Интернет объединил 3,5 миллиарда людей, сократив между ними физический, экономический и образовательный разрыв. Позволил увеличить мировой ВВП примерно на 8% – общий вклад в экономику составляет 4 триллиона долларов, а "интернет вещей" к 2025 году может обеспечить 11 триллионов дополнительного прироста. Но гарантий дальнейшего развития интернета нет.

Что может пойти не так?

Вы открываете браузер, вводите адрес онлайн-кинотеатра, рассчитывая провести вечер в кампании героев любимого шоу, но сервер не откликается. Не работает поиск, невозможно попасть в социальные сети, закрыты форумы. В интернете осталось несколько доступных сайтов, которые вам неинтересны. И вы чувствуете, что кто-то попирает ваши базовые права. Это уже происходит. Почему?

Всемирная паутина состоит из множества компьютерных сетей, которые принадлежат разным людям и опираются на физические серверы в странах с разными законами, но существуют единые внетерриториальные правила, связывающие эти сети, создающие пространство всеобщей свободы. И пусть необходимость в контроле возникает как ответ на разрушительные тенденции, но вводя законодательные и торговые барьеры, цензуру и требования к локальному хранению данных, то есть ограничивая свободное перемещение товаров, услуг и идей, правительства будут нарушать эти правила.

Со временем появятся локальные сети, границы между которыми будут установлены искусственно, на уровне национальных законодательств и государственного регулирования. Так интернет превратится в сплинтернет.

"В последние два-три года каждое государство мира озаботилось вопросами управления интернетом или его локализации", – Говорит Шавхат Сабиров, президент Интернет-ассоциации Казахстана. – "Китай как раз развивается по такой модели. Но для 1,5 миллиардов человек это возможно и работает. А для других стран, для Казахстана, например, крайне невыгодно".


Какие страны можно легко отключить от Интернета из-за особенностей сетевой инфраструктуры

Какие страны можно легко отключить от интернета из-за особенностей сетевой инфраструктуры / blog.kaspersky.ru

Как работает сплинтернет?

Китайский интернет – яркий пример того, что собой представляет сеть под тотальным контролем государства. YouTube, Facebook или Twitter, WordPress и Vimeo, – всё это почти незнакомые китайцам названия. Даже в Википедии есть страницы, недоступные жителям Поднебесной, – разделы, посвящённые политике страны.

Но VPN используют немногие. Практически у всех популярных за "великой цифровой стеной" ресурсов и сервисов существуют локальные аналоги. Порталами вроде Netflix и Amazon интересуются только те, кто учился за границей, путешествовал или сотрудничает с иностранными компаниями. Большинство же китайцев не готово к огромному незащищённому Интернету Всех и уверено, что общенациональная сетевая оборона – это нужно и правильно.

Мы видели, чем иногда кончается свобода.

Игорь Рыбаков, IT-специалист, технический директор компании DAR, уверен, что при всех спорных вопросах сплинтернет действительно будет более безопасен для пользователя:

"Ресурсы будут лучше контролироваться. Если в Сети есть какие-то публичные открытые адреса, то можно быстро и дёшево организовать, к примеру, стандартную DDoS-атаку, которая забивает канал всяким мусором и не дает нормально существовать полезному трафику. Если Сеть будет закрытой, то подобная атака будет проходить всего через несколько точек, и её легче будет нейтрализовать. Можно сравнить с системой водоснабжения: плотина пропускает воду, но в ограниченном количестве, мы полностью контролируем процесс. Это касается трафика и изнутри сплитсети: его тоже будет легче регулировать, хотя бы для того, чтобы отслеживать разного рода сговоры и в конечном итоге предупреждать террористические угрозы. Мы видели, чем иногда кончается свобода".

Сплинтернет – это что-то новое?

Говоря "сплинтернет" мы боимся, что нам закроют доступ к информации, будут контролировать личные данные, обяжут соблюдать "сетевую гигиену" и будут применять локальные уголовные и административные меры за виртуальные преступления. Но идея интернета как глобальной, независимой и нерегулируемой платформы всегда была фиктивна. Даже в разгар техно-футуристической риторики девяностых, когда люди были уверены, что интернет сотрёт все национальные границы.

В документах, которые Эдвард Сноуден раскрыл в 2013 году, говорилось, что Агентство национальной безопасности США собирало информацию пользователей Google, Facebook, Apple, Microsoft и Yahoo по всему миру.




Коммунистическая партия Китая одной из первых поняла, что интернет – это просто новая форма средств массовой информации, а контроль над СМИ имеет центральное значение для национального суверенитета и его авторитетности.

Что будет с Казахстаном, если придут реальные хакеры или наше пространство станет интересным для киберпреступников?

"Об установке электронных границ еще в феврале 2011 говорил наш Президент. Речь шла о защите казахстанского пространства от киберпреступников, – продолжает Шавхат Сабиров. – Нужно строить "киберщит" и нужно уметь защищаться от киберугроз. Это правильно. Защита государственных, частных информационных систем и инфраструктуры – задача номер один. Для этого необходимы законодательные изменения. Нужен целый комплекс системных мероприятий, чтобы построить защиту в киберпространстве. Киберпреступность в Казахстане пока развита на уровне человеческого фактора. Плохие пароли, безответственное отношение людей как к собственным устройствам и компьютерам, так и находящимся в компаниях, организациях и государственных учреждениях. И это настораживает. Даже пугает. Что будет с Казахстаном, если придут реальные хакеры или наше пространство станет интересным для киберпреступников? Следует вопросы кибербезопаности ставить в качестве приоритетных. Нужно одновременно с изменением законодательства, начинать развивать новые отрасли производства и образования".

Множество стран помимо Китая открыто лимитирует цифровую деятельность граждан. Так, в Северной Корее государство полностью контролирует все онлайн-коммуникации и ни о какой свободе речи не идет. Только избранные корейцы имеют право на доступ в интернет, остальные пользуются "внутренним" интернетом Северной Кореи ("Кванмён"). В Пхеньяне, столице Северной Кореи, есть всего одно интернет-кафе. Оплата интернета – 10 долларов в час. А ещё в Северной Корее самое незначительное количество тяжёлых преступлений в мире.

Какие люди, такой и интернет

Суть интернета заключается в том, что он работает на потребности и предпочтения обычных пользователей, а не государств. Но государства вынуждены будут регламентировать цифровую деятельность граждан.

Люди все больше внимания уделяют разжиганию расовой, религиозной или гендерной ненависти, адресному насилию, экстремизму, фейковым новостям и другим токсичным аспектам онлайн-культуры. Тенденция растёт угрожающими темпами, однако остается неконтролируемой даже там, где является незаконной, а платформы говорят, что они "просто технологические компании", посредники, и не могут ничего сделать со свободой самовыражения.

Тотальное объединение создало более открытый и равноправный мир, демократизировало общество, но этот процесс почему-то выявил самые неприглядные аспекты человеческой натуры. Локализация интернета как минимум позволит обезопасить пользователя от технологических угроз, а если брать шире – даст возможность разработать механизмы регулирования и контроля новой социальности.

Звучит страшно, но когда внутренний спрос, во-первых, контролируется цензурой, и нужно изловчиться, чтобы её обойти, а во-вторых, не перекрывается импортным предложением, уровень продукта часто делает качественно новый шаг. Сравните советский и современный российский кинематограф.

Но если мы говорим, что "интернет должен стать полицейским", то появляется ряд вопросов: кто должен контролировать, как, с какой целью и на каких основаниях? Государства, частные компании, общественные объединения? Ответов пока нет.

...поскольку это приведёт к ещё большему разделению стран, людей и бизнеса.

"В 2013 году на Глобальной конференции по интернету в Гааге стоял главный вопрос юрисдикции. Сейчас этот вопрос, наверное, самый сложный из всех, поскольку целые страны стали сами участниками кибервойн. Последние санкции США против России как раз связаны с этим вопросом. Понять сразу, кто прав, а кто виноват, очень сложно. Ведь в киберпространстве можно подставить кого угодно. Да и само киберпространство настолько велико и не ограничено, что делать выводы очень непросто. Глядя на нарастающее противостояние крупных ядерных держав, сложно быть оптимистом. Я против странового разделения в интернете, поскольку это приведёт к ещё большему разделению стран, людей и бизнеса", – подытожил Сабиров.

Как интернет изменится в ближайшее время?

Меры локального государственного контроля и опасность кибератак подрывают доверие к интернету, будут стимулировать отток пользователей и занижать его экономическую ценность для тех, кто останется подключён. Хотя нельзя говорить о какой-то единовременной трансформации, но дело идёт к тому, что Всемирная паутина в привычном нам виде начнёт умирать в ближайшие 10-15 лет.

Есть два сценария. В одном – государства, пользователи и корпорации объединили цели и возможности, совместными усилиями создали ограниченные сети, получили всё ещё свободный, но более управляемый интернет, а во втором – настала всемирная Северная Корея.


ntv.ru

Первый сценарий – не гладкий и не быстрый процесс, который требует от всех участников максимального погружения. Государства не могут просто всё закрыть и запретить, нельзя переложить существующие нормы на принципиально другой тип социальных коммуникаций. Блокировать доступ проще всего. Будут ли у человека локальные альтернативы запрещённому продукту? И если нет, то почему?

"Закрытая сеть – это возможности для разработки собственных продуктов, аналогичных популярным импортным сервисам и ресурсам, – говорит Игорь Рыбаков. – Конечно, это палка о двух концах, потому что встаёт вопрос качества, но сейчас в разработке локальных сервисов почти нет экономической целесообразности. Зачем пытаться сделать что-то своё, если всё есть? Я считаю, что рынок готов обеспечить пользователям удовлетворение всех потребностей. Это займёт время, понятное дело, но мы готовы. Просто должны быть разработаны новые глобальные правила".

Я считаю, что рынок готов обеспечить пользователям удовлетворение всех потребностей.

Если "общий" интернет состоял из создателей контента и поисковых систем, то теперь будет целая куча разных "интернетов" и провайдеры платформ будут вынуждены ориентироваться в сложной сети национальных законов и правил, рискуя потерять бесшовную взаимосвязь онлайн-коммуникации. Им нужно будет тесно взаимодействовать как с пользователями в каждом отдельном случае, получая так называемую "социальную лицензию для работы", так и с государственными органами, помогая разрабатывать новые нормы регулирования сетевой жизни.

Но главная ответственность лежит на пользователе. Ведь порно, котики и ненависть – это не самое важное из того, что может дать источник всех знаний человечества, который ты носишь в кармане.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter