Когда китаевед Татьяна Каукенова делала опрос среди нескольких десятков казахстанских студентов, прося назвать любых известных им китайцев, те вдруг задумались. Большинство упомянули мудреца Конфуция и актёра Джеки Чана. Действующего председателя КНР Си Цзиньпиня назвал всего один человек. Притом что китайский лидер является одним из самых влиятельных людей на планете, а в прошлом году, например, он возглавил список самых влиятельных людей мира по версии Forbes.

Вряд ли изучение новейшей истории и политики современного Китая в эпоху интернета – дело сложное и непонятное. Раньше, конечно, были проблемы. Скажем, в первой половине XVII века состоялась первая официальная поездка русских в Китай во главе с учителем Иваном Петлиным. От китайского императора миссия привезла официальную грамоту на имя русского царя с разрешением направлять посольства и заниматься торговлей. Что с этой грамотой делать, никто не знал, десятки лет она оставалась непереведённой. С тех пор известная всем идиома "китайская грамота" является эталоном самого трудного языка, и не только для русскоговорящих.

Но сегодня ситуация принципиально иная. Как отметила известный казахстанский учёный-востоковед, профессор Клара Хафизова на заседании круглого стола "Китаеведение в Казахстане: состояние и перспективы": "Китайский язык нынче популярен и распространён во всём мире. Может быть, он в Казахстане скоро займёт 2-е место среди иностранных языков после английского".

Профессор сослалась на слова Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, сказанные им в ходе встречи с представителями СМИ в конце минувшего года.

"Более 200 миллионов китайцев живут за пределами своей страны, во многих городах мира есть чайна-тауны, а в Казахстане этого нет, – подчеркнул глава государства. – Поскольку есть взаимоотношения, молодёжь после английского должна знать китайский язык. Скажу открыто: считаю, что никакой опасности нет. Наоборот, мы должны расширять нашу работу. Мы будем укреплять отношения с Китаем".

Именно в Астане в сентябре 2013 года Си Цзиньпин выдвинул инициативу глобального мегапроекта "Один пояс и один путь", охватывающего большую часть Евразии, 63% населения планеты. По китайским данным, его предположительный экономический масштаб составляет 21 трлн долларов США. При этом китайский руководитель очень тепло относится к Казахстану, о чём хотя бы свидетельствует лирическое название его авторской статьи "Взлетают на крыльях мечты китайско-казахстанские отношения", опубликованной в 2017 году. Главы Казахстана и Китая часто встречаются, они установили тесные рабочие отношения и искреннюю дружбу.

Китаю важно создание глобальной транспортной и инвестиционной инфраструктуры для установления торговли по всему миру. К проекту "Экономический пояс Шелкового пути" ("Один пояс, один путь" объединяет два проекта – "Экономический пояс Шелкового пути" и "Морской Шелковый путь XXI века") может подключиться 67 государств. Однако незнание порождает страх. Тем более что прогресс ускоряется, поэтому многие люди с ужасом вглядываются на инициативы, возникающие в современной цивилизации.

Именно этим можно объяснить вспышки синофобии, возникшей недавно в странах близ китайских границ. К примеру, во Вьетнаме (а эта страна – пока единственная, подписавшая Соглашение о зоне свободной торговли государствами-членами ЕАЭС в Боровом) периодически проходили массовые демонстрации и стычки с полицией. Протесты связаны с недовольством законопроектом об особых экономических зонах, который даст иностранным компаниям право брать в аренду вьетнамскую землю сроком на 99 лет. Демонстранты считают, что это усилит экономическое влияние Китая в стране. В соседнем Кыргызстане в последние два-три месяца активизировались протесты негативно настроенных граждан, призывающих к немедленной проверке предприятий, принадлежащих китайским предпринимателям.

В Казахстане также относились некоторое время к китайской деловой активности с опаской. Но в стране сохранили политическую стабильность. Возникновения сугубо политических поводов для какой-либо дестабилизации ситуации не было допущено. Удалось нейтрализовать основные источники деструктивных провокаций, в том числе связанные с синофобскими настроениями.

"Сейчас отношения между Казахстаном и Китаем на высоком уровне, – подчеркнул по этому поводу Нурсултан Назарбаев. – Здесь нечего бояться. Зачем я здесь сижу, если не буду за этим следить? Нет массового приезда, нашествия. Всё урегулировано законами, переговорами. Если нужно строить производство, например, а у нас нет специалистов – приедет 500 человек, мы дадим список. Завод построят – 500 человек вернутся. Это решённый вопрос, ни один человек не останется".

Знание – сила, надо изучать Китай.

"Когда дует ветер перемен, ставь не стены, а паруса", – напомнил китайскую пословицу председатель правления экспертного клуба "Один пояс и один путь" Булат Султанов. – Наступят времена, когда наши учёные будут на конференциях в Поднебесной не рассказывать о Казахстане, а обсуждать проблемы самого Китая".

"Изучение этой страны уже принесло плоды для Казахстана, проходит много тематических мероприятий", – отметил директор Центра китайских исследований China Center Адиль Каукенов.

По мнению Клары Хафизовой, китаеведение прошло сложный путь, тесно связанный с развитием нашей страны. Науке должно уделяться особое внимание.

"Китай имеет с Казахстаном 1783 км общей границы, – напомнила она. – В приграничных районах живут родственные этносы. С V века до н.э. здесь развиваются контакты, идут миграционные потоки. В настоящее время развитию китаеведения помогают хорошая внешняя и внутренняя обстановка, поощрение казахстанских властей и доброжелательность с китайской стороны, открывших здесь несколько институтов Конфуция.

Китаеведов стало множество по всем направлениям, правда, снизилась их академичность. Очень остро стоит вопрос об учебных и методических пособиях. Чем больше китаеведов, тем больше шансов на то, что найдутся среди них прорывные специалисты. Может, пора подумать о создании казахстанско-китайского университета?"

Татьяна Каукенова отметила, что не обязательно любить Китай, но надо быть заинтересованным им. При этом в отечественных учебниках всемирной истории и истории Казахстана о Китае информации немного.

"Учащиеся говорят, что знаний им не хватает, многие хотели бы продолжить их получать в Китае, где сегодня обучаются более 18 тысяч студентов, – отметила она. – Китай выделил 250 тысяч грантов для обучения студентов из стран Экономического пояса Шелкового пути".

Казахстанские вузы отвечают на запросы времени. По данным заведующей кафедрой китаеведения КазНУ им аль-Фараби Ажар Сериккалиевой, на кафедре работают 24 преподавателя. Половина из них – соотечественники, этнические казахи, вернувшиеся из Китая.

"Растёт количество студентов, популярна специальность "переводческое дело", – сказала она. – Выпускники факультета востоковедения реализуют себя в работе на должностях на совместных казахстанско-китайских предприятиях, а также в представительствах китайских нацкомпаний".

В 2019 году Казахстан намерен существенно нарастить объём торгово-инвестиционного сотрудничества с Китаем. Отечественные специалисты-китаеведы должны помочь данному развитию.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter