Председатель Национального банка Казахстана Данияр Акишев, выступая на минувшей неделе на расширенном заседании Правительства, заявил: "Я считаю, что первое, с чего мы должны начать, – это восстановить доверие к Национальному банку. Первое направление – это информационная политика: это наша открытость обществу, наша готовность объяснять все факторы, которые влияют на курс, на инфляцию и на наши действия. Мы планируем максимально освещать нашу работу в Парламенте, Правительстве, СМИ. Я, мои заместители, руководство подразделений будут постоянно присутствовать в СМИ и разъяснять обществу, что происходит".

Это заявление Акишева особенно ценно тем, что председатель Национального банка, говоря о доверии, начинает с информационной политики и общения с населением. Насколько эти слова перерастут в действия, станет видно уже скоро.

Однако справедливости ради стоит отметить, что вопрос о доверии может быть поставлен по отношению к любому министру и к возглавляемому им министерству.

Выступление, комментарий, реплика любого чиновника, уполномоченного на это, ценны тем, что они формируют ожидания населения, подсказывают курс движения, так сказать. Тоже непонятно.

Образно эту ситуацию можно сравнить с автогонками, где есть водитель, а есть штурман. Так вот, водитель – это каждый из нас, а штурман – это тот или иной уполномоченный чиновник. Штурман говорит куда следовать, а водитель совершает движение. Что в этой аналогии подкупает? А то, что жизнь первого зависит от второго и наоборот. Однако лишь единицы в нашей стране задумываются о том, что существует такая модель взаимодействия.

В 50-х годах прошлого века в экономической науке произошла настоящая революция. В моделях, описывающих функционирование экономики, появилась такая составляющая как ожидания.

Для начала монетарист Милтон Фридман наряду с другими представителями этой школы утверждал, что ожидания населения, предприятий и других участников экономической системы (экономических агентов) очень важны. Одни только ожидания могут превратить в ничто самые эффективные реформы правительства или же, наоборот, самостоятельно реабилитировать экономику в сложные времена. Фридман и компания считали, что население имеет "адаптивные ожидания", то есть в принятии решений руководствуется своим прошлым опытом. Например, если председатель центрального банка заявляет, что девальвации национальной валюты не будет, а через несколько дней валюта всё-таки падает, то при следующих подобных заявлениях руководства ЦБ мы послушаем и сделаем наоборот.

Затем в 1971 году известный ученый Роберт Лукас развивает в противовес монетаристам теорию "рациональных ожиданий". Экономист утверждает, что человек может использовать всю имеющуюся информацию и на этой основе делать правильные прогнозы и принимать правильные решения. Рассмотрим снова пример с девальвацией и центральным банком. Услышав такое заявление, мы бы с вами безотлагательно прочитали несколько умных статей, посмотрели бы на статистику и поняли бы, что курс национальной валюты вскоре непременно будет ослаблен. Таким своим поведением мы бы сломали планы центрального банка и спровоцировали его на другие действия.

Однако стоит заметить, что теория рациональных ожиданий была несколько доработана позже, а Роберт Лукас в 1995 году получил Нобелевскую премию по экономике "за развитие и изменение гипотезы рациональных ожиданий, изменение основ микроэкономического анализа и точки зрения на экономический анализ".

Несколькими годами позже появился находящийся до сегодняшнего дня в мейнстриме экономической теории принцип "почти рациональности", который лежит в основе экономической школы "новых кейнсианцев". Чтобы понять мощь и влияние принципов этой школы, замечу, что Национальный экономический совет, входящий в состав Администрации президента США, в основном состоит из "новых кейнсианцев", а их идейный лидер Грегори Мэнкью возглавляет Национальное бюро экономический исследований США.

Так вот, принцип "почти рациональности" говорит о том, что мы с вами рациональны и при принятии решений руководствуемся интересами своей семьи, окружения или компании. Интересы государства нас мало беспокоят, так как "своя рубашка ближе телу".

Все эти три упрощенно представленные формы проявления ожиданий играют важнейшую роль в экономике государства. Они определяют действия правительства и центрального банка, мешают им или же, наоборот, помогают. В итоге существует только один выход – согласовать действия государственного аппарата с ожиданиями, так сказать, взаимонастроиться. Это можно достичь только при помощи открытой политики, в рамках которой объясняется каждый шаг и простым, доступным языком доносится его необходимость.

Для чего, собственно, полезен этот пересказ учебника по макроэкономике? А для того, чтобы показать, что учёт ожиданий в экономической политике является нормальным явлением с середины прошлого века. То есть открытость государственного органа перед населением не является роскошью – это необходимость, без которой ничего не выйдет даже у самого толкового государственного менеджера.

Да, сегодня нас удивляют единичные приходы некоторых чиновников в социальную сеть. Но для мира, выросшего в духе мейнстрима экономической теории, шоком являлось бы то, что эти случаи у нас единичны, а способ общения некоторых представителей государственного аппарата, пожалуй, вызывал бы тахикардию. Для нас, к сожалению, это пока норма и действительность.

Так почему казахстанским чиновникам нужно говорить с нами? А потому что в текущих экономических условиях мы не играем роли водителя и штурмана. Мы все в одной лодке. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter