Сочинять сказки – далеко не такое простое дело, как может показаться. Наверное, потому, что детская аудитория, несмотря на её внешнюю простоту и непритязательность, самая сложная. Антонина предпочитает, чтобы писательницей её не называли. О себе говорит, что она автор детской литературы, который к тому же сам иллюстрирует свои книги. И, наверное, как никому другому ей понятны проблемы книгоиздания в Казахстане, где почти нет издательств и отсутствуют переводы бестселлеров на казахский язык.

– Тоня, любая книга, даже самая лёгкая, наверное, должна чему-то учить. Не как учебник тригонометрии, конечно, но всё же давать ответы на не заданные вопросы, с которыми, возможно, столкнётся юный читатель. Какой основной посыл вы закладывали в свои книги?

– Если книга не школьный учебник, то она не должна существовать в рамках заданных схем. Может ли художественная книга отвечать на какие-то важные вопросы? Может, но не обязана. И даже если рассматривать книгу как источник эмоций, то эмоции после прочтения одного и того же текста, как правило, у всех разные. Поэтому, на мой взгляд, единственно верное решение при написании книги – не "закладывать в неё никаких посылов", а просто писать о том, что трогает лично тебя.

– Если брать ваши персонажи, то их можно отнести к этнической мифологии: ведьмочки, кикиморы, шишиги… Но при этом к мифологии славянской. Почему вы не попытались изобразить этнических героев Казахстана? Разве Жалмауыз Кемпир смотрелась бы в книгах менее органично?

– Герои славянской мифологии присутствуют только в двух моих книгах. И они не каноничные. Я взяла, например, Шишигу, которая, согласно мифам, вообще-то существует исключительно в воде – под мостами или в камышах, и поселила её в пшеничном поле. При этом обрисовала Шишигу так, как мне вздумалось, а не так, как она описана в известных источниках. Я позволила себе своевольничать, потому что мой главный персонаж – современная девочка попала не в прошлое, не Древнюю Русь, а в выдуманную мной Страну Туманов. И я намеренно исключила из текста "маячки", указывающие на то, в какой именно стране происходит действие. Это и не Казахстан, и не Россия, это где-то рядом с читателем…

Что касается мифологических образов в фольклоре казахского народа, то, безусловно, они очень колоритны. Не так давно у меня возникла мысль написать повесть-фэнтези с их участием. И я даже начала работу. Но поскольку на этот раз решила сделать героем мальчика, живущего в древнем Казахстане, то у меня тут же возникли сложности. Как описать то, чего никогда не видел: что носили древние казахи, из какой посуды ели, как охотились? Мне не хватает специальных знаний, то, что я нашла в интернете, – обрывочно, этого недостаточно, чтобы быть достоверной. Скорее всего, я продолжу работу над рукописью только после того как, например, выберусь в какой-нибудь наш музей и законспектирую там всё, что мне может пригодиться.



– Если брать ваши книги, сколько лет должно быть вашему читателю, чтобы получить от книги удовольствие? Кому она придётся больше по вкусу – мальчикам или девочкам?

– Всё очень индивидуально. На мой взгляд, чтобы получить удовольствие от книги, необязательно вписываться в те возрастные рамки, которые указаны на обложке. Мои книги в основном рассчитаны на средний школьный возраст. Они, я надеюсь, понравятся как мальчикам, так и девочкам.

– Не кажется ли вам, что зачастую современные литературные персонажи учат детей вовсе не добру, честности и любви, а какому-то шоу-бизнесу? Мол, важно быть красивым, модным и крутым, а вовсе не порядочным, добрым и умным.

– Убеждена, что автор заключает в книгу самого себя. Книга по сути – его крестраж. Жизненные ценности, страхи, надежды писателя, – всё можно разглядеть между строк. Мне кажется, лучше избегать любых назидательных интонаций. Они лишь отпугнут читателя, вызовут желание сопротивляться.



– Мне кажется, что дети больше интересуются сейчас гаджетами, нежели книгами. А вам? Как их можно отвлечь от бесконечного созерцания экрана планшета?

– Я не могу говорить обо всех детях, но мои собственные вовсе не созерцают экран планшета с утра до вечера. Они играют в обычные игрушки, смотрят мультфильмы и, конечно, читают книги. Лишать современных детей гаджетов, практически с рождения не являющихся для них чем-то фантастическим, по меньшей мере, странно. У детей просто должен быть выбор. Знаю примеры, когда родители мечтают оторвать ребёнка от компьютера или планшета, но при этом не хотят ничего предпринимать: не покупают в достаточном количестве детскую литературу, не интересуются современными детскими авторами, не читают ребёнку вслух, отбирают у ребёнка книгу, которая не соответствует их собственным ожиданиям.

– Не кажется ли вам, что дети, глядя на мир через призму телевидения и интернета, становятся жестокими? Или же для современного общества это норма?

– Мне не кажется, что сегодняшние дети более жестокие, чем предыдущее поколение детей. Я против подобных обобщений. Если конкретный ребёнок по какой-то причине жесток, то следует разбираться в причинах, побудивших его быть таким.



– Не так давно главный редактор одного издательства признал, что современным детям уже не интересен "Незнайка" и прочие любимые герои, на которых выросли все мы. И я, глядя на детей, вижу, что Свинка Пеппа им куда ближе, чем Пятачок или Буратино. Что же нужно писать сейчас, чтобы привлечь такую сложную аудиторию как дети?

– Я не вижу ничего плохого в "Свинке Пеппе", "Губке Бобе" и других героях современных мультфильмов. Вместе с тем действительно признаю, что многое из того, что мы сами любили в детстве, нашим детям непонятно. Начиная с бытовых предметов, которые современный ребёнок теперь может увидеть разве что в музеях, и заканчивая специфическими выражениями, слогом. Думаю, увлечь сегодняшнего ребёнка способен текст динамичный, образный, отражающий современность.

– Когда мы говорим о детской литературе, то в первую очередь на ум приходят классические произведения, знакомые с детства стихи. Родители до сих пор предпочитают воспитывать детей на классике: Астрид Линдгрен, Носов, Андерсен, Толстой… Потому что сами выросли на этих книгах или потому, что так и не появились авторы, способные затмить признанные авторитеты?

– Талантливых современных авторов очень много. Если бы я стала их сейчас перечислять, то мне не хватило бы и двух страниц. Хочу отметить, что пишут они не хуже, чем их знаменитые "коллеги из прошлого". Затмить славу классиков современным детским авторам мешают лишь консерватизм современных родителей и микроскопические тиражи.

– Если рассматривать классику, детские писатели были далеко не добры. Андерсен сжёг свою бумажную Балерину и расплавил Оловянного солдатика, Русалочка стала морской пеной, а Девочка со спичками вообще замёрзла на улице. Про книги Роулинг я вообще молчу. Насколько, как вы считаете, в детских книгах оправдана жестокость или смерть?

– А насколько в самой жизни оправдана жестокость или смерть?



– Года два назад один очень известный писатель устроил в сети настоящую истерику из-за того, что Министерство образования отказалось выпускать азбуку, основанную на героях его книг, не настолько широко известных детям и родителям. И в связи с этим у меня вопрос: насколько этичны подобные пиар-ходы от писателей? Стали бы вы покупать своему ребёнку такую азбуку или же юный человечек должен познавать мир, глядя на привычные предметы: арбуз, яблоко, медведя, а не на компьютерную кракозябру?

– Современные писатели нередко используют любые возможности обратить на своё творчество внимание. И их можно понять. Не берусь судить о данном конкретном случае, но, на мой взгляд, чем больше различных вариантов "Азбуки", тем богаче выбор у читателя.

– К слову, мне вспомнилась история казахстанской писательницы Розы Акбулатовой, написавшей детскую книгу "Золотые яблоки Даригуши", имея в виду, естественно, дочь Нурсултана Назарбаева. Писательница громогласно заявляла, что эта книга побьёт рекорды продаж "Гарри Поттера". Прошло несколько лет, никто не помнит её имени, рекорды так и не побиты. Как вы относитесь к подобным спекуляциям на политических лидерах?

– К подобным спекуляциям отношусь с безразличием. Такие авторы существовали во все времена.



– Ещё в одном интервью ведущий редактор одного издательства сказал: от Запада в плане литературы мы отстали примерно навсегда. И, увы, я не могу с этим не согласиться. Насколько, на ваш взгляд, от России отстал Казахстан? Ведь здесь с издательствами, особенно конкурентоспособными, дела обстоят плачевно, а с переводной литературой и вовсе плохо. Куда идти ребёнку, который говорит только на казахском языке, если он хочет почитать Гарри Поттера?

– Боюсь, что казахскоязычному ребёнку не прочитать "Гарри Поттера" ещё довольно долго. Мне сложно прогнозировать, изменится ли ситуация с книгоизданием в Казахстане, но пока казахстанские издательства не спешат вкладываться в отечественных детских авторов. Есть пара удачных примеров сотрудничества, но, как сказал наш казахстанский писатель Илья Одегов: "Отдельные всходы не делают поле полем".

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter