В экономической истории прошлого века зафиксирован достаточно любопытный факт. 

Когда в середине XX столетия случился переход от тоталитарного режима в Центральной Европе и Восточной Азии к демократическим принципам управления, по истечении десятка лет мир познакомился с немецким и японским экономическим чудом. Но никто не увидел, скажем, русского или польского чуда, когда перестал существовать СССР и страны социалистического блока встали на иной путь развития. 

Парадокс, но в основе чуда экономического лежит нечто, выходящее далеко за пределы экономики и скрывающееся в душе человеческой. В частности, высокий уровень доверия в обществе толкает экономику вперед. И это факт.

Придя в мае 1979 года к власти в Великобритании, Маргарет Тэтчер вывела страну из крутого пике. В 60-70-е годы в  стране, ещё недавно вместе с союзниками разгромившей фашизм, начали падать темпы экономического роста, а фунт потерял статус мировой резервной валюты. Проблема была в том, что некие группы в британском обществе замкнули всю экономику на себя, поставив интересы личного обогащения выше интересов Короны. Это фактически и остановило развитие страны.

Американский экономист Мансур Олсон назвал это явление "социальным склерозом", а применительно к Великобритании – "британской болезнью".

Всякий раз, когда небольшие группы людей или отдельные лица, обладающие определённым могуществом, ставят свои интересы выше интересов других людей, тянут одеяло на себя, когда здоровый прагматизм подменяется паразитизмом, алчностью в межличностных отношениях – мы наблюдаем торможение экономического развития и проявление социального склероза. Экономика буксует или, того хуже, вообще глохнет. Да что там экономика – всё общество.

Между тем в Германии и Японии, проигравших войну и понёсших в итоге колоссальные экономические потери, за 10-15 лет до явления того самого экономического чуда начали всходить ростки взаимоуважения и доверия людей друг к другу. Простой народ так устал от войны, что пацифизм расцвел пышным цветом, подтолкнув людей к вечным человеческим ценностям: добру, истине, красоте, любви, поиску смысла жизни, в таких нравственных категориях, как честь, благородство, достоинство, свобода, самоценность каждой личности.

Это работает следующим образом:  вырастает уровень взаимного доверия людей и увеличиваются масштабы общественной деятельности, появляются крупные общественные организации, возникают переговорные площадки. Затем накопленный социальный капитал толкает экономику к развитию. 

Теперь о Казахстане и о проявлении "социального склероза" в нашем обществе.

Ценности, исповедуемые массами, определяют траекторию движения государства. В первую очередь необходима, образно говоря, модернизация мозга и только потом модернизация экономики – это доказанная исторически формула.

Между тем, наша страна находится на ценностной карте мира в одном ряду с Индонезией, Кыргызстаном, Ливаном и Бахрейном. Составленная согласно методике Инглхарта-Вельцеля (www.worldvaluessurvey.org), эта необычная карта указывает на то, что наши ценностные ориентиры близки к тем, что формируются в группе стран африкано-исламской культуры. 

В основе определения упомянутого индекса лежит реальный, репрезентативный опрос жителей исследуемой страны, который показывает подлинную картину жизни людей, их чаяния и настроения.

Если сравнить казахстанцев со шведами, сингапурцами, немцами и голландцами в соответствии с различного рода показателями доверия и уважения между людьми, то можно увидеть изнаночную сторону казахстанской души.

Казахстанцы относительно жителей других стран чрезвычайно осторожны во взаимоотношениях с людьми. Практически 65% нашего населения склонно к тому, что нужно быть крайне осмотрительным в общении с другими людьми: дескать, обмануть могут. Для примера, в Швеции и Голландии людей с такой жизненной позицией в два раза меньше.     

Более других в нас сидит эта уверенность в том, что люди хотят нас обмануть, причём опасность эта, по нашим представлениям, исходит именно от наших соотечественников, то есть от тех, с кем мы работаем бок о бок.  

Нас можно назвать людьми с высокой моралью, так как мы верим в существование Бога, но в то же время мы в этом скорее "пофигисты", ведь в существование ада или наказание за содеянные поступки мы верим в гораздо меньшей степени.   

Глядя на описанную выше картину, можно ли сказать, что у среднестатического казахстанца проявляется "социальный склероз" или "казахстанская болезнь"? Впрочем, это вопрос риторический, так как ответ на него ясен. 

Выходит, всё что нам нужно – это вера и доверие. Так мало. И в то же время так много. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter