Любопытное наблюдение прочитал в посте Гулмиры Илеуовой, одного из ведущих социологов и члена Национального совета общественного доверия: "С весны замечаю (извините, точнее, стала чувствовать), что появилась востребованность поколения старше 50 лет (ну, может, старше 45). Социологии нет, не просите. Одной из причин может быть то, что поколение до 35 лет, которое активно представлено на всех уровнях госвласти, в силу своего своеобразно (инфантильно?) сформировавшегося ума, выродило такой причудливый и в то же время необоснованный симбиоз научного и проектного подходов в госуправлении, что сейчас само не может его реализовать".

Я очень рад такому ощущению и замечанию и считаю такой разворот событий неизбежным. В 2015 году, рассуждая на тему общества, его желаний и стремлений, я пришёл к выводу, что мнение общества, его коллективное сознание определяются довольно узким слоем – людьми 35-60 лет, причём максимальное влияние на него оказывает прослойка 40-55 лет. Я подробно остановился на этой особенности в своей книге, вышедшей в 2016 году, "Экономика Казахстана: Мифы и реальность. Новая экономическая политика. Информационное пространство. Национальная идея". Хочу вкратце повторить изложенные в ней основные принципы и выводы.

Общественное сознание определяется людьми, активно размышляющими и действующими в пользу общества, а это люди 35-60 лет – его активная часть. Только после 35 лет люди начинают выходить из круга собственных проблем – карьера, семья, воспитание детей, радости молодости и т.д. – оглядываются вокруг, начинают задумываться об обществе, своём месте в нём, об инфраструктуре и окружающей среде. При этом до 45 лет ещё не хватает влияния, авторитета, а то и просто времени заявлять о своих взглядах, поэтому обсуждаются чужие идеи, а после 55 не хватает энергии и активности, а может быть, немного истощается "вера и стремление менять мир". Как бы то ни было, именно в возрасте 45-55 лет появляется максимальная публичная активность. Человек уже достаточно подготовлен и авторитетен для участия в публичных мероприятиях в качестве выступающего, но при этом ещё энергичен и полон стремлений изменить общество. То есть поколение 45-55 лет является влияющей частью, определяющей общественное сознание.

Из такого понимания вытекает, что мнение общества, его сознание определяются довольно узким слоем. Этот эффект незаметен в обществах с плавным развитием. Ценности, приоритеты, убеждения в нём меняются плавно – нет резких изменений между возрастными группами. В Казахстане да и на всём постсоветском пространстве это не так. Мы пережили драматический слом ценностей, резкий переход от социалистических или советских принципов, ценностей и мировоззрения к капитализму, индивидуализму, принципиально иному видению места человека в обществе.

45-55 лет – это поколение 1965-1975 годов рождения (книга была написана в 2015), которому в момент развала СССР и кризиса – периода максимальной переоценки ценностей и принципов (1990-1995) было 18-25 лет – период выбора профессии, стиля жизни, занятий, они должны были достигать всего сами.

По простой причине – перестройка, инфляция, исчезновение сбережений – они были лишены материальной поддержки от родителей. А новые капиталистические принципы во многом лишили и моральной, и интеллектуальной поддержки – это был новый мир, не знакомый родителям. Так что именно это поколение смелое, практичное, самостоятельное и конструктивное – они сами строили свои принципы жизни. Кстати, часто наперекор родителям, не приветствовавшим всякие "спекуляции", "частные фирмочки", ночные клубы и прочие атрибуты новой жизни и экономики. С другой стороны, поколение моложе этого слоя росло уже при поддержке старших братьев, они могли советоваться с ними, они формировались уже в новых условиях.

Как я показываю в книге, это поколение начало появляться во влияющем слое только в 2009 году. В 2014 году оно составляло уже 70%, а в 2020 году формально по датам оно полностью заполнит влияющий слой. Там же я писал: "В период с 2009 года мы переживаем драматическое изменение в общественном сознании. За пять лет в наиболее влиятельной части общества произошёл переворот. и процесс продолжится дальше. Не думаю и далее покажу, что ситуация и глубина изменений осознаются как властью, так и самим обществом и бизнесом в том числе".

В вышеприведённой цитате Гульмира Илеуова говорит о своих интуитивных ощущениях, но я предполагаю, что эти ощущения объективны. В тот момент, когда государство решило слышать общество, выстраивать с ним взаимоотношения, оно с неизбежностью услышало голос именно этого, особенного, поколения. Соответственно, выстраивая диалог и доверие, власть с неизбежностью обращается именно к этому поколению – оно особенное и у него своё "коллективное мышление". Это особенное мышление не зависит от текущей активности, взглядов, политических позиций – оно зависит от принадлежности или непринадлежности к поколению.

Если этот подход правилен, то из него следует ряд выводов.

Во-первых, рост гражданской активности происходит во многом в силу особенностей общества. Это поколение очень активно и жёстко защищает свои убеждения и требования. С такой точки зрения переход к слышащему государству представляется единственно верной инициативой – это поколение (а значит, общество) заставило бы себя слышать в любом случае.

Ощущение призыва этого поколения во власть означает, что политика слышащего государства реально работает и власть действительно намерена выстраивать доверие. Момент важный, потому что общество привыкло к формальности программ и обещаний. Это, по-видимому, не тот случай.

Во-вторых, будет происходить и уже происходит сегментация гражданской активности. Это поколение (а значит, общество) очень практично и сфокусировано. Ему не нужна абстрактная демократия или абстрактная свобода слова. Ему нужно решение очень конкретных задач, поэтому мы видим отдельные направления: "экологи", "защитники прав детей", "урбанисты", "защитники языка и культуры", "защитники демократии" и практически нет "оппозиционеров ради оппозиции". Отсюда следуют три подвывода:

  1. В силу практичности и нацеленности на результат общество становится более конструктивными, что облегчает диалог по каждому направлению.
  2. Власть должна быть готова к полилогу. Нет диалога власти и общества – есть множество дискуссий (диалогов) по различным аспектам, и доверие будет устанавливаться по совокупности результатов этих диалогов. В этом есть хорошая сторона – провал в одном диалоге можно компенсировать успехом в другом, но есть и сложность – в силу того, что диалоги ведутся с разными группами, трудно оценить вес и значимость каждого отдельного диалога в общем росте или снижении доверия.
  3. Это означает необходимость "призыва" значительного количества людей из поколения 45+.

В-третьих, и это очень важно. В целом общество стабилизируется. При всей своей гражданской позиции и непримиримости в отстаивании интересов поколение 45+ ответственно и адекватно. Оно готово к жёстким конфликтам, потому что много их прошло само и училось на них, но оно понимает и критическую важность соблюдения границ и правил в конфликте, по тем же самым причинам.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter