Доктор Уильям К. Холман – профессор кафедры экологии человека, член департамента наук о питании, Школы планирования и публичной политики Государственного университета Рутгерс в Нью-Джерси. Его недавние исследовательские проекты были посвящены восприятию и поведению потребителей в отношении генетически модифицированных продуктов, клонирования животных, птичьего гриппа. Его текущие исследовательские проекты включают исследования общественного восприятия и реакции на риски безопасности пищевых продуктов, безопасность свежего мяса, птицы и морепродуктов, приобретённых через интернет, использование нанотехнологий в пищевых продуктах. Другими словами, профессор исследует поведение человека.

Доктор Холман работает в исполнительном комитете Rutgers Against Hunger (RAH "Рутгерс против голода"). Он помог найти рынок фермеров в Нью-Брансуике, который предлагает жителям, не имеющим доступа к безопасным продуктам, доступные органические продукты питания.

Профессор побывал в Астане, мы не могли не воспользоваться возможностью с ним поговорить.

– Профессор, скажите, в чём главная причина популярности органической продукции среди потребителей и среди фермеров, как вы думаете?

– Я профессор так называемого предмета Human ecology в государственном университете Нью-Джерси, это в часе езды от Нью-Йорка. Моим основным занятием является психология, в частности, предпочтения покупателей, предпочтение людей к органическим продуктам. И причины, в принципе, по всему миру достаточно одинаковые, почему люди предпочитают органические продукты. Одни считают, что те полезнее для здоровья, другие – что органические продукты могут быть менее вредны для окружающей среды, а для третьих это просто способ выразить свою приверженность к определённым ценностям, и поэтому люди выбирают органические продукты.

– А вы можете сказать, чем органика полезнее обычных продуктов?

– Органические продукты на самом деле не обязательно лучше обычных. Но покупателям кажется, что органические продукты лучше и полезнее. Вполне возможно, что в некоторых содержится меньше следов пестицидов, и это важно, особенно для продуктов, которые едят в сыром виде. Также исследования показывают, что некоторые виды органических продуктов могут быть менее вредными для почвы. Но в целом нельзя говорить, что они принципиально лучше, чем обычные.

– То есть нельзя сказать, что органика лучше, чем генномодифицированные продукты?

– Зачастую у них одинаковая пищевая ценность, и нет особой разницы по вкусовым качествам. Нельзя утверждать со стопроцентной уверенностью, что органические продукты лучше.

– Пример – компания Monsanto (лидер по производству и продажам семян трансгенных культур), которая собиралась накормить весь мир, но это закончилось скандалами, обвинениями в подлогах исследований и т.д. Как вы считаете, существует ли опасность ГМО?

– В первую очередь стоит сказать, что биотехнологии и ГМО не принадлежат компании Monsanto. Это не их разработка, есть очень много исследовательских институтов в Азии и в Африке, которые занимаются разработкой подобных технологий, и поэтому нельзя сказать, что компания Monsanto или какая-то другая вводят монополию на них. Я не работаю на компанию Monsanto, поэтому ни о чём таком говорить не могу.

– Если не ГМО, какая есть альтернатива, чтобы накормить весь мир, и могут ли это сделать органические продукты? Судя по цене, это будет сложно.

– У органического сельского хозяйства есть свои преимущества в технологиях, но эти технологии зачастую лучше работают на такой земле, которая очень хороша сама по себе, где есть очень хорошие условия и где есть хорошо развитые механизмы производства. ГМО более предпочтительны там, где сложнее выращивать продукцию. ГМО может помочь в решении таких проблем как устойчивость к засухе, сделать растения и продукты более выносливыми, чтобы им было проще расти на менее плодородной земле, и, соответственно, здесь ГМО может помочь решить проблему голода. Исследования, которые проводились на тему того, может ли органическая продукция помочь с решением проблемы голода, показывают, что здесь есть определённые недостатки. Развить производство невозможно без увеличения территории тех земель, которые будут отданы под сельское хозяйство. Соответственно, здесь нужно будет принять решение, хотим ли мы накормить как можно больше людей или сколько земли мы оставляем под дикую природу. То есть органическая продукция сама по себе не может справиться с растущим количеством населения без существенного увеличения земли под посевы. Но все три вида сельского хозяйства, то есть органическое производство, стандартное производство и генномодифицированное производство могут внести свой вклад в решение этой проблемы.

– Развитию органического земледелия также мешает загрязнённость почвы. Каким образом можно подготовить эту почву, если всё-таки государство решит уделить больше внимания органике? Сколько на это может понадобиться лет?

– Достаточно сложный вопрос. В первую очередь было бы хорошо, если бы не допускалось загрязнение почвы. Постараться избежать использования каких-то тяжёлых металлов, которые загрязняют почву, потому что многие из них долго перерабатываются, некоторые не перерабатываются вовсе и остаются в земле очень долгое время, делая её непригодной для органического производства.

У каждой страны есть свои понятия и требования к тому, сколько времени должно пройти, чтобы земля стала пригодной для производства продукта, который можно будет назвать органическим. Поэтому нельзя ответить на этот вопрос со стопроцентной точностью: это всё зависит от состояния почвы, а также от требований конкретной страны, потому что регуляция, которая есть в Европе касательно использования удобрений и опять-таки количества времени, которое должно пройти, чтобы земля была готова к органическому производству, отличаются от тех требований, которые есть, например, в США.

– В среднем органическая продукция дороже обычной на 30-35%. Вот вы до этого сказали, что ГМО и органическая продукция не сильно отличаются, и ГМО тоже может быть безопасным. Так есть ли смысл потребителям переплачивать?

– Это выбор самого покупателя на самом деле. Как я уже говорил, нет существенной разницы в питательности органических продуктов и генномодифицированных продуктов, но некоторым людям это даёт иллюзию контроля того, что они едят. Им кажется, что это более полезно, и если они хотят это делать, если у них есть средства, которые они могут потратить на подобные продукты, это их право. Но следует также понимать, что есть причины покупать органические продукты. И это не преимущества для здоровья. В частности, органическое производство помогает делать землю более плодородной без использования химикатов, это целый процесс, целая система, довольно сложная. Просто многие люди, думая об органике, думают, что это более полезный и более питательный продукт, но это не так.

Органическое производство имеет больше позитивного влияния на разумное производство. Да, уменьшенное использование гербицидов и пестицидов может быть также полезно для людей в длительном процессе. Но больше положительное влияние оказывается на окружающую среду, потому что когда гербициды и пестициды используются, они используются в умеренных регулируемых количествах, не допускается их распространение, загрязнение территорий. И когда процесс более контролируемый, то действительно это имеет положительное влияние на окружающую среду и на практику разумного потребления.

В университете я организовал фермерский рынок, где люди могут приобрести продукты по достаточно низким ценам, и они продают органические продукты, обычные продукты и генетически модифицированные продукты. Они все маркированные, и люди могут сделать осознанный выбор. Я бы хотел, чтобы вы понимали, что я поддерживаю органические продукты, но я не выступаю в пользу одного из видов сельского хозяйства. И рынок также создан для того, чтобы люди с низкими доходами могли себе позволить приобрести продукты по низкой цене. Во всех трёх основных видах сельского хозяйства, то есть в органическом, обычном и генномодифицированном фермеры-производители все сталкиваются с одними и теми же проблемами: как улучшить плодородность почвы, как уничтожать и бороться с насекомыми, как обеспечить достаточную влажность своей земли. Но решения этих проблем могут быть разными, в зависимости от ситуации: в каких-то органические техники могут быть более полезными для решения проблем, в каких-то – стандартные, а в каких-то – генномодифицированные.

– У вас есть данные, сколько в Соединенных Штатах процентов земли используется под выращивание органических продуктов, под выращивание ГМО и под стандартное земледелие?

– На самом деле очень важно сказать, что всё зависит от определения того, что считать органическими продуктами, что считать ГМО, потому что в Америке есть очень строгие регуляции касательно того, что департамент сельского хозяйства США может считать органическими продуктами. Если концентрироваться на этом, то это достаточно маленький процент земли, где выращиваются такие продукты. Затем, если речь идёт о генномодифицированных продуктах, то это уже другие стандарты и регуляции, этим занимаются другие организации, сертифицируют эти вещи. Например, больше 95% сахарной свёклы в США генномодифицировано, более 90% кукурузы в США генномодифицировано, большинство хлопка в США а тоже генномодифицировано. При этом рынок и спрос на органические и товары без ГМО сейчас очень растёт в США.

– Это маркетинговый ход, как вы считаете?

– Да, и очень эффективный к тому же. Главный вопрос в том, покупают ли клиенты именно то, что они думают.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter