Кадр из фильма "Академик Владимир Афанасьевич Обручев"

Кадр из фильма "Академик Владимир Афанасьевич Обручев"

Кланы собирают аргументы и средства для увековечения замечательных предков. И я тоже желаю поучаствовать в этом увлекательном процессе и замолвить слово за Владимира Афанасьевича Обручева, в отношении которого наш город поступил непотребно и непристойно. И что из того, что он мне не родственник и умер за несколько лет до моего рождения?

Ещё совсем недавно имя В. А. Обручева – одного из последних путешественников-классиков (он участвовал ещё в экспедициях Потанина!), геолога с мировым именем и писателя-фантаста, книгами которого – "Плутония" и "Земля Санникова" – зачитывались юные поколения книгочеев, было знаковым для любого образованного человека.



Проживший долгую и славную жизнь (он умер в 1956-м), Обручев и для Казахстана успел сделать поболе, чем многие другие "великие учёные". Во всяком случае, когда в 1946 году торжественно зачиналась республиканская Академия наук, на первой сессии её первым почётным членом единогласно избрали именно Владимира Афанасьевича.

Представлявший кандидата Каныш Имантаевич Сатпаев сказал следующее:

"Наши успехи, как в области экономики, так и в области науки, связаны с выдающимися трудами ряда крупнейших учёных русского народа. В области геологии и познания богатств недр Казахстана играет выдающуюся роль и оказывает постоянную помощь казахским геологам аксакал советских геологов, Герой Социалистического Труда, академик Владимир Афанасьевич Обручев".

Любопытно, что судьбоносной для самого Сатпаева стала одна-единственная случайная встреча, к которой был косвенно причастен всё тот же В. А. Обручев. В 1921 году в родном Баянауле молодой судья Сатпаев повстречал молодого томского профессора Михаила Антоновича Усова, приехавшего в степь подлечить лёгкие. И эта случайность обрекла Каныша Имантаевича стать тем, кем он стал. Усов, ученик и сподвижник Обручева, в считанные дни заразил Сатпаева тем, чем сам заразился от своего наставника. Геологией. И уже осенью того же года Сатпаев уехал в Томск, в университет.

Так начался путь самого знаменитого геолога-казаха, действительно великого учёного, которого знают далеко за пределами Казахстана. Если бы Сатпаев был жив, то я сомневаюсь, чтобы появились предпосылки для появления этой колонки.

Впервые Обручев проехал по Казахстану в 1894 году, возвращаясь из своего знаменитого маршрута по Китаю (формально – в рамках экспедиции Григория Потанина, фактически – совершенно самостоятельно). Путь начинался в Кяхте и Пекине, а затем, изрядно пропетляв по неисследованным районам Глубинной Азии, завершился в Кульдже. Возможно, тогда Владимир Афанасьевич заезжал в Верный, хотя вряд ли задерживался здесь надолго – спешил домой (два с лишним года в дороге!) – через Семипалатинск, по Иртышу, в Омск и далее.


Академик Владимир Обручев в китайском костюме, 1893 год

Академик Владимир Обручев в китайском костюме, 1893 год

Затем, уже маститым географом и профессором Томского технологического института, Обручев вновь устремился к пределам своих мечтаний в глубины Азии. В 1905 году состоялась очень интересная рекогносцировка в Пограничной Джунгарии, маршрут которой охватил и значительный район Юго-Восточного Казахстана: район Аягуза, горы Аркат, Тарбагатай, Алаколь, Джунгарские Ворота. А на обратном пути он прошёл через Зайсан, Кокпекты, через Усть-Каменогорск. И это была не простая туристическая поездка – после Обручева многое прояснялось в геологическом отношении. Летом 1906 и летом 1909 года он снова приезжал с экспедицией в эти места, чтобы доисследовать недоисследованное. Между прочим, в последней поездке Обручева сопровождал тот самый Усов, будущий наставник Сатпаева.

Ещё одним любопытным моментом исследования Казахстана была поездка 1911 года. Тогда по предложению Российского золотопромышленного рода Обручев проводил экспертизу рудников и приисков в Калбинском хребте. И сюда, на Рудный Алтай, он вернулся ещё раз – в 1914-м. Главной его задачей в тот раз было изучение тектоники Алтая.

Но интерес к Казахстану не исчерпывался у Обручева результатами лишь своих собственных поездок. Учёный, обладавший не только геологическим чутьём, но и мощным аналитическим умом, с огромным интересом собирал и анализировал материалы своих коллег о нашей Республике. На той первой сессии Академии наук Казахской ССР, где его избрали почётным академиком, был прочитан его доклад с говорящим названием: "Особенности рельефа Казахстана и возможное объяснение их".

…Имя Обручева в советские времена носила одна из улиц Алма-Аты. Но в новой ономастике почему-то решили обойтись без него. Сведущие люди говорят, что ничего личного – члены комиссии просто перепутали почётного академика с его однофамильцем (и полным тёзкой!) – царским генералом. Что ж, их можно извинить, – откуда они могли знать такие тонкости? Но, господа хорошие, Обручевы бывают разные!

Интересно, что знаменитому исследователю Казахстана не нашлось места и на страницах выпущенного в 2009 году справочника – "Казахстан в зарубежных источниках и материалах" (автор – Ж. Ж. Шалгынбай). Правда, фотография академика в нём всё-таки появилась, но… вместо художника В. В. Верещагина.

Конечно, Владимир Афанаьевич Обручев, чьё имя носят горные и подводные хребты, ледник в Сибири и оазис в Антарктиде, институт, библиотека, музей и множество улиц в других городах, не обеднеет без своего топонима в Алматы. Но мне отчего-то кажется, что наш город поступил с уважаемым академиком по-свински. Одни по невежеству выкинули его имя с карты, другие – по равнодушию, не смогли его отстоять. Свершилась банальная историческая несправедливость. Которую, однако, можно и должно исправить.

Если даже невозможно вернуть имя Обручева старой улице, то… Чем, например, засветился в Казахстане математик Эйлер или астроном Коперник, имена которых носят улицы города? Скорее всего, они не то что про наш город – про Казахстан слыхом не слыхивали…

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter