Русская берёза, канадский клён, индийский лотос, японская сакура (или хризантема), шотландский чертополох, английская роза, голландский тюльпан, саудовская пальма, ливанский кедр, ланкийский гибискус, китайская слива мэй, сингапурская орхидея, казахстанская… А, собственно, что дальше?

В подавляющем большинстве стран наряду с такими официальными атрибутами государства, как герб, гимн и флаг, существуют ещё и символы неофициальные. Но известные зачастую куда шире и лучше казённых. Речь о всяких узнаваемых и экзотических местечках, эндемичных зверушках и любимых цветочках. Вот про эти-то "госцветочки" и хочется поговорить. Ввиду их полного отсутствия в нашей государственной атрибутике.

Можно возразить, что растительная символика вообще-то нехарактерна для казахской культуры. Ведь даже семантика национальных орнаментов у казахов, по мнению специалистов, целиком построена на животной основе. Есть у республики такие узнаваемые символы как барс, волк, беркут. Так надо ли парить себе мозг поиском чего-то нехарактерного и неестественного, дабы только быть как все?

Может быть, и не надо. Однако мне как географу, занимающемуся историей, это обидно. И не столько даже за державу, сколько за одно из наших растений, которое достойно самых восторженных эпитетов и списков всемирного наследия  ЮНЕСКО.

Речь о вечном знакомце каждого уважающего себя казахстанца – саксауле.

Если по справедливости, саксаулу давно пора бы поставить памятник на какой-нибудь главной площади страны. Потому что столько добра, сколько приносит это своеобразное деревце, казахстанцы не получили ни от какого другого. Добра и тепла. Это сейчас его бездарно изводят на шашлыки, а ещё полвека назад саксаулом отапливалась значительная часть жилого сектора в южной части республики (и не только частного, и не только в южной). Во всяком случае, так называемую "саксаульную базу" помнят все коренные алма-атинцы. А что говорить о трудных временах, когда саксаул и вообще был единственным топливом не только для людей, но и для фабрик-заводов, а также паровозов-пароходов.

Кстати, в первые годы функционирования Турксиба движение паровозов по магистрали осуществлялось во многом именно на саксауловой тяге. Так что караваны верблюдов, подвозившие из глубины пустынь топливо для "железных коней", были тогда непременным атрибутом железнодорожного движения. К знаменитым саксаульникам пустыни Мойынкум от станции Чу была даже построена целая узкоколейка длиной в несколько сот километров.

Но и ещё ранее, в достославные былинно-эпические времена, саксаул сыграл архиважную роль в освоении номадами огромных пространств в пустынных районах Казахстана. Саксауловые леса, равных которым в мире более нет нигде (как и ничего на них похожего!), широкой полосой протянулись по всему пустынному поясу Казахстана – от предгорий Урала и Аральского моря до сопок Алтая и озера Зайсан.  И именно благодаря этому во многом и появилась возможность для относительно комфортных зимовок кочевников, кыстау которых как раз таки и были в значительной части привязаны к этим пустыням. Дело в том, что саксаул не только прекрасное топливо, на несколько порядков превышавшее по качеству традиционный кизяк. Он ещё и немаловажное кормовое подспорье для зимнего пропитания как овец, так и верблюдов.

…Саксаул в качестве дров – это вообще высокая поэзия. Загорается с полспички,  горит ровно и спокойно, без нервов и искр, без треска и брани. Мягкое попыхивание саксаулового костра лишь несколько оттеняет окружающую гармонию и великую тишину ночной пустыни. И хотя высушенная знойным солнцем древесина сгорает быстро, жар от углей остаётся такой, что ещё утром на них моментально вскипает поставленный сверху чайник. Даже зимой, при минус двадцати, ночёвка в пустыне, где есть саксаул, – не проблема.

Если же обратиться к более научным параллелям, то выяснится, что теплотворная способность саксаула в 1,7 раза превышает показатель таких традиционных дров, как берёзовые, и примерно схожа с таким топливом, как бурый уголь. Но, как часто бывает на этой планете людей, чьи-то природные достоинства зачастую и являются источником смертельной опасности для носителей таковых – животных и растений, имеющих несчастье обитать рядом с человеком. Саксауловые леса – яркий тому пример.


Саксаул стал просто дровами для пикника

Фото автора
Саксаул стал просто дровами для пикника

Ещё полвека назад площадь саксаульников превышала размеры всех прочих лесов Казахстана. Так что, как писал один из патриархов казахстанской географии Н. И. Пальгов, "благодаря саксаулу лесистость Кзыл-Ординской области больше, чем казахстанской части Алтайских гор".  Но XX век стал не лучшим временем для существования саксауловых лесов в Казахстане. (Как, в общем-то, и его последовавшее продолжение.) Причиной тому – крайне скромная продуктивность саксаульников, которая не идёт ни в какое сравнение с их распространённостью.

Один гектар саксаулового леса даёт в среднем всего 2 тонны древесины (в 100 раз меньше, чем берёзового!). Потому-то саксаул берут не качеством, а площадями. Что приводит к быстрому катастрофическому сокращению и того, и другого. Ведь для "хозяйственного освоения" саксаульников не нужно даже бензопилы (а пила его и не берёт). Достаточно пары рабочих рук.   Огромные многометровые деревья саксаула (он ещё недавно дорастал в природе до 10-12 метров!), даже живые, легко выламываются даже не очень сильным человеком. Но крупных деревьев уже практически не осталось. А на месте былых лесов красуются уродливые язвы: сегодня отыскать крупный и нетронутый массив саксаульника на всём пространстве от Урала до Алтая – задача непростая.

Несмотря на то что до слуха доносятся периодические сообщения о полном запрете ломки саксаула, планомерное уничтожение его с успехом продолжается (для того чтобы промониторить ситуацию, не нужно мотаться по пустыням – достаточно кликнуть в любом поисковике "купить саксаул"). И тому - две причины. Первая: наличие людей, для которых саксаул единственный источник заработать. Вторая: наличие людей, готовых, несмотря ни на что, покупать это по сути запретное топливо для своих мангалов. Ни тех, ни других никуда не денешь! Ситуация с саксаулом очень похожа на проблему с красной рыбой и чёрной икрой.

Потому, покуда с саксаулом не получилось, как с алма-атинским апортом, нужно поскорее делать уникальное по своим качествам казахстанское растение эмблемой и символом. У следующих поколений такого шанса может уже и не быть!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter