Всё началось с заочного спора с Олжасом Худайбергеновым, разгоревшегося в ноябре 2014 года. Тогда самый известный казахстанский эксперт заявлял в своих интервью, что дополнительный спрос на российские товары в результате курсового дисбаланса составит около 100 миллионов долларов за два месяца. По самым же скромным подсчётам, ориентируясь на очереди на таможне, опыт прошлых лет и глубину дисбаланса, получалось, что казахстанцы до весны вывезут более 20 миллиардов долларов.

Почему до весны? Страна жила в ожидании внеочередных выборов, предполагали, что с ними покончат к концу февраля и тогда же проведут коррекцию. К сожалению, процесс затянулся. Очевидно, что политика споткнулась об экономику, а может, наоборот, – кто его знает! В общем, выборов в феврале не было. Они прошли в конце марта, но и после них о девальвации тенге не говорили. Все ждали улучшения.

Вообще, 2015 год можно было назвать годом надежд – вернётся цена на нефть, поднимется цена на пшеницу, отменят санкции, Национального фонда хватит. Верования, которые к реальности отношения никакого не имеют, плодились со скоростью света. Короче, всё закончилось осенью, аккурат перед уборкой. Цены не выросли, экономика стагнировала. Молоко было дешевле вылить, чем продать. Автомобилей завезли столько, что запасов хватит ещё лет на пять. Производства закрывались одно за другим. Все годы и деньги, потраченные на экономический рост, шли коту под хвост.

Наши соотечественники вывезли из страны и потратили гигантские деньги

Но спор остаётся спором, пока одна из сторон не получит веских доказательств своей правоты. World Bank совсем недавно опубликовал отчёт, в котором говорится, что "чистый отток краткосрочного капитала и прочих валютных оттоков, входящих в состав статьи "Ошибки и пропуски", увеличился с 7,8 млрд долларов США в 2014 году до 9,0 млрд долл. США за первые девять месяцев 2015 года". Как вы помните, в августе провели первый раунд девальвации, который только слегка выправил перекос в паре рубль-доллар, и только после смены главы Национального банка в сентябре паритет между валютами соседей был восстановлен полностью. Что касается 2014 года, то, по оценкам Народного банка, "около 11 миллиардов долларов США краткосрочного оттока валюты представляют рост расходов казахстанских граждан на приобретение товаров и услуг в России в связи с повышенным курсом тенге относительно рубля".

Таким образом, соотечественники вывезли из страны и потратили гигантские деньги, совсем не те, о которых говорил директор "Центра макроэкономических исследований". Ужас в том, что озвученные международными институтами суммы не совсем точны. Есть криминальные деньги, есть наличные сбережения граждан, которые граждане никогда в банк не относили, но которые также являются частью оборота страны. Квартиры, машины, земли, бизнес, продукты питания, развлечения, – всем этим и на сумму более 20 миллиардов долларов теперь владеют казахстанские граждане. Что-то, конечно, съели, чтобы не пропало, но весь отложенный спрос удовлетворён. К примеру, на учёт за два прошедших года поставлено почти полтора миллиона авто (данные официальные и легко проверяются). Это значит, что в автосалоны граждане не вернутся ещё долгое время. Техника и мебель также больше не пользуются спросом – составами привозили.

Великий "удержатель" так и не признал своей ошибки, хотя его утверждения являлись, а для многих и до сих пор являются истиной в первой инстанции. Ведь именно Худайбергенов – главный эксперт для официальных СМИ. Через них он обещал, что девальвации не будет как минимум до конца 2015 года. При этом положил в качестве залога деньги на тенговый депозит как некий гарант, что нет никаких причин для беспокойства, но ушёл в доллар аккурат перед рывком, не поставив широкую общественность в известность об этом.

Он также стал первым, кто ввёл в публичные дискуссии термин "дедолларизация", который довольно легко подхватило государство, обвинив население в давлении на тенге. Понять, был ли сам этот процесс на самом деле в Казахстане, сложно. Более половины операций проходит в неучтённом секторе, значительная масса денег хранится в наличных, под ковриком и с самого начала в долларах.

Но нам ежедневно говорили о том, что даже старушки выстроились к обменникам, поддавшись девальвационным настроениям, и нужно создать условия, чтобы население вернулось в тенге. Оно и понятно: вернуть граждан в тенге – это равносильно возврату долларов государству, а они ему сегодня ой как нужны. В первую очередь потому, что доллары и обязательства в них невозможно обесценить, в отличие от тенге.

Всё, что откладывалось в национальной валюте, физически не потеряло ни тиынки, более того, прибавило в весе, но в реальном выражении – похудело наполовину.

Покупательская способность также за два года сократилась, можно сказать, даже на треть. Миллион тенге сегодня – это совсем не тот миллион, что был в 2014 году. Ради такого случая можно и тенге укрепить, чтобы тенге давать меньше.

А была ли вообще долларизация экономики? Прав ли эксперт? Она была, но началась значительно раньше. Посмотрите внимательно на график.



Согласно данным Национального банка РК, долларовые депозиты начали активно расти с марта 2012 года. За год рост составил почти 20%. С марта 2013 года по февраль 2016-го общий рост был впечатляющим. Добавилась целая треть. Рост же тенговых вкладов остановился в июне 2013 года на максимальной позиции 6,6 триллионов тенге, с июля 2014 года по февраль 2016-го падение портфеля в целом составило 25,8%.

Но посмотрите внимательно, и вы увидите, что на самом деле страна уже давно активно не растёт. С марта 2013 года по май 2014-го при появлении новых долларовых депозитов на 10 миллиардов тенговые не сократились, тогда как в сентябре 2014, когда объём накоплений в национальной валюте пошёл вниз более чем на 7 трлн тенге, долларовые депозиты значительно не приросли, ни за счёт переворота, ни за счёт новых вкладов. Всплески, которые видны на графике – это государственные вложения из пенсионных фондов или просто размещённые депозиты. Так что мы начали новую страницу нашей истории – час Уробороса. Змея, который поедает сама себя.

Тенденции будут только нарастать. К примеру, приток иностранных инвестиций снизился за год вдвое только за первые три квартала – с 7,6 млрд долларов в 2014 году до 3,6 млрд в 2015 году. Общий внешний платёжный баланс, если убрать из него вливания Национального фонда, за тот же период с профицита в 8,4 млрд долларов перешёл к дефициту в 6,1 млрд.

Сейчас говорят, что ВВП вырос за 2015 год, но это тоже неправда.

Это, во-первых, невозможно, когда экспортные цены на всё упали по некоторым позициям в три, иногда и в четыре раза. Ну и, во-вторых, хоть девальвация произошла и в августе, но три месяца мы жили с новым курсом, который и помог привести цифры к положительной динамике. Если просто поделить годовой тенговый объём ВВП на новый курс, то мы окажемся на показателях середины 2010-х. Возможно именно поэтому откладывали процедуру до последнего, надеясь на рост цен.

Как бы то ни было, очевидно, что долларизация экономики нам не грозит. Нам грозит совсем другое. В России, согласно опросу исследовательского центра "Ромир", количество граждан с депозитами упало до 17% с 72%, тогда как ещё три года назад ситуация кардинально отличалась. Тогда 73% опрошенных имели заначку на чёрный день. Если вспомнить, что в Казахстане более 80% депозитов сосредоточено в руках 10% вкладчиков, то мы уже близко к показателям северного соседа, если уже не там. И, как говорят, хуже всего не то, что мы в "ж…", а то что мы в ней обжились, и нам здесь уже хорошо. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter