Мировой уровень: казахстанская версия

Как, например, программа по возвращению бывших казахстанских учёных из-за рубежа или поддержка казахстанского экспорта за границей. Также Нурсултан Назарбаев ставил задачу и по борьбе с социальным иждивенчеством. Эта тема на самом деле важна. В стране количество людей, склонных к предпринимательской инициативе, невелико – около 15-20%. По данным экономистов и социологов, этот показатель снижается. Во многом это связано с тем, что государство, выстроив такие важные идеологемы, как согласие, стабильность и многовекторность, не выбрало направление движения. Точнее выбрало, но не смогло по нему двигаться. Казахстан долгое время затруднялся с определением такого важного фактора, как "вектор развития страны" – экономического, технологического, социального, культурного, образовательного. Многое было отдано на откуп обстоятельствам, конъюнктуре, высвободившимся ранее подавленным эмоциям.

При этом за годы независимости в республике приняли около 30 экономических реформ, которые по сути так и не сработали. Как было хорошо сказано во введении в программу ФИИР: "... не набралась критическая масса".

Отдельные достижения есть. В частности, недавно завершилась первая пятилетка ПФИИР, можно подвести определённые итоги. Но межотраслевого качественного согласования не получилось: отстаёт образование, наука, сельское хозяйство. Та же наука сегодня в достаточно плачевном состоянии, корпоративные интересы возобладали и в этой сфере. Чёткая система управления наукой, выстроенная при Абильсиитове, Кулекееве и Жумагулове, сейчас превратилась в некий хаос. В той же ПФИИР был указан такой важный показатель, как необходимость получения тридцати международно признанных патентов к 2014 году.

Однако до сих пор статистики по этому вопросу нет. Есть только цифры по поданным патентам, включая рецепт приготовления чебуреков.

Но сколько из них утверждено, а сколько внедрено в стране, неизвестно. Как неизвестно и состояние отрасли в целом. А ведь это один из важных показателей состояния науки.

Или другой пример. Когда мы пытаемся запустить колледжи или университеты, то сразу – мирового уровня. А то, что колледж должен быть кем-то признан и в конкретном статусе, никого из отечественных реформаторов не интересует. Упало качество образования, система профтехобразования в стране в 90-е годы была развалена, хотя отдельные предприятия воссоздают систему. Подготовка специалистов по программе «Болашак» последние годы действует эффективно. Но во многом она была дискредитирована, поскольку поначалу на руководящие должности в госаппарат назначались вчерашние выпускники с мессианскими идеями, но с отсутствием жизненного опыта. Сейчас пошли кадры, которые уже смогли адаптировать знания и опыт. Но политики и госуправления это коснулось пока в незначительной степени.

Воровать не из убытков, а из прибыли

Что касается экономики, то за годы независимости она была построена не столько на принципах эффективности, адекватных процентных ставок, норм прибыли, сколько на получении сверхприбыли, личных выгод и коррупции. Нам необходимо вернуться к умеренным темпам роста и умеренным аппетитам, чтобы "воровать не из убытков, а из прибыли". Пока достичь этого не удаётся. Но определённая динамика есть. Ряд госпрограмм работает, подотчётность госорганов усиливается, растёт качество управления.

И если в стране будет работать не один чиновник из десяти, а хотя бы пять из десяти, это уже будет неплохим показателем.

Улучшение ситуации можно связывать с выборами президента. Тем более в предвыборной программе кандидата Назарбаева были прописаны меры по административной и политической реформе. Главное, чтобы они не остались на бумаге, не были опять саботированы аппаратом.

Другой крайне важный вопрос – восприятие истории. Если посмотрим на современную казахстанскую историю, которая во многом должна быть основой для восприятия мира и для определения движения, то здесь мы видим дуализм. С одной стороны, наблюдается чудовищная мифологизация, когда казахи объявляются строителями шумерского государства, Вавилона, Рима. Уже и Будду записали в казахи. То есть генерируется фактор мании величия: всё великое, что было создано человечеством, создано казахами. С другой стороны, современная история активно пропагандирует образ нации как жертвы репрессий, режима, вторжений и колонизаторской политики – джунгар, России, Советского Союза, китайцев и так далее. Даже восприятие советского периода отечественной истории происходит через отдельных ярких личностей – Кунаева, Сатпаева, Ауэзова. А в целом история подвергается критике.

Если говорим о Великой Отечественной войне, то пишем об отдельных героях войны – Бигельдинове, Момышулы, Молдагуловой, Маметовой, но при этом вся история в целом либо описывается критически, либо не описывается вообще. То есть людей вырывают из контекста эпохи, и при этом пропадает образ героя труда – передовика производства, инженера, строителя, нефтяника – тех, кто создавал современную экономику и производство, культуру, медицину. Выпадение такого пласта истории крайне негативно воздействует на молодёжь, у которой развивается либо то самое социальное иждивенчество, о котором говорил Президент, либо стремление к наживе. За примерами далеко ходить не нужно.

Камо грядеши

Одновременно формируется менталитет, связанный не с уважением к труду, этическими ценностями и стремлением к знаниям, а балансирующий на грани между манией величия и комплексом неполноценности. В этих условиях говорить о социальной модернизации очень сложно. Ведь единственный опыт модернизации, который был в Казахстане, – это опыт 20-40 годов XX века, когда из животноводческой провинции наш край превратился в мощный промышленный, образовательный, культурный центр. И пусть всё это было построено на основе наднациональной идеологии с мощным эффективным госаппаратом, в том числе репрессивным. Сейчас мы находимся в других условиях – рыночная экономика и демократия. Тем не менее опыт той модернизации нужно использовать, чтобы обеспечить движение страны вперёд. Иначе, отрицая исторический опыт и прошлые реальные достижения, мы формируем то самое иждивенчество, о котором уже говорилось.

Если сейчас не переломить ситуацию, то все концепции "светлого будущего" можно будет спокойно выбросить на помойку.

Президент выдвинул идею "Мангилiк ел", которая суммирует базовые идеологемы – согласие, стабильность, многовекторность, казахстанскую идентичность, патриотизм. Но добавляются новые важные аспекты: социальная, промышленная, технологическая модернизация. Пока эти направления не набрали критической массы. Во многом это связано с низким качеством работы госаппарата, безответственностью, коррупцией, из-за которой губится большинство реформ. Надо отметить, что в предвыборной программе Назарбаева прежний тезис "Сначала экономика, потом политика" был заменён на "Сначала сильное государство и экономика, потом политика". Если сейчас не переломить ситуацию в государственном управлении, образовании, науке, реформировании экономики, воспитании нового поколения, не перейти от идеологизации и мифотворчества к здоровому прагматизму, то все концепции "светлого будущего" можно будет спокойно выбросить на помойку, ибо нечего и некому будет передавать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter