Как КТЖ поглощала поступления из Нацфонда?

Политолог Газиз Абишев обеспокоен тем, что в железную дорогу вкачиваются миллиарды народных тенге.

Ещё одним адресатом распыления средств Национального фонда всегда была национальная компания "Казахстан темир жолы". Один из крупнейших работодателей (1% трудоспособного населения страны), стратегический актив страны, располагающийся на пути из Европы в Азию и обратно, КТЖ всегда пользовалась благосклонностью правительства.

Сколько именно КТЖ получила из Нацфонда (в виде прямых трансфертов и через скупку долговых бумаг), сказать сложно.

В период кризиса 2008 года правительство расшвыряло деньги направо и налево на поддержку госкомпаний так, что тогдашнему главе государства пришлось признать, что "деньги исчезли в неизвестном направлении".

В 2015 году КТЖ получила из Нацфонда 50 млрд тенге на погашение внешних долгов. А в 2019 году, не успел Аскар Мамин стать премьер-министром, как КТЖ разместила долгосрочные облигации на 40 млрд тенге под 2%, то есть фактически получила бесплатные деньги.

Аналитики пришли к выводу, что купить облигации одним лотом мог только Нацфонд. И это только отдельные кейсы, характеризующие общую картину вливаний средств фонда будущих поколений в КТЖ.

Отметим, что КТЖ брала деньги и у частных инвесторов. Но делать это могла только потому, что за её спиной всегда маячила бездонная государственная кубышка. "Государственная поддержка остаётся основным фактором, гарантирующим возврат средств инвесторов", – отмечали аналитики в своих докладах.

Что же в итоге? Смогла ли КТЖ конвертировать национальное богатство в превращение себя в высокоэффективный транспортно-логистический актив? Нет.

По состоянию на конец 2021 года максимальная скорость локомотивов составила 160 км/ч, в то время как в соседнем Узбекистане они разгоняются до 250 км/ч. Почти половина (если не более) вагонов используется с прошлого века. Долг компании приближается к 2 трлн тенге.

Что тут доказывать, все видят, какие проблемы у КТЖ как с пассажирским, так и с грузовым сервисом. Китайские партнёры не устают предъявлять претензии по поводу санитарных процедур, что называлось одной из причин транспортной квазиблокады, организованной Китаем в прошлом году.

Что творится в КТЖ с меритократией, бонусами топ-менеджменту, государственными закупками, расходами на непрофильную деятельность – и вовсе не разобраться.

Президент Токаев предложил трансформировать КТЖ в транспортно-логистическую компанию, расширив её мандат. Это можно сделать. Но сначала необходимо провести аудит: что творилось с компанией последние полтора десятилетия, как она поглощала поступления из Нацфонда, что с ними делала и каким образом возвращала стране – прямо или косвенно, и возвращала ли вообще.

Опубликовано на странице Газиза Абишева в Facebook


Читайте также:


Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Новости партнеров