2019-й, очевидно, - год радикальных перемен в Казахстане. Сначала у нас меняется Президент, вслед за этим меняется формула и содержание власти. Если раньше экономика была впереди политики, то теперь политические реформы получили приоритет. Касым-Жомарт Токаев объявил об этом практически сразу: без изменений в партийном законодательстве, без реальной конкуренции в публичном поле, без выражения народного недовольства на митингах экономика будет стоять на месте и даже стагнировать.

Отставка Нурсултана Назарбаева, конечно, связана с тем, что он выполнил свою историческую миссию как Первый Президент независимого Казахстана, который сделал всё, чтобы утвердить её границы, выстроить новую идеологию, создать национальный бизнес, вырастить средний класс.

В 90-х годах действительно было не до политической конкуренции: нужно было сохранить суверенитет, не тратя время на внутриполитические дрязги, нужно было проводить сложные либеральные рыночные реформы в стране, в которой не было либерального класса, и в тяжелейшей ситуации после развала Союза.

Экономика действительно была впереди, потому что это был вопрос выживания нации, становления нового независимого государства. Будучи депутатом Верховного Совета 12-го созыва (1990-1994) и руководителем Социалистической партии, я был в оппозиции к Назарбаеву, но вовремя понял, что позиция государственника и патриота заключается в том, чтобы встать на сторону Елбасы и помогать ему, потому что личные амбиции нужно было отложить в сторону.

Сейчас мы находимся в ситуации, когда в Казахстане появилась национальная буржуазия, когда есть базис для строительства подлинной демократии. У нас нет необходимости выживать, но есть цель - войти в 30 развитых стран, то есть быть в авангарде прогресса, обеспечивать гражданам высокие реальные доходы.

В этом свете становится понятно, почему Елбасы выбрал Токаева в качестве своего преемника: он социалист и демократ по своей натуре. Его элитное образование, знание множества языков, богатый дипломатический опыт и бэкграунд в виде работы в Организации Объединённых Наций говорят о том, что он хорошо знает, как работают развитые экономики и как должны быть устроены общественные отношения, чтобы наша страна шла только вперёд. Касым-Жомарт Токаев страстно желает быть реформатором государства и общества, стать архитектором нового устройства политической власти.

А зачем, собственно говоря, нужна либерализация? Современная экономическая мысль пришла к выводу, что общественный контроль, подотчётность власти и гражданские свободы, которые существуют в современных демократиях, ведут к экономическому росту. Благодаря этому слышны разные мнения, а значит, принимаются более прогрессивные законы. СМИ и суды работают открыто и честно и обеспечивают справедливость и защиту прав граждан, в том числе и тех, которые касаются бизнеса.

Сейчас казахстанская экономика находится в сложной ситуации. Мы достигли средних доходов, а наш рост, который ранее обеспечивало преимущество в виде большой нефтяной отрасли, остановился. Он больше не касается непосредственно граждан. Сейчас казахстанскому бизнесу необходимы технологии, чтобы конкурировать с другими странами, развитая конкуренция и высококвалифицированные работники. Эти сложности решаются именно так: с помощью конкуренции идей, либерализации рынка, а также образования и конструктивного обсуждения проблемных вопросов в публичном поле. Президент Токаев на втором заседании Национального совета общественного доверия заметил: “альтернативные мнения и общественные дебаты - это не начало стагнации, а одна из основных потребностей развития”. Когда говорят, что в споре рождается истина, то имеют ввиду как раз конкуренцию идей, когда побеждает та, что наиболее приспособлена к окружающей реальности.

Второе заседание НСОД в этом отношении стало демонстративным жестом президента. Если на первом, установочном заседании говорили, как правило, его члены, озвучивая свои идеи, то теперь глава государства, услышав запрос общества, которое также нуждается в переменах, вышел с пакетом необходимых и быстрых реформ, направленных на усиление политической конкуренции и большую транспарентность власти.

Во-первых, нужно отметить такую меру, как снижение количества членов для регистрации партий - с 40 тысяч до 20. Двукратное сокращение следует воспринимать не только как значительные послабления для оппозиции, но и как символический акт: монолитное государство сигнализирует тем, кто с ним несогласен, что теперь у них есть возможность принять участие в строительстве институтов.

Конечно, это не вся реформа: необходимо смотреть детали, но общая тенденция говорит о том, что у нас будет больше публичных политиков, больше реальных лидеров. Протестный электорат и оппозиционные движения, можно сказать, получили новогодний подарок от президента - одобрение их амбиций быть услышанными и влиять на политику государства. Вполне возможно, что в ходе обсуждения и непосредственно на стадии принятия поправок в законодательство, количество членов партии для регистрации еще снизится.

Президент Токаев прямо указал на необходимость наличия оппозиции в казахстанском парламенте и что в стране должен быть развит институт парламентской оппозиции. Пожалуй, за 28 лет после распада СССР это заявление Токаева единственное на постсоветском пространстве, когда глава государства открыто признает и призывает организационно и законодательно создать условия для системной оппозиции в высшем законодательном и представительном органе страны.

Кроме того, в партийных списках появится 30% квота для женщин и молодёжи. В политику необходимо привлекать тех, кого в ней не было слышно. Женщин и молодых людей у нас непропорционально мало в Парламенте и в исполнительной власти. Это нужно исправлять.

Во-вторых, я хочу отметить декриминализацию статьи 130 УК. Теперь клевета переведена в административные правонарушения, а это значит, что журналистскому сообществу будет работать значительно проще. Эти перемены соответствуют времени: нам необходим развитый институт прессы, потому что из-за потери остроты в СМИ многие люди обратились к блогерам в социальных сетях, у которых нет этических стандартов и кодекса профессии, у них нет такой ответственности, как у средств массовой информации. Нам нужно отстаивать информационную безопасность страны и воспитывать новые поколения ответственных и талантливых журналистов.

Кроме того, гуманизируется статья 174. В результате мы получим более точное законодательное определение и, возможно, более мягкие наказания. Это важная реформа для политических и общественных активистов и для гражданского общества в целом.

В-третьих, смена характера митингов с разрешительного на уведомительный крайне важна. В нашей Конституции закреплена свобода собраний, и народ теперь может более активно давить на власть, требуя перемен в той или иной области. Политические вопросы населения и общественных движений станут видимыми и заметными. Единственные ограничения, которые на них накладывает президент - это соблюдение Конституции и законов, уважение к личным границам и спокойствию других граждан, которым не хочется выходить на площади и что-либо требовать.

Это то, что касалось непосредственно гражданского общества, но есть и пакет реформ, направленных на то, чтобы решения государственных органов были прозрачными.

К примеру, Токаев поручил публиковать основные результаты своих аудиторских мероприятий по проверяемым госорганам и организациям. Также он сказал о том, что будет создан единый публичный реестр государственного долга, чтобы прекратить спекуляции на том, сколько и кому мы должны.

Кроме того, глава государства поручил ввести представителей гражданского общества в советы директоров квазигосударственных компаний. Объясню, зачем это нужно: многие компании имеют статус монополиста и оказывают колоссальное влияние на экономику Казахстана. При этом за последние годы квазигосударственный сектор стал слишком независимым, а его управленцы решают свои бизнес-задачи. Гражданские активисты должны сделать решения совета директоров более эффективными и понятными людям.

Очень важным было поручение президента Национальному банку - повернуться лицом к людям и стать более прозрачным в вопросах формирования курса тенге. Это сейчас очень важная экономическая проблема, из-за которой люди просто не верят в национальную валюту, потому что не знают, как принимаются конкретные решения. Нацбанк теперь будет публиковать свои отчёты за месяц и квартал, что поможет и гражданам, и экспертам понять, как работает денежно-кредитная политика.

Токаев таким образом проводит революцию сверху. Он сделал ставку не только на плюрализм мнений, который для него как бывшего работника ООН очень важная вещь, но и на налаживание коммуникаций между гражданами и политической надстройкой. Акцент на общественном доверии Нацсовета в этом смысле очень важен. Мы живём в развивающейся стране, в которой очень много положительного. Но, к сожалению, граждане после экономических неурядиц и двух девальваций национальной валюты потеряли доверие к государству, которое тоже в какой-то момент закрылось от людей, решая важные задачи.

Токаев либерализует общественное поле, проводя вертикальную модернизацию, потому что очевидно, что сейчас инициативы снизу также не хватит, чтобы провести такие большие реформы. При этом общество очень сильно изменилось за последние 10 лет, и многие законодательные нормы устарели. Поэтому такие большие шаги навстречу гражданскому обществу необходимо расценивать не только как экономическую необходимость, но и как просто восстановление общественно-политических отношений. Президент Токаев убеждён, что если не сделать именно сейчас политическую модернизацию сверху, то она неизбежно начнётся снизу и может привести к негативному развитию событий.

В нынешней ситуации, меняя политический ландшафт своими руками, выращивая конкурентов действующей власти, Токаев, с одной стороны, рискует («горбачевский синдром»), но с другой стороны, очевидно завоёвывает популярность не только у аполитичных граждан, но и у оппозиционно настроенных. Это демонстрация своей воли, своей способности слышать и реагировать на запросы.

Сейчас очевидно, что у Касым-Жомарта Токаева есть шансы стать подлинно народным президентом, а не просто начальником для бюрократов. После второго заседания Нацсовета, после проведённой революции сверху его легитимность только укрепляется, что, безусловно, нужно для дальнейших сложных шагов по постепенному приведению в чувства всего государственного аппарата, установления прочной обратной связи между властью и народом.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter