Национальный банк последние годы в совершенно неудобном положении, словно герой из анекдотов: то соседские дети на него похожи, то потолок становится вовсе негодным для сна. Проблема, конечно, в руководителях. Один – жонглёр, которому особо удавались антиинфляционные трюки с овощами и фруктами, другой – факир-манипулятор. Пару лет он наводил тень на плетень, отвлекая внимание общественности от проблем с национальной валютой и таким образом на пустом месте ухитрился потерять более тридцати миллиардов долларов. Кстати, часть этих денег помогла пережить тяжёлые времена нашему соседу, тогда как экономика собственной страны легла на бок. Последствия ошибок обоих финансовых мэтров будут ещё долго сказываться на экономике РК и на благосостоянии её граждан. Теперь разбираться со всем этим нужно, причём кардинально.

Не зря в своём ноябрьском послании Президент посвятил НБРК столько времени. С особой надеждой он смотрел на недавнего своего советника, ожидая от него некоего чуда – радикальной дедолларизации. Глава государства не говорил в этот раз о доверии, как в случае с Келимбетовым, и не ограничивался одними общими вводными. В этот раз он давал вполне конкретные указания.

Президент точно определил, что нужно сейчас делать, чтобы спасти репутацию тенге. Во-первых, обеспечить эффективное функционирование финансового сектора в условиях плавающего курса нацвалюты. Во-вторых, понять, что возврата к практике бесконечного поддержания курса за счёт Национального фонда больше не будет. В-третьих, Национальный банк должен снизить уровень инфляции до 4%. В-четвёртых, необходимо устранить имеющиеся у Нацбанка институциональные дефекты, выведя из-под его контроля Единый пенсионный фонд, Фонд проблемных кредитов и прочие активы. Ну и, в конце концов, начать открыто и профессионально говорить с обществом.

Все перечисленные вопросы не раз ставились перед руководством финансового института и прежде. Причём не только в последнее время. Казахстан уже обжигался на финансовых бурях, начинавшихся у соседей. При этом каждый раз нам говорили, что всё обойдётся, и тенге нынче крепок, как никогда. Но! Всё заканчивалось одинаково: 1999, 2009, 2014 и 2015 годы. Мы просто всё время опаздывали – то, надеялись на какие-то чудеса, то защищали политические амбиции руководителей министерств и ведомств, ответственных за экономические показатели. Поэтому вместо того чтобы мягко идти в нужном направлении, просто больно и хаотично падали. Правда, справедливости ради надо сказать, что девальвация не появлялась из ниоткуда и не исчезала в никуда. Фундаментальные причины этих событий всегда крылись в одном и том же: в чрезмерно высокой степени участия государства в экономике и неспособности руководящих чиновников при этом адекватно реагировать на вызовы.

Пример: наш оплот, наша гордость – Национальный банк. После 2009 года он стал единственным источником фондирования для рынка, когда своими действиями государство перекрыло доступ к внешним финансовым ресурсам. Источником ненадежным, мало предсказуемым, да ещё и плохо управляемым, потому как сам находился в постоянном конфликте интересов, став одновременно инвестором, регулятором и ещё бог знает чем.

"Мегарегулятор", без противовеса, без адекватной технической оппозиции, превратился в финансовую чёрную дыру, уничтожающую экономику Казахстана. В самом центре этой бездны, так сказать, в основе всего, стояло заблуждение, что дешёвые деньги толкают инфляцию вверх.

Эта маленькая ошибка привела к тому, что всё желание бизнеса заниматься собственным производством было попросту задушено. Ещё вчера развивающаяся страна с реальными планами и предприимчивым населением превратилась в аморфную, патерналистски настроенную массу с нулевым нересурсным экспортным потенциалом. Более того, очевидный факт, что при дорогих деньгах не только вовне, но и на внутренний рынок производить невыгодно, экспертами в расчёт даже не брался.

К чему всё привело? Разогнанная собственными дорогими деньгами и дешёвым долларом инфляция создала перекос, при котором уровень затрат на производство отечественного товара делал его невероятно дорогим и неконкурентоспособным. Дешевле было привезти и растаможить что угодно, чем создавать. Это касалось всего: и продуктов питания, и мебели, и одежды, и даже услуг.

Высшей точкой этого финансового парадокса можно считать период с ноября 2014-го по август 2015 г., когда Россия отпустила доллар, и товары у соседей стали на 60% дешевле. Сегодня исходные более или менее выравняли, во многом, это заслуга нового главы Национального банка. Рабочая сила подешевела достаточно, чтобы конкурировать с соседями, хотя рубль, к сожалению, всё ещё чересчур дешёв и не создаёт преимуществ для казахстанских производителей.

Так что паритет покупательской способности пока не достигнут и, к сожалению, он снова рвётся в направлении, приносящем пользу нашим партнёрам по ЕАЭС, а не нам. Возможно, потому, что устаревшие методы расчёта "инфля-девальва" не учитывают нынешнего факта отсутствия границ между странами или то, что рубль находящийся сегодня не только под давлением низких нефтяных цен, но и в условиях общего экономического упадка вот-вот перешагнёт отметку "70 за доллар". Причём отнюдь не в некоем истерическом порыве.

Тем временем Данияр Акишев проинформировал Президента Казахстана о предпринимаемых мерах по обеспечению стабильности на финансовом рынке, недопущению резких скачков курса национальной валюты. Тем самым он подтвердил догадки экспертов, что рынок всё так же находится под контролем, причём как снизу, так и сверху. Не дав ещё недавно уйти тенге к рубежам 320-330 за бакс, сегодня Национальный банк вынужден защищать отметку 307 тенге. Предновогодние траты заставляют менять доллары на тенге в гораздо больших объёмах, чем обычно, правда, это последние доллары, и новых не предвидится, но тут совсем другая история. Но что бы дальше ни произошло, паритет с рублём нужно держать. Тем более что выкупать доллары у населения гораздо легче, чем их продавать.

Акишев сегодня – в зоне особого внимания: у него есть явные преимущества по сравнению с предшественниками, и на руках имеется козырь, в принципе, даже карт-бланш от Главы государства. В частности, это поручение Президента избавиться от всех лишних активов в финансовой системе.

Известно, что уже есть предложения по покупке "Государственного кредитного бюро", обошедшегося налогоплательщикам в полтора миллиарда тенге. Претенденты готовы выкупить этот актив, причём слегка накинув "за беспокойство". Выделить АФН в отдельную структуру с собственным бюджетом, которая будет не подконтрольна НБРК, – вопрос пары подписей. ЕНПФ заберут в управление не глядя, Фонд проблемных активов тоже найдёт своих управленцев. Особенно если учесть гигантские темпы высвобождения огромного числа бездельников из национальных компаний, а ведь процесс этот только набирает обороты. Так что Акишеву не так уж много нужно, чтобы перевернуть страницу неудач и глупостей и войти в историю истинным реформатором, сделавшим Национальный банк институтом из банальной институтки.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter