В Астане завершил свою работу Астанинский экономический форум. В целом мероприятие не особо порадовало содержательностью, но всё-таки на его площадке произошли вещи, которые давно должны были случиться.

Во-первых, все, кто заводил речь о казахстанской экономике, как мантру, повторяли слова о том, что вылечить больного способны только структурные реформы. Традиционные меры государственного регулирования, такие как увеличение денежной массы, искусственное занижение курса тенге, повышение налогов, будут только временно маскировать выбоины, грозящие перейти в провалы.

Когда речь идёт о структурных реформах, говорят в первую очередь об институтах: законах, правилах, принятых в экономике, в обществе в целом и между людьми в частности.

Понимая это, казахстанское Правительство пригласило на форум несколько ведущих экономистов, занимающихся названными проблемами. Но те ограничились дежурными фразами из разряда institutional transformation, а вот что и как конкретно делать, никто не сказал.

После этого форума должно стать совершенно очевидно, что спасение утопающего – это дело рук самого утопающего.

На этот совершенно очевидный принцип стоит взглянуть немного глубже, чтобы в нашей стране наконец-то поняли это и перестали возлагать необоснованные надежды на международные форумы, международных экспертов и копирование международного опыта.

В 1990-х годах лауреат Нобелевской премии по экономике, институционалист Дуглас Норт был приглашён на конференцию, похожую на АЭФ, но только касающуюся проблем реформирования российской экономики. В ней участвовало много именитых американских профессоров, предлагалось много практических рецептов. Один выступающий полагал, что главное – осуществить приватизацию, тогда ценовой механизм и "невидимая рука рынка" подтолкнут развитие в правильном направлении. Другой экономист подчёркивал важность либерализации внешней торговли. Третий – ключевую роль отводил компьютеризации и техническому перевооружению, которые проведут всю нужную работу за человека. После выступал Норт и выразил скепсис: "Главное, не слушайте американских экономистов, поскольку они совершенно не знают тех конкретных институтов, которые сложились в российской экономике".

В этой оценке ситуации с приглашёнными спасателями, которую сам Норт считал анекдотической, скрыта огромная мудрость. Именно поэтому коллеги и последователи Норта в Астане не сказали ничего конкретного, ведь они лучше других прекрасно понимают, что помочь нам в состоянии только мы сами.

И если ставить вопрос о том, что нужно Казахстану в институциональном плане, чтобы совершить экономическое чудо или, как говорит институционалист Александр Аузан, выбраться из колеи в развитии, в которую нас загнала нефть, то решение в мировом опыте всё же существует.

Несколько лет назад вышла книга, которая разошлась огромными тиражами и наделала много шуму в мире – "Насилие и социальные порядки".

Эта книга Норта, Уоллиса и Вейнгаста даёт ответ на вопрос, чем успешные страны отличаются от стран неуспешных. Авторы под микроскопом рассмотрели развитие порядка 200 стран и сформировали концептуальные рамки для интерпретации письменной истории развития человечества.

Они обозначили так называемые граничные условия, отделяющие успешные страны от государств-неудачников.

Собственно, результаты этого исследования и будут являться самой важной, базовой рекомендацией для нашей страны. Рекомендацией, без которой ни одна реформа не будет иметь ощутимого успеха.

В первую очередь, это справедливые законы. Критерием справедливости является то, что элита должна создавать законы для себя и распространять их на других. Все ли равны перед законом в нашей стране, или почему за дорожно-транспортное происшествие со смертельным исходом сын высокопоставленного сотрудника национальной компании освобождается из-под стражи, а обычный гражданин за подобную провинность жёстко наказывается?

Для сравнения давайте вспомним многолетнюю традицию законотворчества в Великобритании. Начиная с Великой хартии вольностей, требования закона относились сначала к баронам, потом к богатым горожанам, а затем вообще ко всем остальным. Но сначала в деле восприятия законов шла элита, а потом уже все остальные. Так продолжается и до сих пор.

Второй момент касается преемственности. Коммерческие, политические и некоммерческие организации в неуспешных странах создаются вокруг персон, и представить их существование без создателей очень трудно. В успешных странах организации деперсонализированы.

Это крайне важное условие, ведь долгое время было принято занимать те или иные позиции одними и теми же персонами – десятилетиями. Подобная модель не позволяет поступать в экономику "новой крови", и те, кто в этих условиях не находит применения своим знаниям, покидают страну.

У нас за последние несколько лет ситуация начала меняться в лучшую сторону. В государственных институтах и коммерческих организациях появились новые лица. В той же России ситуация гораздо хуже. Но наряду с этим нам необходимо вообще ликвидировать искусственные барьеры для проникновения новых креативных лиц во все названные структуры. Как это сделать? Смотрим пункт 1: правила и законы, справедливые для всех.

Ну и, наконец, третье и самое важное – контроль над инструментами насилия (вооружённые силы, полиция, служба нацбезопасности) должен осуществляться коллективно. Это нужно для того, чтобы личные интересы "насильников" не превалировали над интересами государственными.

Эти три важнейших условия, позволили 30 странам в мире стать успешными, а 175 других государств до сих пор их догоняют. Каким мы видим Казахстан в будущем, решать только нам. Базовые условия нам известны.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter