На мой взгляд, БРИКС – это организация, которой Казахстану следует уделять пристальное внимание. Дело не только в том, что в государствах БРИКС проживает более 40% населения Земли, а их экономика демонстрирует устойчивый рост, но и в том, что в этой организации участвует наш союзник – Российская Федерация. Да и само создание БРИКС является российской инициативой объединения динамично развивающихся экономик мира. По данным ряда рейтинговых агентств, экономика стран БРИКС к 2050 году превысит экономику "большой семёрки". Это обусловлено тем, что перед странами Запада у БРИКС есть несколько преимуществ. Например, они богаты природными и трудовыми ресурсами.

Интересно, что согласно прогнозам, страны БРИКС к 2050 году станут ведущими экономическими лидерами. На долю стран БРИКС к 2050 году будет приходиться более 40% мирового ВВП по сравнению с примерно 27% сегодня.

А Казахстан к 2050 году хочет попасть в тридцатку развитых стран мира. Так что цели у нас примерно одинаковые.

Повестки предстоящего саммита формально не пересекаются, поскольку задачи немного разные. БРИКС – это всё-таки организация более глобального взаимодействия, это, прежде всего, экономическое сотрудничество. А ШОС – это многофункциональная структура, где есть несколько ключевых сфер сотрудничества.

Те же "четыре зла", которые начинались с "трёх зол": угрозы терроризма, сепаратизма, экстремизма, а потом прибавилась борьба с наркобизнесом и незаконным оборотом оружия.

Сейчас ШОС пытается обнаружить в себе новую повестку дня. Вопросы экономического взаимодействия выходят на первый план. Хотя эту организацию некоторые скептики подвергают критике, как и БРИКС. Их иногда называют "высокопоставленными дискуссионными клубами". Бывает так, что договорённости, осуществляемые в рамках двустороннего взаимодействия, например, между Казахстаном и Россией или Казахстаном и Китаем, причисляют к успехам ШОС. В какой-то степени это оправдано, потому что внешняя надстройка позволяет контактам улучшаться и взаимодействовать более эффективно.

Где больше политики и где больше экономики? Если посмотреть основные приоритеты председательствования России в 2015 году в БРИКС и ШОС (в первой – девять приоритетов, во второй – шесть), то в них отчётливо сказано о необходимости усиления политического взаимодействия. О чём это говорит?

О том, что попытка выстроить многополярный мир продвигается системно, в первую очередь, Российской Федерацией, а также и другими государствами, которые входят в БРИКС.

Не секрет, что в 2015 году, на саммите ШОС, мы можем ждать принятия многих важных инициатив. Во-первых, это стратегия развития до 2025 года. Что в ней будет заложено, пока неясно. Можно разглядеть лишь очертания. В отличие от ЕАЭС, где мы можем спрогнозировать развитие данной организации до 2025 года, потому что есть определённые маркеры, даты, когда будут создаваться общие рынки – энергетический, валютный и другие. А в плане развития как ШОС, так и БРИКС такие вот чёткие перспективы обнаружить труднее.

Во-вторых, необходимо помнить, что в ШОС собираются принять новые государства – это Индия и Пакистан. На очереди – Иран. Тогда уже конфигурация этой организации сильно изменится. Пока же она напоминает бутерброд – центральноазиатские государства находятся между Китаем и Россией.

Что касается саммита БРИКС, то и там могут быть приняты серьёзные инициативы. Во-первых, Банк развития стран БРИКС, как замена Всемирному банку: капитал в нём может составить 100 млрд долларов, также пул валютных резервов объёмом около 100 млрд долларов.

Консультации по созданию аналога SWIFT, международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей – это существенный вызов мировой финансовой системе.

Насколько это реально – также вопрос дискуссионный, поскольку не все страны БРИКС склонны политизировать организацию, и есть некоторые противоречия. Я вспоминаю цитату представителя Индии, сказанную на одном из саммитов БРИКС, который говорил, что "наши отношения должны развиваться по принципу свободной любви".

Для БРИКС также характерно, что любая из стран-участниц может претендовать на лидерство в этой организации. Несмотря на то, что инициатива создания объединения исходила от России, каждому из государств есть что предложить. Технологическую, производственную площадку даст Китай, ресурсы могут дать Россия и Южная Африка, Индия предоставит интеллектуальные ресурсы и дешёвую рабочую силу, Бразилия – сельскохозяйственную продукцию.

Ситуация такова, что институционализация этих организаций продолжается, и потому важнейший вопрос сегодня: как дальше будет происходить их взаимодействие? Способны ли они изменить финансовую, экономическую, геополитическую ситуацию, либо это только попытка показать свою самость, самостоятельность, попытка выстроить многополярный или трёх-, четырёхслойный мир?

Также всё более актуальным становится вопрос дальнейшей эволюции ЕАЭС и то, насколько интеграция этого союза с ШОС и БРИКС способна изменить статус кво в мире.

Отношения между ШОС и ЕАЭС (ранее – ЕврАзЭС) успешно выстраивались с 2006 по 2014 годы в рамках подписанного Меморандума о взаимопонимании. За это время был накоплен большой опыт взаимодействия. ЕАЭС является молодым объединением, при этом его перспективы более чем внушительны. В свою очередь, ШОС доказала, что интеграция соседствующих стран выгодна с экономической точки зрения.

Тесная интеграция в единый рынок ЕАЭС будет способствовать тому, что и в крупных альянсах Россия, Казахстан, Беларусь, Армения и Кыргызстан выступят в качестве единого игрока.

Например, в системе БРИКС страны ЕАЭС способны обеспечить рынок всеми минеральными ресурсами, а также рабочей силой. При этом Россия, Казахстан и Беларусь могут обеспечить самодостаточность региона, ввиду того, что интеграция их экономик весьма сильная. Это значит, что страны ЕАЭС способны быть поставщиками ресурсов, при этом не являясь сырьевым придатком. Таким образом, существующие интеграционные объединения функционируют в едином ключе, дополняя друг друга. Разная направленность и формы интеграции способствуют усилению влияния данных государств на мировой арене.

Со стороны видится, что формируется многополярный мир с несколькими центрами политического и экономического влияния, технологическими и финансово-валютными центрами. Ранее стороны уже продемонстрировали всему миру способность договариваться путём равноправного диалога по широкому кругу вопросов, в том числе и по делимитации и демаркации границ.

Мне импонирует термин, который запустили в информационное пространство, но он пока не прижился: вместо "стран третьего мира" мы теперь называемся "восходящими державами". Я имею в виду страны БРИКС и Казахстан в рамках ЕАЭС.

Отмечу также, что ни БРИКС, ни ШОС, ни ЕАЭС не позиционируют себя как организации, которые кому-то противостоят. Хотя в некоторых СМИ постоянно отражается желание ЕАЭС противопоставить ЕС, ШОС противопоставить НАТО, а БРИКС противопоставить "Большой семёрке". На самом деле нигде в документах об этом не говорится. И для того чтобы противопоставить, надо хотя бы нарастить мясо, чтобы было чем хвастаться. Пока всё находится в развитии.

И в завершение хочу привести такую аналогию: как известно, открыть какое-нибудь предприятие или фирму достаточно легко, а закрыть, напротив, тяжело. Мне кажется, что с международными организациями происходит то же самое. Так что все они ещё долго и, надеюсь, эффективно будут работать для нашего общего будущего.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter