Недавно прозвучали тезисы о том, что все медицинские учреждения, кроме нескольких ключевых и республиканских, могут быть частными, а также о предоставлении возможности школам самостоятельно зарабатывать. Речь идёт об изменении формата взаимодействия государства и частного сектора, развитии так называемого государственно-частного партнёрства. Это делает необоснованной критику идеи с точки зрения отказа государства от выполнения своих функций – Правительство не отказывается от предоставления бесплатного здравоохранения и образования, оно готово оплачивать лечение своих граждан в частных учреждениях, а школы будут дальше обучать граждан, просто получат возможность иметь дополнительный доход. Тем не менее, такой подход несёт в себе ряд глубинных рисков и порождает системные противоречия, и потому является неверным.

Государственно-частное партнёрство является сильным инструментом выстраивания эффективных отношений между бизнесом и государством, может быть хорошим инструментом привлечения инвестиций, но важно не забывать, чьи интересы лежат в основе такого подхода. К сожалению, в Казахстане сложилось несколько неверное представление о роли и принципах ГЧП, и это неверное представление транслируется во многих аспектах применения инструмента.

ГЧП – инструмент решения государственных задач, в том числе, при взаимодействии с бизнесом

Во-первых, проекты, реализуемые по схеме ГЧП, всегда дороже для государства, чем эти же проекты, реализуемые государством самостоятельно. Удорожание часто оправдывается тем, что государство платит больше, получая взамен более качественные услуги, которые не может предоставить государственный сектор. Это стоит в одном ряду с легендой "государство – плохой менеджер" и т.д. По сути во многом ГЧП-схема напоминает схему соглашений о разделе продукции, применяемую в нефтегазовой отрасли. СРП были придуманы для операций в развивающихся странах и являются самым невыгодным форматом взаимодействия с частным бизнесом, поэтому по мере развития страны, роста квалификации и богатства страны эти соглашения рано или поздно пересматриваются или расторгаются.

Во-вторых, государственно-частное партнёрство никогда не рассматривается как инструмент привлечения инвестиций или создание условий для развития бизнеса. ГЧП – это инструмент решения государственных задач, в том числе, при взаимодействии с бизнесом. То есть в основе должны лежать именно задачи повышения качества государственных услуг, а не развитие бизнес-среды или привлечение инвесторов – тонкая, но принципиальная разница.

В понятном бытовом примере торговой сделки это выглядит следующим образом: один продавец продаёт мятый и грязный товар по любой цене, другой – товар помоет, погладит, даст рекламу, торгуется, выжидает, ведёт переговоры, чтобы продать товар дороже. Первому продавцу важна сделка сама по себе, ему важно показать, что с ним имеют дело, на его товар есть покупатели, второму покупателю важна выгода – сделка для него всего лишь инструмент получения этой выгоды.

Такие же механизмы в государственно-частном партнёрстве: цель для государства – через этот инструмент получить выгоду в конкретном направлении. ГЧП в здравоохранении должно преследовать выгоды в предоставлении доступа к услугам для населения, а не в развитии коммерческой медицины, школы должны давать знания и быть бесплатными, а не коммерциализировать свои спортивные площадки.

Цель для государства – через этот инструмент получить выгоду в конкретном направлении

Возвращаясь к тезисам. Необходимо развивать бесплатное государственное здравоохранение и образование, особенно дошкольное и школьное – это является прямой функцией и обязанностью государства. Важно понимать, что это выгодно экономически и имеет важное общественное значение именно с государственной точки зрения. Назову лишь ряд причин.

Во-первых, качественное государственное образование и здравоохранение даёт в части воспитания истинного патриотизма, ценностей, гражданской общности заряд несопоставимо больший, чем любые ежедневные гимны, политинформации и телевизионные шоу.

Во-вторых, качественное государственное здравоохранение и образование являются ключевым элементом инфраструктуры, неторговым сектором экономики, это то, что нельзя вывезти, этим нельзя воспользоваться вне Казахстана, и это мощный экономический стимул для молодых семей оставаться в Казахстане. Особенно важно, что этот стимул будет удерживать наиболее подвижный и квалифицированный слой тех, кто может и готов уехать из страны, но понимают, но не уедут, потому что в других странах воспитывать и обучать детей дороже. Вторым аспектом является демографическое стимулирование молодых семей: можно рожать больше, потому что есть защищённость и определённость по следующему поколению. С другой стороны, наличие качественного здравоохранения и образования приведёт к притоку специалистов среднего звена из сопредельных стран. При сопоставимой заработной плате привилегии доступа к здравоохранению и образованию будут стимулировать их приток в страну.

Качественное государственное здравоохранение и образование являются неторговым сектором экономики

Я разговаривал с менеджерами Уральского федерального университета: по их статистике, из каждых 10 бакалавров – граждан СНГ, поступивших на грант в университет, в родные страны возвращаются только 2. Но это очень мощный ресурс, потому что в РФ уезжают люди трудоспособного возраста, которые нормально учились в школе, наиболее пассионарные, готовые к переезду в поисках образования и нацеленные на дальнейшую карьеру. Фактически страна через гранты на образование покупает здоровых, сильных и амбициозных молодых людей. Так делает и Чехия, где учится много казахстанцев, так делают и США, через систему образования организующие "утечку мозгов".

А платное образование и платная медицина должны, безусловно, развиваться, конкурировать, экспортировать свои услуги и так далее. Однако их развитие не должно быть государственной задачей – это обычный бизнес. И если в какой-то момент он сможет предложить свои услуги государству, то это предложение может быть рассмотрено, если не сможет – то и неважно. Государство должно иметь собственную качественную систему и инфраструктуру здравоохранения и образования, независимую от коммерческого сектора – и это вопрос общественных ценностей, безопасности и экономического роста.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter