Ещё не улеглись сентябрьские слухи о том, что Кайрат Келимбетов в ближайшее время покинет свой пост, как он действительно оказался освобождённым от должности главы главного финансового регулятора страны.

Но вот что странно. Получается, отставка г-на Келимбетова, ожидавшаяся ещё в сентябре, действительно была фактически предрешена. Отечественные политологи уже успели проанализировать ситуацию, выделив в своих предположениях несколько основных моментов.

Так, к примеру, экономист Пётр Своик видит причину отставки в том, что г-н Келимбетов фактически исчерпал свой публичный ресурс, став фигурой отрицательного плана. А политолог Максим Казначеев делает упор на ошибке экс-главы Нацбанка, который допустил публикацию списка БВУ, якобы занимавшихся валютными спекуляциями (доллар/тенге).

Наконец, эксперты сходятся во мнении, что свою роль в происходящем сыграла обострившаяся борьба за активы Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ). И поскольку ими управляет Нацбанк, соответственно, лакомым куском автоматически становится кресло главы финрегулятора. Последняя версия действительно имеет под собой основания, поскольку как раз накануне своей отставки, на исходе октября, Кайрат Нематович на встрече с алматинскими журналистами пояснял, что БВУ уже в следующем году могут получить дополнительную ликвидность за счёт средств ЕНПФ.

"В следующем году мы ожидаем, что будет возможность перераспределить около триллиона тенге из пенсионных накоплений. Из них 400 млрд пойдут на финансирование дефицита бюджета, и 600 млрд мы предлагаем Правительству, нацхолдингам и банкам для оживления экономики", – отметил тогда Келимбетов.

Между тем, позволю себе напомнить, что ещё до прихода Келимбетова (октябрь 2013 года) на пост председателя Нацбанка, злые языки поговаривали о том, что именно ему предстоит выполнить некую "грязную" работу.

Заняв кресло главы финрегулятора, Келимбетов проводит две одномоментные девальвации тенге – в феврале 2014 года и в августе 2015 года. Правда, в 2014 девальвация называется весьма корректно – необходимой "корректировкой" курса в связи с неблагоприятной конъюнктурой на мировых рынках, снижением цен на экспортное сырьё и ослаблением российского рубля. В результате курс доллара по отношению к казахстанской валюте подскочил сразу со 155 до 185 тенге. Именно тогда и появилось в народе и прессе выражение, обличавшее г-на Келимбетова, но при этом наглядно демонстрировавшее особую любовь населения к этому чиновнику. Люди говорили: "Стоит увидеть на экране улыбающееся уверенное лицо Кайрата Нематовича, как немедленно начинаешь хвататься за карманы, дабы из них ничего не пропало". Но судя по тому, как резко вниз расширился обозначенный валютный коридор, стало ясно, что команда фокусников г-на Келимбетова рвётся во что бы то ни стало укрепить тенге за счёт ослабления доллара, и таким образом попытаться реализовать политику дедолларизации отечественной экономики. Однако всё это выяснилось позже. В самом начале действий г-на Келимбетова и его команды было откровенно непонятно, какая была необходимость ослаблять валюту, если спустя время принимается волевое решение, позволяющее отыграть это снижение назад. Одно из предположений, выдвигаемых в качестве версий, как раз и подтверждало ту самую - о "грязной работе".

В частности, так называемые независимые эксперты полагали, что решение о девальвации было политическим, а Кайрат Келимбетов быль лишь главным исполнителем оного, а заодно и "козлом отпущения".

Однако предпринятые регулятором меры всё же оказались недолговременными. Поэтому в августе этого года Правительство и Нацбанк вновь выступили с громким заявлением. Было решено отказаться от политики поддержания валютного курса, и провозглашён переход к инфляционному таргетированию, которое априори подразумевает более гибкое курсообразование. Тенге был отпущен в свободное плавание. Результатом этой политики стал резкий рост американского "зелёного". За один день, 20 августа, тенге потерял по отношению к доллару около 30% своей стоимости.

Принесла ли эта политика определённо положительные моменты, сказать трудно. По утверждению г-на Келимбетова, если говорить об инфляционном таргетировании, переход был осуществлён вовремя, а любая "задержка угрожала бóльшим давлением на систему". При фиксированном курсе доллар/тенге Нацбанк не мог каждый день объявлять новую девальвацию, поэтому и было принято решение о переводе тенге в свободное плавание. Но и здесь всё пошло не так, как планировалось. "Когда в тот злополучный день (16 сентября. – Авт.) 20 млн долларов пытались увести курс за 300 тенге, мы посчитали: настало время нам вмешаться", – признался журналистам г-н Келимбетов. И опять возникает подозрение о той самой возне бульдогов под ковром. Получается, что Кайрату Келимбетову просто не повезло - вылететь на обозрение под всеобщее улюлюканье. Ведь если некто пытался спекулировать на валютном рынке, создавая ажиотаж, под ножом гильотины общественного мнения оказывалась одна его, Кайрата Нематовича, голова. Как признавал сам Келимбетов, всё дело в том, что валютного дефицита у нас просто нет, ибо естественным поставщиком долларов на рынок является государство в лице Нацбанка, Нацфонда и нацкомпаний-экспортёров. Нацфонд ежегодно конвертирует в бюджет 9 млрд долларов. Ещё 3-4 млрд идут по программе "Нурлы Жол". 2-3 млрд долларов по решению совета по управлению Нацфондом – "КазМунайГазу", "Самрук-Казыне" и прочим. В общей сложности 15 млрд долларов – это большое предложение для валютного рынка и более чем достаточное.

Есть и ещё один, пожалуй, положительный момент, к которому стремился глава финрегулятора. Напомню, в эксклюзивном интервью одному из казахстанских телеканалов, он отметил, что "политика, которой придерживается Нацбанк, – это не допустить роста цен" и добиться 3-4-процентной инфляции к 2020 году. Срок, конечно, немалый. Но почему бы не предположить, что к 2020 году мы достигнем такого порога? Правда, пока до него, конечно, далеко. Ведь, согласно данным Комитета по статистике, инфляция в стране в октябре 2015 года составила 5,2%, а цены на товары и услуги увеличились на 0,6-2%. Но, как говорится, всё ещё впереди.

Правда, г-ну Келимбетову эти лавры явно не достанутся. Скорее, его преемнику, перед которым, кстати, поставлена задача повысить доверие к Нацбанку и нацвалюте, решить вопрос с дефицитом тенговой ликвидности и объёмом кредитования экономики. Что же касается г-на Келимбетова, то здесь всё ясно. Мавр сделал своё дело - мавр может уходить. Несмотря на все попытки, Кайрату Нематовичу, увы, так и не удалось оказаться в числе самых лучших глав центральных банков. Как писал ранее informburo.kz, в прошлом году Кайрат Нематович получил рейтинг "С", в этом – "В-". Но зато за свою недолгую карьеру в Нацбанке он успел стать героем мемов, шуток, а также главной фигурой для обвинений в низком уровне жизни простых людей и предпринимателей. 

О том, кто ещё занимал пост председателя Национального банка в разные годы независимого Казахстана и чем запомнились те, кто был у штурвала главного финансового института страны, читайте в обзорном материале "Семь "камикадзе", которым довелось порулить Нацбанком". 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter