Прямой эфир Новости спорта

Светлана Романовская: В то, что вейпы исчезнут с рынка, я не верю

Какие актуальные вызовы стоят перед потребителями Казахстана, Национальной лигой потребителей и непосредственно её главой – в интервью Informburo.kz.

На протяжении тридцати лет РОО "Национальная лига потребителей" отстаивает права казахстанцев в сфере товарно-денежных отношений. Президент организации Светлана Романовская подробно рассказала о деятельности НПО, итогах многолетней работы, а также непростых отношениях с некоторыми оппонентами.

– Светлана, вы больше 30 лет занимаетесь защитой потребителей в Казахстане. Расскажите, почему вы выбрали именно это направление.

– У моей деятельности много направлений – это медиация, работа в Ассоциации предприятий безупречного бизнеса, арбитражный суд. И всё это необходимо для того, чтобы отстаивать интересы потребителей и добросовестных предпринимателей. Я работаю для того, чтобы был цивилизованный рынок товаров и услуг на территории Казахстана.

– А как образовалась лига потребителей и какие именно вопросы входят в компетенцию вашей организации?

– Это было весело. Я получала третье высшее образование в Высшей школе права "Әділет" – это был первый частный юридический вуз. И пришла Татьяна Квятковская (основатель движения по защите прав потребителей в Казахстане. – Ред.), которая сказала: вы будете на побегушках что ли? Столько профессионалов. И тогда мы, выпускники, создали первое Общество защиты прав потребителей "Азия кредо". Именно Квятковская смогла посеять в наших умах эти семена – благодаря её наставничеству мы знали, зачем идём учиться, и формировали свою гражданскую позицию. 

Затем я стала вице-президентом Национальной лиги потребителей Казахстана, которую возглавляла Татьяна Игоревна. Основной функцией организации было не только формирование цивилизованных отношений на рынке товаров и услуг, но и формирование активной гражданской позиции человека, который делает осознанный выбор. Именно для этого мы занимаемся потребительским образованием. К примеру, недавно переиздали специализированный учебник и открыли представительства Лиги потребителей в десяти регионах Казахстана, благодаря чему более 29 тысяч студентов уже отстаивают права потребителей в своих регионах. 

– Поясните, какие ещё знаковые достижения были у Лиги потребителей за последние годы.

– Во-первых, новый закон о защите прав потребителей, который сейчас находится на стадии разработки. К слову, предыдущий закон тоже был разработан исключительно нами. Во-вторых, внедрение медиации как альтернативного способа разрешения спора. Мы добились того, что сейчас в арбитражных судах можно рассматривать дела по защите прав потребителей. В-третьих, это потребительское образование в школах, вузах и средне-специальных образовательных учреждениях. И заметьте, мы не идём в госорганы и не просим, чтобы потребительское образование стало обязательным. Мы идём непосредственно к руководителям вузов, которые понимают, насколько важно развивать это направление.

Сегодня, чтобы отстаивать интересы в судах, нужно быть либо членом Палаты юридических консультантов, либо адвокатом. А в делах о защите прав потребителей любой человек, даже если он не обладает юридическими знаниями, может отстаивать не только свои права, но и права другого человека. Это очень хорошая практика для студентов. Когда я захожу в аудиторию, то первым делом даю такое задание: зайдите в любой магазин и посмотрите, есть ли у продавца бейдж, есть ли ценники на товарах, выдают ли фискальные чеки, есть ли возможность рассчитаться картой. И когда студенты возвращаются на следующий урок и говорят "нет", я даю им претензию. Студенты самостоятельно заполняют претензию, и тут же всё, что необходимо, в магазине появляется. "Так может быть?" – спрашивают они. Я говорю: "Так должно быть. Но до тех пор, пока у нас не будет активной гражданской позиции, пока мы не поймем, что качество окружающего мира зависит от каждого из нас, ничего не изменится".

– Лига потребителей – это неправительственная организация, но далеко не все казахстанцы осознают принципы работы НПО. Поясните, чем именно НПО отличается от коммерческой организации.

– У нас нет цели получения прибыли. Предприниматели не могут быть спонсорами Лиги потребителей. При этом за всё время существования мы не получили ни копейки от государства. Организация существует за счёт членских взносов – они, конечно, мизерные. Всего 12 000 тенге. Но за эти деньги члены лиги получают право на бесплатные юридические консультации, услуги медиатора и арбитра. То есть имеют доступ ко всему спектру услуг, которые позволяют отстоять права потребителей. Кроме того, социально уязвимые слои населения освобождены от уплаты вступительных и членских взносов. 

– Сколько членов в Лиге потребителей Казахстана на данный момент?

– Около 100 тысяч человек. Это очень крупная организация.

– А что насчёт вас? Вы неоднократно оказывались в ситуации, когда вместо потребителей нужно было защищать себя. Расскажите об этом подробнее.

–  Да, я недавно столкнулась с такой ситуацией. Это был иск антитабачницы Джамили Садыковой по поводу возмещения морального ущерба в размере 5 млн тенге. Нам пришлось защищаться и мы выиграли суд первой инстанции. Суд постановил возместить судебные издержки в размере 600 тысяч тенге. Именно столько я потратила на услуги адвоката. Я как кандидат юридических наук могла и самостоятельно отстаивать права в суде. Но я человек эмоциональный и, когда дело касается меня лично, могу не сдержать эмоций. Сложно сохранять холодную голову, когда тебя обвиняют. 

– Расскажите о сути претензии, которую госпожа Садыкова вам предъявляла.

– Госпожа Садыкова требовала возмещение морального ущерба за то, что я якобы очернила её перед лицом высокопоставленного чиновника, написав письмо. Но я всего лишь сообщила, что во время заседания рабочей группы по разработке законодательства, где я высказывала свою точку зрения, меня просто отключили. В письме я указала список людей, которые участвовали в этом заседании. В их числе была Джамиля Садыкова. 

– От какого именно заседания вас отключили?

– Речь шла о вейпах. С 20 июня их запрещают, но у меня по этому вопросу есть принципиальная позиция. Мы не страусы и не можем прятать голову в песок. Запреты просто так не работают. Взять, к примеру, кальяны. Они тоже запрещены, но зайдите в любой ресторан и вам поставят кальян на стол. Да ещё и чек пробьют, в котором будет написано "дымный коктейль". Вот такое понятие они придумали. Руководителям заведений проще заплатить административный штраф, чем отказаться от предоставления этой услуги. И в чём смысл запрета?

Я ведь являюсь заместителем председателя общественной палаты мажилиса парламента. Это необходимо для того, чтобы отстаивать интересы потребителей на всех государственных уровнях. Мы должны не просто лоббировать законодательство, но и простым языком объяснять, как оно работает и как наиболее эффективно его применять.

– Вы получили иск. Как проходил сам судебный процесс? Вы лично присутствовали на этих процессах или действовали через адвоката?

– Да, я присутствовала. Мы с адвокатам выслушали обвинения, потом тщательно проанализировали всё сказанное в суде и выстроили стратегию защиты. 

– А как действовал ваш оппонент?

– У моего оппонента было два адвоката. Но она тоже лично присутствовала на заседаниях, особенно в суде второй инстанции. И когда суд потребовал возместить мне затраты на адвоката, госпожа Садыкова заявила, что у неё нет таких денег, ведь она представитель некоммерческой организации. Но в итоге требования суда госпожа Садыкова всё же выполнила. 

Хочу отметить, что я всё больше доверяю казахстанской судебной системе. Наблюдая не только за своим делом, но и за другими процессами в сфере защиты прав потребителей, я вижу, что всё чаще решения судов первой инстанции остаются неизменными. Это говорит о том, что суды первой инстанции с каждый годом становятся всё более профессиональными, судьи выносят действительно справедливые решения, которые невозможно оспорить. 

– Как вы отнеслись к происходящему? 

– Я восприняла это как опыт. Никто и никогда раньше не подавал на меня в суд. И мне было интересно узнать, о чём там вообще пойдёт речь. Я ведь занимаюсь защитой прав потребителей и не веду дела такого рода. 

– Можно ли ожидать, что это был не последний иск в вашу сторону?

– Можно. Но всё, что нас не убивает, делает сильнее. В этот раз я не настаивала на возмещении морального ущерба. Но если это повторится, то речь пойдёт о возмещении не только материального, но и морального вреда. 

– Вы отстаиваете права потребителей, а как с точки зрения права вообще можно запретить человеку что-то приобретать? Например, алкоголь у нас продаётся свободно. То же самое с сигаретами. То есть сейчас, грубо говоря, законодательно человека лишают выбора. Как эти вопросы регулируются в мировой практике?

– Очень много стран пошли по этому пути, но они сразу сказали, что у них вейпы продавать нельзя. Это совсем другое. Если человек и не пробовал этот продукт, то никакой проблемы не будет. А если человек уже попробовал и сделал выбор, то всё сложнее.

Я не специалист и не знаю, как вейпы влияют на организм человека, потому что наше государство не разработало стандарты, не провело исследования. Они ничего не сделали для того, чтобы люди понимали, что они приобретают. Просто на рынке появился новый продукт, а что в нём, как он влияет на здоровье – никто не знает. Хотите, покупайте, хотите, нет. Мы просто закрыли глаза на проблему. А потом опомнились и решили резко всё запретить – вейпы вредны для здоровья, возвращайтесь к сигаретам. Я думаю, это отчасти лоббирование интересов табачников. Тех, которые хотели продвигать свой продукт.

А что в итоге? Вейпы никуда не исчезнут, а просто уйдут в подполье. И если раньше была хотя бы теоретическая возможность взять пробы, оценить качество, провести сертификацию, то теперь не будет никакой. Многим кажется, что нет вейпов – нет проблем. Но молодёжь как курила, так и будет курить.

– На ум приходит провалившийся сухой закон. Можете провести аналогию?

– Да, именно. Поэтому важно не запрещать, а регулировать и требовать очень серьёзной ответственности. Если игнорировать проблему, то я даже не знаю, к чему это приведёт. 

Отдельная тема – предприниматели. Есть нормативно-правовая база, согласно которой всё то, что ухудшает положение предпринимателя, на него не должно распространяться. То есть по Конституции никто не имеет права лишать человека права собственности. Если предприниматель официально ввёз на территорию Казахстана какой-то товар, заплатил все налоги и акцизы, то как можно запретить реализовывать этот товар? Тут можно провести аналогию с праворульными машинами. Ведь это я их отстояла перед президентом.

– И как регламентируется этот вопрос в законодательстве, которое вступило в силу 20 июня?

– Никак. Действия законодателей идут вразрез с законодательством Республики Казахстан. Это решение неправомерно. Предпринимателей, которые на законных основаниях ввезли в страну продукт, нельзя лишать права его продавать.

А что касается потребителей, то ситуация такая: сначала их познакомили с продуктом, причём позиционировали продукт как менее вредный, а потом заставляют обратно перейти на сигареты. Но действительно ли вейпы менее вредны? Мы не знаем, потому что в Казахстане никто это утверждение не проверял. Регулирования нормального не было. А ведь по по закону о защите прав потребителей мы имеем право на полную и достоверную информацию о том, что приобретаем. 

– Тем не менее закон уже приняли. Вы с ним не согласны и ваши коллеги по лиге наверняка тоже. Что вы планируете делать дальше? Как будете работать?

– В то, что вейпы вдруг исчезнут с рынка, я не верю. А вот в то, что рынок уйдёт в подполье и государство перестанет получать какие бы то ни было налоги с продажи вейпов, верю. Поэтому мы будем выявлять факты нарушения законодательства и требовать от государства исполнения закона, который приняли. Мы всегда боролись с нелегальной торговлей и продолжим это делать.

– В завершение хотелось бы дать читателям пару практических советов. Что должен обязательно знать каждый казахстанский потребитель о своих правах?

– Для начала он должен знать, что имеет право на защиту своих интересов. Кроме того, имеет право создать Общество защиты прав потребителей и участвовать в его деятельности. В случае, если права потребителя ущемлены, человек может обращаться в госорганы.

К слову, у нас государственный орган по защите прав потребителей насчитывает всего 10 человек, не считая департаментов в регионах. Сейчас мы работаем над созданием нового закона о защите прав потребителей и поднимаем вопрос о назначении омбудсмена. 

Также каждый казахстанец имеет право на потребительское образование. Во всех абсолютно местах, где вам продают что-либо, должна быть информация об организациях, которые в досудебном порядке урегулируют спор. Если этой информации нет, предпринимателя можно привлечь к ответственности. Поэтому требуйте, отстаивайте свои права. Если мы этого не сделаем, за нас никто качество жизни не улучшит. 

Была ли эта статья для вас полезной?
4

  Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

  Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Новости партнеров