В канун Международного женского дня Лаззат Рамазанова, председатель совета деловых женщин НПП "Атамекен", так и сказала: "Доля женщин в бизнесе на сегодняшний день составляет около 50%, вклад в формирование ВВП страны – порядка 40%". Никто не сомневается, что "у казахстанских женщин активная жизненная позиция", вопрос только один: откуда цифры и так называемая "реальная" статистика?

Впервые этот показатель – 40% в ВПП – прозвучал ровно четыре года назад из уст другой женщины, тогда руководителя фонда "Даму" Ляззат Ибрагимовой. Также оказалось, что среди руководителей предприятий малого бизнеса женщины составляют 61%. К сожалению, последняя цифра не так надёжна, как доля в валовом продукте страны, которая звучит как мантра со всех новостных лент. Например, в 2016 году Министерство национальной экономики приводило совсем другие цифры: "Женщины возглавляют более 41,5% субъектов малого и среднего бизнеса нашей страны, обеспечивая работой около 800 тысяч граждан или 30% всех рабочих мест в этом трудовом сегменте". Двадцатипроцентный рост за год должен быть виден. Либо закрылись сугубо мужские компании и женский бизнес приспосабливается легче, либо открылись женские, но деловой активности не прибавилось. Есть ещё один вариант, пусть и маловероятный, что цифры эти "выковыриваются из носа" каждый год перед великим праздником, чтобы отчёты звучали бодро и позитивно.

Легко можно согласиться, что 57% государственных служащих в Казахстане – представительницы прекрасного пола, как и с тем, что женщины составляют 51,7% населения нашей страны, но никак не со всем остальным. Хотя очевидно, откуда берёт начало подобное утверждение. В структуре ВВП услуги прочно занимают первое место и формируют более половины валового продукта. Тут торговля, которая практически на 100% состоит из женщин и даёт чуть ли и не пятую часть от всего объёма ВВП, образование, гостиничный и ресторанный бизнес, развлечения, – везде представительницы прекрасного пола, и практически все они причастны к формированию продукта. Не поспорить и с тем, что они имеют отношение и к строительству, и к обрабатывающей промышленности, и к добывающему сектору. Получается, что, исходя из структуры, доля женщин в формировании национального продукта выше, чем 40%, потому как женщин просто больше.

А ведь есть ещё и скрытые показатели. Женщины, ухаживая за детьми или ведя домашнее хозяйство, также формируют ВВП. Очевидно же, что работу по дому можно считать вкладом в национальный валовый продукт, ведь по факту это услуга, и она имеет реальную цену. При этом экономисты уже несколько десятков лет спорят, правильно это или нет – учитывать неоплачиваемый труд в официальной экономической статистике. Пол Станедски ещё полвека назад в своей работе "Доходы наций" писал, что "выпадение таких неоплачиваемых секторов экономики как, например, работа домохозяек серьёзно искажает экономическую статистику стран. Государство должно учитывать такой труд при подсчёте ВВП". Правда, как тогда, так и сейчас учёные не могут сказать, сколько стоит такой труд.

Важно отметить, что к этой теме возвращаются постоянно. Например, в конце семидесятых считалось что неоплачиваемый сектор равен 40% всей экономики США. Из последнего – Американское бюро экономического анализа в 2010 году после учёта этого сектора сделало вывод, что стоит добавить его в расчёты, и мгновенный рост ВВП составит 26%. Тогда как страны-члены ОЭСР считают, что рост может быть и до 50%. Так что если государству нужно будет показывать рост, то у него есть для этого вполне подходящий ресурс.

Поэтому и говорят, что ВВП – самая спорная система оценки деятельности государства. По-настоящему деньги приносят только несколько отраслей: добывающая промышленность, обрабатывающая, некоторые виды генерации, – в общем, всё то, что является высоко маржинальным, что удаётся экспортировать и привлекать иностранную валюту, и здесь женщин практически нет. К сожалению, для учёта благосостояния общества и государства у нас нет иных источников данных, кроме ВВП и его соотношения с числом душ населения.

Манипуляция этими показателями позволяет рисовать вполне себе благостные картины, как в сугубо экономическом плане, так и в разрезе гендерных возможностей. Именно благодаря таким цифрам мы занимаем высокие места в мировых рейтингах, хотя никто не считал отношение реальных доходов женщин относительно их доходов через ВВП. Так что красивые цифры могут радовать женщин на 8 Марта, но, к сожалению, недолго, как и главный цветок праздника – тюльпан.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter