Страна впечатлилась падением цены на нефть и ростом курса рубля до 75 рублей за доллар 9 марта и замерла в ожидании, что же будет с тенге и с нами. Событие в целом, конечно, очень сильное – такого резкого однодневного падения цены на нефть не было, как пишут аналитики, с 1991 года. В этом плане показательна реакция Правительства и Национального банка – экстренное совместное заявление в выходной день с общим смыслом "всё будет хорошо". Вероятно, заявление правильное с нормальным психотерапевтическим эффектом – руководство страны показало, что не дремлет и обеспечит нормальную жизнь. Однако на следующий день Нацбанк начал свою профессиональную деятельность, где нет места психотерапии, а есть чёткие каналы коммуникаций, цифры и профессиональные шаги. Рассмотрим их.

С самого утра, ещё до торгов на бирже, когда участники и экономические агенты планируют свою деятельность в новой реальности, Нацбанк РК выпускает срочный пресс-релиз, где сообщает, что экстренно, вне запланированного графика резко повышает базовую ставку аж до 12%. Подчеркну, что вот так быстро и срочно изменение ставки происходит впервые.

Первый абзац пресс-релиза сообщает, что вследствие коронавируса резко ухудшились экономические перспективы стран – основных потребителей казахстанского экспорта. Хорошо, понятно: прогнозируется резкое снижение их темпов роста, падение спроса на продукцию. То есть предполагается замедление темпов роста нашей экономики, что по всем канонам означает существенное снижение инфляционного давления, а значит, вроде как нужно снижать ставку, а не повышать её. Вот сообщения от центробанков в последние две недели в связи с коронавирусом: ФРС недавно провела резкое, экстренное и существенное снижение ставки, аналитики и рынок предполагают, что Европейский центральный банк последует за ним, Банк Китая снизил ставку в конце февраля, Банк Англии объявил, что готов к снижению, Банк Японии объявил о смягчении политики. Это всё события последних двух недель и ожидания на эту неделю. Банк России в шестой раз подряд снизил свою ставку месяц назад.

Итак, первый абзац нам напоминает и подчёркивает, что есть мощное глобальное внешнее негативное давление на инфляционные процессы, то есть давление к понижению ставки.

Второй абзац говорит о существенном падении цены на нефть, что, понятно, может ослабить тенге и спровоцировать ускорение инфляции. Инфляция формируется из двух противоречивых факторов – внешнего понижательного давления и внутреннего возможного повышательного фактора, который связан с курсом.

На этом фоне Нацбанк объявляет до торгов, то есть до понимания того, какой формируется рыночный курс, о значительном повышении базовой ставки аж на 2,75%. Ставка в 12% была в конце 2016 года при инфляции в 8,5% и инфляционных ожиданиях 8%. Сейчас инфляция 6%, а ожидания 5,1%. Базовая ставка является вперёдсмотрящим инструментом – её действие проявляется на промежутке 3-6-9 месяцев. Ярким примером является последовавшее в тот же день повышение максимальных ставок по срочным депозитам на 3 и 6 месяцев. Такое повышение означает, что НБ РК до начала торгов предполагает всплеск инфляции на горизонте 3-6 месяцев до 8%. Это при том, что месяц назад Национальный банк считал, что на рынке все спокойно и стабильно.

Объединим два сообщения. Есть мощное понижательное внешнее давление, но Нацбанк считает, что внутреннее девальвационное давление будет настолько мощным, что всё равно инфляция системно и на несколько месяцев вырастет до 7-8% (+1-2% от коридора). Никакого другого давления на инфляцию, кроме девальвации, быть не может.

Складываем два и два и приходим к выводу, что курс должен скакнуть процентов на 10-20% от долгосрочного равновесия последнего года в 380 тенге, то есть до 420-430 тенге за доллар. Мы к этому готовы, Нацбанк стоит на страже, всё под контролем – тенге плавает, политика прозрачна.

Смотрим на торги на бирже. Видим курс 393 – это всего лишь верхняя граница текущего коридора 370-390 тенге за доллар. Судя по другим показателям денежного рынка, валюту никто не продавал, то есть продавцом выступал только Нацбанк на почти 400 млн долларов. И это правильно – в пресс-релизе дан индикатор прогнозируемой регулятором реакции. (Это неправильно в принципе, что регулятор прогнозирует движение курса и принимает решения по таким прогнозам, но уже как есть, и будем работать с тем, что есть.) Итак, есть индикатор, что денежно-кредитная политика и регулятор готовы к овершуту, готовы работать с 420, и вдруг – ничего. Даже хуже, потому что к рублю уже произошло укрепление, то есть инфляционное давление со стороны рубля ещё и упало.

Вчера было много звонков и вопросов: что делать, каков будет курс, что будет с инфляцией? Ответить на эти вопросы практически невозможно. Откуда взяться инфляции, если нет существенного ослабления тенге? Для неё нет других значимых факторов в данном контексте.

Каким будет курс? Я не знаю, потому что регулятор выстроил долгосрочную систему под курс 420-440 тенге за доллар, но потратил 400 млн долларов на удержание курса ниже 400.

Будет ли удерживать ещё и как долго? Я не знаю, это не поддаётся предсказаниям.

Нужно ли удерживать и курс равновесный? Я не знаю, потому что рынка не видно – Нацбанк проводит интервенции, а значит, знает рынок только он. Но он поставил ставку в 12%, значит, ждёт 430 тенге за доллар, но не допускает их.

Как было бы нормально? Решения по базовой ставке принимаются на основании доступной экономическим агентам информации. В этом суть, соль и квинтэссенция политики инфляционного таргетирования – установление доверия и прозрачности к политике регулятора. Это значит, что нужно дать рынку (да и себе) шанс понять, что происходит, то есть какое-то время пожить в рынке. Хотите защищать курс – защищайте, делайте интервенции, это есть в мандате, об этом всегда сообщается, это нормальные и прогнозируемые действия. Но в таком случае будут понятны рынок, настроения, а участники поймут настроения и намерения регулятора. Плановое объявление ставки должно было быть 16 марта – есть четыре торговых дня для понимания.

Мне вчера звонили из нескольких штабов по недопущению роста цен и оценке влияния негативных явлений на социально-экономическое положение. Мой ответ был прост: Нацбанк защищает курс, резко повысил ставку – какой тут может быть рост цен и инфляция? Скорее, нужно говорить о ненужном замедлении экономики при стабильном курсе и инфляции в коридоре. Но если другие ветви власти спрашивают, а сам Нацбанк задрал ставку, значит, вы что-то знаете и завтра всё-таки девальнёт? Вот так мы и вернулись в 2015 год – игра в угадайку – "удержит-не удержит".

И снова повторю: курс тенге к доллару это не болеечем фетиш, долларизация сознания разрушительна, мы так много сделали, чтобы от неё уйти, но теперь к ней стремительно возвращаемся, в очередной раз разрушая доверие к тенге и денежно-кредитной политике.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter