Акимская работа – такая же, как и у всех госслужащих. Единственное отличие – акимы на местах, на уровне района и города, несут бОльшую персональную ответственность, поскольку принимают основные решения и подписывают соответствующие документы. Поэтому возможны риски и различные конфронтации.

К счастью, в Казахстане метод решения подобных конфликтов ещё не дошёл до методов "Коза ностры". В арсенале средств борьбы с оппонентами – закулисные интриги, жалобы в вышестоящие органы, информационные атаки после сбора дискредитирующего материала, распространение слухов.

В своё время я был акимом Аркалыка и Жезказгана, а также Улытауского района Карагандинской области. В памяти фактически не осталось острых противостояний, хотя конфликт интересов на таком посту априори неизбежен. Например, будучи акимом Жезказгана, я участвовал в разрешении ситуации, сложившейся после повышения тарифов на электричество корпорацией "Казахмыс". Но то были рабочие моменты, которые так или иначе разрешились.

Хотя заказных статей я, будучи акимом, не избежал. Недоделанную мной и моей командой работу пытались односторонне критиковать, но дальше "джинсы" дело не доходило.

Прямых угроз уничтожения, в том числе физического, за время работы на постах акима, в мой адрес не поступало.

В недавних же убийствах акимов больше прослеживается криминальный след. Аким – должностное лицо, и любое происшествие с ним получает резонанс не только в масштабах его города или района, но и республики. Здесь, кстати, возникает, вопрос: нужна ли акимам собственная охрана? Государственная охрана по закону положена только Президенту, премьер-министру и спикерам палат Парламента. Некоторые областные акимы имеют охранников в лице официальных помощников-советников.

Когда я был акимом, мою квартиру однажды ограбили. Тогда мне действительно захотелось нанять охрану  (мы жили в служебном коттедже), но не для себя, а для семьи. Правда, делать этого я в итоге я не стал.

Районным акимам нет надобности нанимать отдельно охрану – в зданиях районных администраций, как и в других госучреждениях, посетителей встречают офицеры службы "Кузет". А сельским акимам такой заслон не нужен: масштабы работы не те.

Некоторые полагают что районные и сельские акимы – эдакие наместники бога на земле, местные князьки, нередко сросшиеся с криминальными структурами. Но последний фактор нельзя связывать исключительно с должностью – он связан с самим человеком. Будь он начальником отдела, управления или министром – если у него есть склонность к преступным делам, то, добравшись до должности акима, он лишь продолжит эту деятельность.

Сращение акимов, как и других представителей власти, с криминалом было актуальным в 90-х.

Нередко главам городов и районов приходилось самим вмешиваться в криминальные разборки, вести переговоры с криминалом и наводить порядок в своих волостях.

Сейчас факты слияния местных акимов с преступным миром, возможно, имеют место, но не так часто, как прежде. Из последних примеров – дело экс-акима Атырауской области и созданной им ОПГ.

Что касается самоуправства и бесконтрольного управления, то если такие факты и фиксируются, то, скорее, в отношении районных и выше акимов. Сельский же аким практически беспомощен: не имеет бюджета, всё, что у него есть – печать, кабинет и машина. Плюс, возможно, три-четыре помощника. По факту, сельский голова в нашей стране ничего не решает. Исключение составляют только авторитетные акимы, но их меньшинство.

Другое дело – аким района или города, обладающий большими полномочиями и ресурсами, в том числе финансовыми. К тому же контроль работы районного главы не такой, как у его городского коллеги, за деятельностью которого бдит более активная по сравнению с сельской общественность.

А коррупционные нарушения сельских и районных акимов, если и происходят, то чаще по незнанию законов, халатности, некомпетентности и неопытности. И иногда из-за жадности. Сейчас, когда система работы госорганов всё больше переходит в электронный формат, отследить работу тех же акимов становится проще.

Опять же, и акиматы, и районные администрации постоянно проверяют прокуратура, налоговики, финконтроль. В отделе могут работать четыре сотрудника, и на каждого из которых приходится один проверяющий.

Даёшь поручения своим подчинённым, а выполнять их некому – все  загружены проверкой. При этом уровень коррупции после подобных проверок, увы, не снижается. Но это уже другой вопрос.

Кроме того, всё острее становится проблема страха людей идти на госслужбу в акиматы. Никому не хочется нести ответственность за решения вышестоящего руководства, начальника и попасть в тюрьму. Как следствие – в акиматах сейчас много вакансий: мало кому хочется выполнять огромный объём работы за мизерную зарплату и высокие риски.

Так что опасность работы акима не в том, что его могут убить. А в том, что он может дискредитировать себя, если не справится со своей работой и обязанностями.

То есть аким может сам себя убить – политически.

Что и происходит периодически в нашей стране. Но это уже совершенно другая тема…

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter