"Я богатый Потоси, сокровищница мира, король гор, предмет зависти королей", "Город, который больше других дал миру и сам теперь не имеет ничего", – между двумя этими высказываниями дистанция около двух веков, и в этих двух веках времени пролегает великая история города Потоси в Боливии. История невероятного взлёта и такого же невероятного падения. Он видел всё: сверкающее сверхбогатство и роскошное барокко церквей и вилл и страшную нищету и болезни лачуг.

В середине 16 века на древней горе Сумах Орцко открыли нескончаемые источники чистого серебра, и в город хлынули испанцы. Через 70 лет после своего основания Потоси стал четвёртым по величине городом в христианском мире, город застраивался церквями, на которые не жалели никаких средств, игорными домам, театрами, площадями для празднеств, школами танцев и борделями. Эйфория охватила моногород, казалось, это никогда не закончится. Ресурсный капитал, шальные деньги днём и ночью обслуживались креативной и сервисной городской экономикой. Для поддержания новоявленного праздного класса создалась соответствующая инфраструктура, товары потребления везли из Гранады, Фландрии, Индии, Персии, Китая, Парижа и Лондона. Маленький городок на андских склонах разбогател в мгновение ока, заблистал драгоценными камнями и коврами и стал центром колониальной жизни.

Как и любой моногород, потух и Потоси, серебро закончилось, колонисты вымели всё, что было возможно, город остался ни с чем, в агонии бедности и смертельных болезней горожан. И сегодня Боливия наводнена трущобами и борется как может с последствиями бездумной внутренней политики, отягощённой свинцовой колониальной политикой Старого Света.

"Прежде деньги здесь текли рекой, все мы думали, что так будет продолжаться вечно", – такое воспоминание местного чилийского жителя приводит в своей книге "Вскрытые вены Латинской Америки" Эдуард Галеано, и оно лучше всего иллюстрирует историю борьбы городов в разное время и самый большой страх нынешних городов без внятной экономики.

Города ржавого пояса Соединённых Штатов – некогда богатейшие промышленные центры мира и корпоративной Америки – сегодня переживают свою борьбу. Хрестоматийным примером для урбанистов является славный город Детройт, прошедший путь от восхода на вершину капиталистической пирамиды и банкротства города в 2013 году. 20-е ревут, небоскрёбы автомобильных корпоративных гигантов один выше и помпезнее другого взмывают вверх, город переживает бум и расцветает. Детройт – автомобильная столица мира. Но мир меняется, а Детройт не находит пути интеграции в новое мировое устройство и конкуренции и терпит одно болезненное поражение за другим, пока не находит себя окончательно проигравшим. Город до сих пор бросается от одной инициативы в другую в поисках точки входа в новый мир, не успев запрыгнуть на подножку поезда новой экономики, где миром правят бобо.

"Будущее принадлежит мыслителям, деятелям и инноваторам", – говорит мэр Детройта Майк Дагган. Его слова лаконично обрисовывают, кажется, единственно оставшийся тип урбанизма и городского развития для городов в 21 веке, затмив собой всяческий поиск, критическое мышление и попытки локализации "передового" опыта. Отныне все должны быть городами-доткомами, населёнными исключительно молодёжью в белых мокасинах.

Кому-то это удаётся, история знает примеры невероятного преображения – Питсбург, Пенсильвания, США. Некогда город, где вся экономика крутилась вокруг стали, пережил страшный упадок, но нашёл в себе какой-то запас прочности и гибкости и запрыгнул в поезд, нёсшийся в 21 век с его электроникой и полупроводниками. Сегодня это успешный город, привлекающий инвестиции, прошедший деиндустриализацию и удачно развивающий секторы вроде здравоохранения, туризма, финансов, образования и высоких технологий.

Супернова урбанистики – город Бангалор, Индия. Бангалору тоже каким-то образом удаётся сбросить непростое прошлое, и кажется, что со дня на день он ни много ни мало составит конкуренцию самой Кремниевой долине.

Астана на гребне волны: город недавно объявил о своей новой экономической политике. Понятно, что мы хотим быть центрально-азиатским Питсбургом или Бангалором. А почему бы, собственно, и нет, у нас есть предпосылки – если и существует новый капитал, то сейчас самое время его сколотить. К тому же давно понятно, что продавать надо досуг и культуру – два проходных товара, ветер маркетинговых перемен, ориентированный на миллениалов и поколение Z, дует в паруса, а урбанизм на волне, и он только продолжит свое восхождение.

Большой частью новой городской политики и вообще большинства успешных городов сегодня является туризм. Он и будет волновать нас здесь. Туристический сайт welcometoastana снял и запустил видеоролик, который, по всей видимости, призван привлечь к нам туристов.



На момент написания колонки видео на Youtube набрало 22 624 просмотра. Поскольку данное видео – это не чьё-то личное творчество, а на него отчасти поставлено будущее всего города и каждого из нас, мы имеем право здесь сказать, что лишённое фактуры и микротрещин видео и текст провальные. Они не достигают цели обозначения Астаны на мировой туристической карте и представляют город продвинутым вариантом Диснейленда, где культура искусственна и поставлена на поток. Почасовая аренда культуры – подходим. Мы и сами в этом виноваты, нет сомнений.

При столкновении с культурами, сохранившими свои ценности, хранящим память живым, не музейным материалом современный человек чувствует себя пустым и немного мелким. Так вот, нет ничего более тоскливого и скучного, чем глобализованная культура куриных крылышек и бутиков одинаковой одежды. Никому не интересна стандартизация, но интересны различия. Именно таким получилось промовидео: стерильный, выхолощенный от какой-либо фактуры город в виде плоской, гладкой пластиковой поверхности. Меж тем сам город, великолепная история Целинограда и Астаны остаются не тронутыми коммерческо-туристическими процессами. Всё, в чём раскрывается урбанизм города, его уникальная культура покоятся в сторонке.

Если мы сегодня всерьёз думаем стать центром притяжения туристов, настало время крепко подумать, в чём же заключается эта самая культура, которая продаёт. Думают о культуре не в кабинете с 5-7 специалистами, её мыслят в стенах университетов, на новых и старых улицах, она копится на книжных страницах, в краеведческих музеях, на стенах старых и новых зданий, в проулках, тупиках и на окраинах, её мыслят переселенцы и старожилы, её мыслят всем городом. Барселона и Тбилиси удачно торгуют своей культурой, не потому что они её выдумали, а потому что нашли способы консолидации и коллективной солидарности.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter