Недавно объявили о проблемах в КМГ. Ситуация неприятная, но не смертельная. Для устранения проблем своей "дочки" "Самрук" решает купить долю в Кашагане за 4,7 млрд долларов. Китайцы покупали свою долю по аналогичной стоимости два года назад, но тогда стоимость барреля нефти была 110 долларов, Кашаган вот-вот должен был заработать, и прогнозы давали оптимистические. Сейчас стоимость нефти упала в два раза, прогнозы по ценам не так бодры, и риск, что Кашаган не заработает в 2017 году, достаточно высок.

Возникает резонный вопрос: почему "Самрук" покупает долю в Кашагане у КМГ по очевидно нерыночной цене? Ответ прост. Делается это для выдачи своей "дочке" необходимого количества денег легальным способом, минуя кредит.

Вопрос второй: откуда "Самрук" возьмёт деньги, которых у него самого не очень много, ведь он также закредитован. ФНБ мог бы поступить по уже отработанной классической схеме: попросить у Нацфонда средства под долговые расписки. Эта схема спасала ФНБ не раз, но в июле Президент страны сказал: "Денег из Нацфонда выдавать более не будем!". Видимо, денег там осталось мало, потому что подобная схема уже не раз была реализована.

Более того, Нацфонд  уже влил около 30 млрд долларов в экономику страны на поддержание красивой ситуации, то есть в никуда – чтобы экономика не упала, чтобы тенге стоял. А также в то, чтобы казахстанцы и дальше могли продолжать покупать дешёвые российские товары. При таких темпах использования национальной копилки нам остаётся ещё год – и денег просто не останется.

На фоне статус-кво сделка КМГ с Нацбанком – нонсенс. Резервы Центрального банка любого государства – это золото и валюта. Плюс ценные бумаги иностранных компаний и государств, которые суть живые деньги, ведь те же акции "Эксон Мобил" можно продать на бирже по рыночной цене в любой момент. Чего не скажешь об акциях КМГ.

Здесь вспоминается показательный пример. После покупки акций и долговых обязательств БТА-банка долги финансового института были реструктурированы и списаны на 90%: из 11 млрд тенге остался 1 млрд долга. То есть держатели облигаций БТА-банка написали, что за каждые 10 долларов теперь они имеют только 1 доллар. Но никто не знает, сделал ли то же самое Нацфонд.

В итоге мы вроде Нацфонд не распечатываем, ведь его активы не уменьшаются. Но при этом деньги оттуда уходят, а заходят – расписки. И по факту Нацфонд уже давно и активно используется.

Что касается покупки неликвидных акций нацкомпании, то если завтра начнётся давление на тенге, Нацбанку понадобится валюта, а её может просто не оказаться: ведь вместо ЗВР у него мёртвые бумаги. Кому он продаст эти акции и почём – вопрос риторический.

Позволить себе приобретать какую-то часть неторгуемых акций может Нацфонд, поскольку это фонд сберегательный, не оперативный, а в Нацбанке априори должны быть гиперликвидные активы. Это запас для управления финансовой системой страны. Покупать на деньги Нацбанка публично не котирующиеся бумаги – дикость.

Один из сценариев развития ситуация может быть следующим: если первоначальная продажа бумаг нацкомпании могла осуществляться только через соответствующее постановление, то теперь перепродажа возможна уже на уровне управляющих портфелями ЗВР и Нацфонда.

Так что теперь можно перепродать акции КМГ Нацфонду, но уже без обращения к совету директоров или наблюдательному совету Нацфонда и без привлечения "высокого внимания".

Какие выводы можно сделать? Первый: в Казахстане на самом деле всё не так прекрасно, как рисуют в отчётах. Если конкретнее – в стране нет денег. Вывод второй: ситуация настолько сложная, что включаются даже такие вопиющие схемы. И сделка с Нацбанком – следствие безысходности: КМГ срочно нужны 5 млрд  долларов, чтобы расплатиться по долгам, а "Самрук" не может найти или занять эту сумму для своей "дочки". Настолько не может, что уже прибегает к использованию ЗВР страны. А трогать ЗВР страны – последнее дело.

Центральные банки в мире называют кредиторами последней надежды. И стучатся к ним двери - причём стучатся банки второго уровня, а не нацкомпании - когда другие варианты выхода из проблемной ситуации исчерпаны.

Мне хочется надеяться, что сделка "Самрук-Казыны" с Нацбанком – первая и последняя. Если эта схема станет стандартом, то мы можем попрощаться с Нацбанком в качестве регулятора и с ЗВР в качестве резервов страны.

Впрочем, сейчас важен не дальнейший сценарий развития событий, а понимание причины. А причина – в существующей экономической и финансовой политике, которые необходимо менять. Это в среднесрочной перспективе. В краткосрочном плане необходимо провести девальвацию тенге. Потому что сильный тенге сегодня является ключевой проблемой экономики.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter