29 марта 1994 г. в стенах МГУ им. Ломоносова Нурсултан Назарбаев предложил новую концепцию интеграции государств постсоветского пространства, а также обозначил ключевые принципы и практические шаги к её реализации. Почему спустя четверть века можно с полной уверенностью утверждать, что это событие стало знаковым? Потому, что сегодня стало привычным, что процесс сближения некоторых постсоветских государств называется именно евразийской интеграцией. Между тем 25 лет назад такого термина не существовало. Ныне он используется достаточно широко государственными деятелями, предпринимателями, учёными, бизнесменами и т. д. Термин – органичная часть политического лексикона не только в ближнем, но и в дальнем зарубежье.

В первом полугодии 2019 года интеграционная тематика будет актуализирована в казахстанских СМИ. Как известно, Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил партнёрам по ЕАЭС провести следующий саммит организации в Астане 29 мая 2019 года, приурочив его к двум юбилейным датам (5 лет с момента подписания Договора о ЕАЭС и 25 лет идее евразийской интеграции). Насколько результат евразийской интеграции соответствует изначальной цели, обсудили участники экспертного клуба "Мир Евразии". Тема обсуждения, прошедшего в Алматы, звучала так: "Идея стала реальностью: к 25-летию евразийской инициативы Нурсултана Назарбаева".

Почему Президент Казахстана предложил объединяться в евразийском формате?

Отправной точкой, по мнению экспертов, стал развал Советского Союза.

"После распада СССР на территории всех наших государств возникла необходимость выбора векторов ориентации, – отметила главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК (КИСИ), доктор исторических наук Леся Каратаева. – Если созданное в 1991 году СНГ стало тем якорем, который не позволил нашим государствам окончательно разобщиться и разорвать сформированные за многие десятилетия экономические, культурные и иные связи, то ЕАЭС предложил новые горизонты развития евразийского пространства".

Идея евразийской интеграции была выдвинута из-за того, что Нурсултан Назарбаев хотел сохранить экономическое и культурное пространство в рамках СНГ, добавил директор центра актуальных исследований "Альтернатива" политолог Андрей Чеботарёв. С одной стороны, Президент Казахстана понимал, что СНГ не может быть эффективной формой интеграции постсоветских республик и в то же время имелось стремление сохранить общее экономическое и культурное пространство.

"Изначально предполагалось, что идея союза реализуется не в многостороннем, а в двустороннем формате при участии Казахстана и России, а также с наличием в нём наднациональных органов. При создании же ЕАЭС речь шла уже о кооперации состоявшихся суверенных государств в условиях глобализации. В том числе на это повлиял фактор мирового финансово-экономического кризиса 2007-2009 гг., – уверен Чеботарёв. – Ещё один интересный момент. 10 января 1994 года был подписан Договор о создании Единого экономического пространства между Казахстаном и Узбекистаном. Чуть позже к нему присоединился Кыргызстан. Тем самым был запущен интеграционный процесс в Центральной Азии, протекавший с 1994 по 2005 г. в формате таких объединений, как Центрально-Азиатский союз, Центрально-Азиатское экономическое сообщество и организация "Центрально-Азиатское сотрудничество". Не исключено, что это событие оказало определённое влияние на выдвижение инициативы по развитию евразийской интеграции".

Политическая воля Нурсултана Назарбаева всегда была однозначна, считает заместитель главного редактора газеты "Московский комсомолец в Казахстане" Сергей Козлов. "Президент придерживался интеграционной идеи, не изменял ей и брал на себя тяжёлую миссию", – объяснил он простыми словами мотивы казахстанского лидера. Журналист также вспомнил слова Назарбаева, сказанные им 25 лет назад на пресс-конференции после выступления в МГУ: "Разрушать всегда легче, чем созидать".

Кто был против евразийской интеграции и при чём тут Геннадий Зюганов?

Козлов, лично присутствовавший на выступлении Нурсултана Назарбаева в МГУ в 1994 году, рассказал, что в московском вузе главу государства тогда приняли очень тепло: "Он был популярен и в студенческой, и в профессорской среде. Но сама евразийская идея в России не всех заинтересовала".

Доцент университета AlmaU историк Рустем Курмангужин в те времена работал в казахстанском посольстве в Москве. "Тогда было всё просто: Россия имела чёткий вектор взаимоотношений с Западом. Казахстан предпринял усилия для того, чтобы приблизить Россию к себе. Не секрет, что вся российская политическая элита, основные лоббисты были против. На первую конференцию по евразийской теме, которая проводилась у нас, приехал лидер коммунистов Геннадий Зюганов, так как он был в оппозиции Борису Ельцину. Приехали и другие люди, которые никак не влияли на внешнюю политику, но ни одного функционера из государственной структуры не было", – рассказал он.

Не только в России, но и в других постсоветских государствах инициатива Нурсултана Назарбаева изначально была не до конца осмыслена. "Прежде всего, у них встретило неприятие предложение о создании наднациональных структур из-за опасений потери недавно приобретённого данными странами суверенитета, – пояснил Чеботарев. – В свою очередь, такое отношение, скорее всего, было продиктовано наблюдаемой в то время общей нестабильностью на постсоветском пространстве, а также вероятными опасениями ряда государств относительно главенствующей роли России в предлагаемом союзе. Кроме того, сказалась разнонаправленность и несовместимость экономических и политических интересов постсоветских республик. Поэтому понадобилось продолжительное время, чтобы евразийский интеграционный проект получил свою реализацию".

Спустя годы евразийская идея нашла своих сторонников и в России, и в других государствах. Но четверть века назад она была, как выразился председатель Комитета Торгово-промышленной палаты Кыргызстана по вопросам промышленной политики, экспорта и инфраструктуры Кубатбек Рахимов, "загоризонтной". То есть она опередила своё время.

"В то время в постсоветских странах происходили разноскоростные процессы, выборы моделей развития. Было много советников, подозрительные люди со всего мира слетелись на то, чтобы поживиться активами бывшего СССР", – напомнил кыргызский эксперт.

Жители России, партнёра Казахстана по ЕАЭС, хотят видеть совершенно новой формой объединение, целью которой является торгово-экономическое сотрудничество стран-участниц. Об этом свидетельствуют результаты исследования Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), которыми поделился с казахстанскими экспертами генеральный директор организации Валерий Фёдоров.

"Евразийский интеграционный проект в последние годы несколько ушёл из фокуса внимания россиян, но отношение к нему остаётся позитивным, – подчеркнул он. – России нужны союзники, они усиливают нас и помогают нашей экономике развиваться – таково общее мнение. "Евразоптимистов" значимо больше, чем "евразскептиков". Ход – за политиками!".

Получилось ли то, что планировалось в рамках евразийской интеграции?

На этот вопрос эксперты не дают однозначного ответа. Как заметил декан Школы государственной и общественной политики и права университета AlmaU Аскар Нурша, было бы полезно почитать мемуары политиков и узнать, является ли ЕАЭС неким итогом целенаправленной стратегии, или всё же были элементы случайного в данном процессе.

То есть ЕАЭС – осязаемый результат реализации евразийской идеи. В основе принципов, которые исповедуются в процессе работы этого интеграционного объединения, лежат экономический прагматизм, уважение суверенитета и независимости государств, добровольность интеграции, равенство и открытость евразийского пространства. ЕАЭС – это не замкнутая структура, его участники готовы сотрудничать и с Западом, и с Востоком.

Идея интеграции облекалась в организационно-правовую форму постепенно. Первый вариант Таможенного союза появился еще в 1996 году, потом договор о ЕврАзЭС, соглашение о зоне свободной торговли, второй вариант таможенного союза 2011 года, Единое экономическое пространство и, наконец, в 2014 году было подписано соглашении о создании ЕАЭС. Вместе со всеми этими изменениями корректировалась и концепция евразийской интеграции.

Участники дискуссии констатировали, что пока странам так и не удалось избавиться от торговых барьеров. Не все механизмы союза отлажены. Однако недостатки ЕАЭС эксперты объясняют его "детским" возрастом. Европейская интеграция, к примеру, развивается уже несколько десятилетий, но, тем не менее, ЕС периодически сталкивается с серьёзными кризисами.

"На сегодня интеграционные процессы являют собой элемент компромисса между тем, что хотели и что получили, – высказался независимый политолог Замир Каражанов. – Для Казахстана ЕАЭС стал одним из ключевых инструментов развития торгово-экономических отношений с крупными соседями по региону. Совместные усилия стран-участниц уже позволили открыть экономические границы, реализовать ряд транспортно-логистических и иных стратегических проектов".

Идея главы государства воплотилась в жизнь, хотя в последнее время процесс евразийской интеграции некоторые аналитики называют несколько застопорившимся. Дело, вероятно, в том, что много идёт процедурных работ, находящихся вне внимания СМИ. Евразийская экономическая комиссия пытается различные преграды, барьеры преодолеть. Возникают сложные моменты на двусторонних уровнях по поводу провоза товаров, оказания услуг, таможни, которые проецируются на деятельность ЕАЭС. Но самое главное, что проблем никто не скрывает, они решаются, пусть и не всегда столь оперативно, как этого хотелось бы ожидать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter