поддержке.

Упоминавшийся выше рост ВВП в прошлом году был связан с увеличением экспорта за счёт стремительного удешевления национальной валюты – лиры, масштабной программой кредитования национальных компаний и принятием новой методики подсчёта ВВП (именно она, по мнению ряда экспертов, стала решающим фактором экономического роста).

В итоге экономика страны оказалась перегрета, дефицит платёжного баланса увеличивается, турецкая лира дешевеет, а инфляция растёт (10,23%).

В Турции сегодня три с половиной миллиона безработных – каждый девятый из числа трудоспособного населения. И их число будет расти, потому что ежегодно в стране появляется один миллион новых работников, а рабочих мест создаётся существенно меньше.

Поскольку Эрдоган за последний год испортил отношения и с Евросоюзом, и с его отдельными членами, Турция вряд ли может рассчитывать на помощь европейских партнёров.

Для предотвращения "жёсткой посадки" экономики Анкара предприняла ряд нетривиальных шагов.

Во-первых, Центральный банк Турции вернул свой золотой запас, ранее находившийся в федеральной резервной системе США – 220 тонн золота.

Во-вторых, Турция стала торговать своим гражданством. С января прошлого года для его получения необходимо приобрести недвижимость на сумму один миллион долларов (возможны и другие способы, но они сложнее и затратнее).

Но турецкое гражданство большим спросом пока не пользуется – инвестиции в недвижимость выросли незначительно, и сейчас в парламенте рассматривается вопрос о том, чтобы продавать его подешевле – за 300 тысяч долларов.

В-третьих, Анкара активизировала экономическое сотрудничество с Россией, Азербайджаном и Центральной Азией.

Конечно, АЭС "Аккую", газопровод "Голубой поток" и азербайджанские инвестиции в турецкую нефтехимию намного масштабнее проектов Турции в Центральной Азии. Но и их политическая цена куда выше. Это решение сирийского вопроса и укрепление позиций на Ближнем Востоке для России, поддержка в конфликте с Арменией – для Азербайджана.

В случае с Казахстаном ставки не столь высоки. Отношения двух стран основаны на общей истории, языке и духовном богатстве. Это всё хорошо, но базой для экономического сотрудничества не стало и не станет. Не слишком помогут и всевозможные дорожные карты, программы сотрудничества и другие подобные документы.

Вот пример. И во время визита Эрдогана в Астану в сентябре прошлого года, и сегодня часто вспоминают программу двустороннего сотрудничества "Новая синергия". Причём так, словно её совсем недавно подписали лидеры Казахстана и Турции. Между тем программа эта была принята ещё в мае 2012 года, и в прошлом году пора было подводить её итоги за 5 лет, чего никто делать не стал. Почему?

Хотя бы потому, что в ней обозначена цель – достижение между двумя странами до 2015 года товарооборота в 10 миллиардов долларов. А в 2017 году товарооборот между Казахстаном и Турцией составил 1,9 млрд долларов. В пять раз меньше намеченного. Такая вот синергия. Между прочим, не помогли даже санкции, введённые Москвой против Турции в 2015 году.

Турция сегодня заинтересована в том, чтобы:

  • больше продавать, меньше покупать;
  • вывозить за границу излишки трудовых ресурсов (особенно из перегретого строительного сектора);
  • привлекать в страну зарубежные инвестиции.

Готовы ли мы открыть свой рынок для турецких товаров, принять турецких строителей и покупать турецкое гражданство?

Читайте также