Проект закона "О доступе к информации" начал обсуждаться ещё пять лет назад, в 2010 году, что уже само по себе достаточно долго. Несколько раз в него вносились изменения, в том числе после международных экспертиз. Тем не менее, проект страдает дефектами, не позволяющими в полной мере реализовать конституционное право каждого "свободно получать и распространять информацию любым, не запрещённым законом способом" (статья 20 Конституции РК). В идеале этот закон должен создавать реальные условия для получения информации.

Однако, если вы почитаете проект, то поймёте, что это всё ещё закон о том, как попросить у государственных органов информацию, а они ещё подумают – предоставить вам её или нет.

В первую очередь проект не является всеобъемлющим законом о доступе к информации и допускает исключения из сферы своего применения.

Например, согласно статье 3 проекта действие закона не распространяется на обращения физических и юридических лиц, порядок рассмотрения которых установлен законодательством РК об административных правонарушениях, уголовно-процессуальным, гражданским процессуальным законодательством РК, Законом РК "О порядке рассмотрения обращений физических и юридических лиц", законодательством РК о Национальном архивном фонде и архивах.

Кроме того, в проекте не реализован международный принцип максимального раскрытия информации. В его основе лежит максимальная  доступность и раскрытие информации государством. То есть право на доступ к информации, находящейся в распоряжении государства, является фундаментальным правом человека, которое должно быть реализовано на национальном уровне с помощью сводного законодательства, основанного на принципе максимального раскрытия, с презумпцией доступности любого рода информации, за исключением узкой системы ограничений. 

В проекте, на мой взгляд, реализована идея не максимального раскрытия информации "за исключением узкой системы ограничений", а идея частичного предоставления информации с резервированием за государством широких возможностей ограничения доступа к запрашиваемой информации.

Для примера приведу статью 11 законопроекта:

Статья 11. Предоставление информации по запросу

П.18. Обладатель информации может не предоставлять информацию:

– собранную в процессе государственного контроля и надзора - до принятия решения по данному вопросу;

– преждевременное раскрытие которой создает препятствия или может создать препятствия формированию, развитию и успешному завершению государственной политики - до завершения процесса;

– преждевременное распространение которой нарушает или может нарушить процесс обмена мнений, совещаний в государственных органах - до принятия окончательного решения;

– по межведомственной и (или) внутриведомственной переписке - до принятия решения по данному вопросу;

– по документам, поступившим от иностранных государств или международных организаций, – до принятия взаимного соглашения по раскрытию документа.

Прокомментирую первый абзац указанного пункта. Например, Счётный комитет проведёт проверку освоения бюджетных средств и выявит серьёзные нарушения. Далее он передаст материалы проверки в правоохранительные органы. Если в это время СМИ или  граждане запросят материалы или даже выводы проверки Счётного комитета, то могут получить отказ - на том основании, что материалы переданы в правоохранительные органы, а окончательное решение не принято.

При этом что считать окончательным решением – неясно. То ли возбуждение уголовного дела, то ли передачу дела в суд? А может, вынесение приговора? В такой ситуации госорганы имеют слишком широкий простор для манипуляций по собственному усмотрению.

К слову, в статье 12 законопроекта "Визуальное ознакомление с информацией в помещениях, занимаемых обладателями информации" говорится о том же самом.

Вообще любой закон должен соответствовать принципам юридической определённости и предсказуемости правовых норм. Однако в отношении данного проекта нет возможности говорить о том, что данный принцип соблюдён.

Для того чтобы получить эффективный инструмент подотчётности Правительства, право доступа к информации следует применять в широком смысле во всех государственных органах, включая центральные, региональные и местные органы управления, судебную и законодательную власть, государственные предприятия и любые другие конституционные и уставные органы. Частные компании также должны следовать правилам открытости информации, если они выполняют общественную функцию или являются получателями государственных средств, в пределах функции или финансирования.

А в нынешнем виде законопроект лишь частично реализует право на информацию, предоставляя к ней ограниченный доступ.

Исключения обширны, процессы опротестования очень слабы, а открытость собраний обходит такие госорганы как Парламент, Аппарат Президента, получающие статус особого положения и снятие ответственности в случае непредоставления информации. 

В целом, в таком виде проект закона "О доступе к информации" не может в полной мере создать эффективный механизм реализации конституционного права на получение и распространение информации. А в некоторых случаях предлагаемые механизмы закона создадут новые препятствия при получении сведений. Поэтому необходимо более последовательное внедрение международных стандартов и соответствующая доработка как модели правового регулирования, так и отдельных правовых институтов и норм в рамках данного законопроекта.  

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter