Второй год подряд Министерство образования и науки РК выделяет около 54 тысяч государственных грантов для выпускников школ на обучение в казахстанских университетах. В результате из примерно 80 тысяч выпускников, которые успешно сдадут единое национальное тестирование, более двух третей будут иметь возможность получить высшее образование за счёт государства.

Это звучит как прекрасная идея для страны с большим количеством молодых людей, которая нуждается в образованной рабочей силе. Однако у этой идеи есть и оборотная сторона. Для того чтобы дать обладателям грантов образование, казахстанские университеты получают от государства 342 900 тенге за одного студента в год (635 800 тенге для технических специальностей).

Для сравнения: в странах ОЭСР затраты на одного студента в виде прямых образовательных расходов составляли 10 000 долларов в 2016 году. Хотя расходы в Казахстане и однозначно меньше, чем в Европе, но не в 12 раз (а в некоторых случаях, таких как приобретение образовательных технологий, подписки на библиотеки и т.д., они точно такие же).

К сожалению, этой суммы совершенно недостаточно для найма компетентных и преданных своему делу преподавателей, а также предоставления необходимых образовательных и социальных ресурсов.

(Есть одно исключение в этой угнетающей ситуации. Назарбаев Университет, флагман страны, принимает на обучение около 1 000 студентов на программы бакалавриата в год и получает 4,766 миллиона тенге в год за обучение одного студента).

В результате казахстанские студенты получают в университетах образование низкого качества, а работодатели постоянно жалуются на то, что не могут найти новых квалифицированных работников, несмотря на огромное число выпускников вузов.

Для того чтобы понять причины этой проблемы, давайте взглянем на то, как работают казахстанские университеты при существующей системе.

В соответствии с требованиями Министерства образования и науки РК, коэффициент соотношения числа студентов к числу преподавателей не должен превышать 12 к 1. Вне всяких сомнений цели очень похвальные. Однако даже многие университеты мира, входящие в топ-200, не имеют указанного соотношения.

Насколько мне известно, Казахстан – это единственная страна в мире, которая юридически обязывает университеты соблюдать определённый коэффициент соотношения студентов к преподавателям.

Между тем, в университетах США среднее соотношение количества студентов к количеству преподавателей составляет 16 к 1, и очень немногие университеты могли бы соответствовать коэффициенту, который является обязательным в Казахстане.

К чему приводит такое требование? К тому, что вузы вынуждены держать определённое число преподавателей.

А теперь посчитаем. При самом оптимистичном сценарии на преподавание расходуется примерно 60% бюджета университета (после вычета капитальных затрат). Несложно понять, что максимальная заработная плата среднестатистического преподавателя составит максимум 200 тысяч тенге.

После вычета подоходного налога в размере 20% на руки преподаватель получит 160 тысяч тенге. Это ниже средней заработной платы всех профессий в двух главных городах Казахстана и – давайте быть реалистами – совершенно недостаточно для достойного уровня жизни в любом казахстанском городе.

Несложно предположить, какие выходы из ситуации при сложившихся обстоятельствах находят преподаватели. Если они честны, они вынуждены преподавать одновременно в нескольких университетах. Это значит, что у них совершенно нет времени на то, чтобы встречаться со студентами вне аудиторий, заниматься исследованиями или повышать уровень в своей области знаний. А если они не честны, то они берут взятки со студентов. Думаю, нет необходимости говорить о том, что ни один из указанных способов не даёт хороших академических результатов.

Какие преподаватели захотят работать в такой системе? Хотя официальных данных по демографическому составу преподавателей у нас нет, очевидно, что при заработных платах на таком уровне молодые и амбициозные люди не считают академическую карьеру привлекательной. Как раз наоборот, университеты заполнены преподавателями в возрасте 60-70 лет, получившими свои докторские степени в советских учреждениях. Это преподаватели, у которых не было возможности, даже если было желание, следить за последними поисками академической мысли.

В результате многие казахстанские студенты учатся у преподавателей пенсионного возраста, которые не имеют понятия о том, насколько академический мир в 2019 году отличается от академического мира образца 1985 года. Это ещё более очевидно, поскольку мало кто из таких преподавателей владеет английским языком и, соответственно, они не имеют доступа к большей части академических работ в своих областях знаний, будучи ограничены доступом только к работам, опубликованным на русском или казахском языках.

Серьёзные и амбициозные студенты (и их родители) прекрасно понимают, что происходит, и всё больше и больше голосуют ногами, уезжая из Казахстана, чтобы учиться за границей, как платно, так и бесплатно.

Согласно имеющимся статистическим данным, почти 90 тысяч казахстанских граждан учатся за границей, подавляющее большинство из них – в России. Российские университеты предоставляют бесплатное обучение большей части таких студентов, которые были лучшими учениками в средних школах.

Государственные гранты для студентов в России различаются в зависимости от специальностей и качества университетов, но минимальная сумма, которую получает университет за обучение одного студента, составляет 3 000 долларов в год. Хотя указанная сумма выглядит скромно в сравнении с тем, сколько составляют гранты на одного студента в Западной Европе или США, она почти в четыре раза выше, чем финансирование, получаемое казахстанскими университетами. При этом, цены и заработные платы в России точно не в четыре раза выше, чем в Казахстане.

Во многих случаях эти молодые юноши и девушки не вернутся в Казахстан после окончания университетов. Это означает, что существующая система поощряет обедневших, неамбициозных и наименее талантливых оставаться в Казахстане, где они получают некачественное образование и впоследствии не могут устроиться на работу, в то время как относительно благополучные молодые люди уезжают из страны, чтобы зачастую никогда не вернуться.

Сложно назвать политику, которая стимулирует подобную систему, иначе чем стратегией национального самоубийства.

Для того, чтобы решить любую проблему, необходимо в первую очередь признать, что она существует. К сожалению, по меньшей мере в данный момент, нет никаких признаков того, что Правительство Казахстана осознает, насколько по-настоящему ужасна сложившаяся ситуация. Когда наступит признание того, что проблема существует, начнутся поиски решений.

На мой взгляд, есть несколько вариантов выхода из порочного круга, которые можно было бы предложить.

Первый, наиболее очевидный – Министерство образования и науки должно дать реальную оценку того, каковы затраты на хорошее образование в Казахстане, и изменить количество грантов таким образом, чтобы университеты получали достаточное финансирование (одновременно честно оценивая работу университетов по международным стандартам с тем, чтобы удостовериться, что средства действительно расходуются эффективно). Правда, это, возможно, потребует сокращения количества грантов по меньшей мере на 50%, но для Казахстана, без всяких сомнений, будет намного лучше, если около 20 тысяч студентов получат хорошее образование, чем 54 тысячи – плохое.

Однозначно, решение проблемы финансирования – необходимое, но недостаточное условие для обеспечения казахстанских студентов хорошим университетским образованием. Нет никакой гарантии, что без должного грамотного надзора многие университеты не станут класть деньги к себе в карман, ничего не делая для улучшения.

Но одно точно: без значительного повышения сумм, которые университеты могут тратить на одного студента, к решению проблемы качественного образования в Казахстане невозможно даже приступать.

Второй вариант – ваучеризация грантов, создание системы, при которой университетам будет разрешено брать дополнительную оплату к стоимости грантов, оплату, покрывающую разницу между стоимостью гранта и реальной стоимостью обучения, при условии, что университеты покажут, как они расходуют свои бюджеты. Можно ввести разнообразные тесты в соответствии с текущими потребностями, чтобы не допустить ситуации, в которой студенты из семей с низкими доходами пострадают от такой системы. При правильной реализации данная система позволила бы правительству выделять по-прежнему большое количество грантов, в то же время не вынуждая университеты предоставлять образование низкого качества.

Третий вариант – запустить программу доступных студенческих займов с низкими процентными ставками, которая не повторяла бы ошибок подобных программ в мире. В долгосрочной перспективе либо государство в качестве гаранта, либо кредиторы из частного сектора будут возмещать затраты, студенты будут получать хорошее образование, а университеты будут предлагать соответствующий уровень достойного образования.

Есть и другие, более комплексные варианты решения, которые можно предложить. В том числе, создание казахстанской версии общественных колледжей, которые дополнят или заменят некоторые из государственных университетов.

Так или иначе, проблему необходимо признать и решать, потому что с каждым годом ситуация продолжает ухудшаться: недофинансированные университеты не имеют ресурсов для улучшения качества преподавания, а преподаватели становятся всё старше и всё дальше от проблем современного мира.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter