Сильную президентскую власть ждут серьёзные испытания в Кыргызстане – эксперт

Кубат Рахимов / Фото со страницы эксперта в Facebook
Кубат Рахимов / Фото со страницы эксперта в Facebook

Интервью с кыргызстанским политологом Кубатом Рахимовым, бывшим советником премьер-министра республики.

Кыргызстан осенью прошлого года пережил очередной политический переворот, в результате которого к власти пришел Садыр Жапаров, позднее ставший президентом страны.

Возглавив республику, Жапаров добился принятия новой Конституции, значительно расширившей полномочия президента. Это стало одним из важнейших политических событий в Кыргызстане за последний год.

А сейчас президент ведёт борьбу с канадской компанией "Центерра голд" за Кумтор, крупнейшее золоторудное месторождение Центральной Азии. Одного за другим в Кыргызстане арестовывают чиновников, причастных, по версии следствия, к коррупции при выдаче разрешений "Центерре" на разработку рудника.

Как в условиях этой политической турбулентности живётся кыргызстанцам? Об этом корреспондент Informburo.kz беседует с бывшим советником премьер-министра республики, политологом Кубатом Рахимовым.

– После так называемого октябрьского переворота работа многих предприятий в стране была парализована, хотя новая власть и обещала защиту инвесторам. Каково положение бизнеса сегодня?

– К октябрьским событиям можно относиться двояко. С одной стороны, они показали слабость государства, что является спецификой кыргызстанского общества, которое никогда не было вертикальным. С другой, политическая токсичность привела к такому интересному эффекту как устойчивость малого и среднего бизнеса. Если крупный бизнес так или иначе политизирован, плотно и повседневно соприкасается с государственными органами, то малый и средний бизнес уже выработал свои внутренние механизмы защиты, регенерации в случае потерь, гибкого перехода из отрасли в отрасль. Поэтому положение малого и среднего бизнеса, несмотря на все сложности, относительно неплохое.

– Как вы оцениваете ситуацию вокруг Кумтора? Жапаров наводит порядок в стратегически важной отрасли или окончательно разрушает инвестиционную привлекательность страны?

– Ситуация, связанная с Кумтором, является феноменальной с точки зрения современной истории Кыргызстана, потому что доселе национализации объектов такого уровня не было. Кумтор даёт половину промышленного производства всей страны и играет очень значимую роль в ВВП. Это и несколько тысяч человек, непосредственно занятых на Кумторе, плюс огромное количество подрядчиков и субподрядчиков "Кумтор голд компани" – мультипликативный эффект налицо.

Соответственно, те действия, которые сейчас предпринимает власть, имеют свою логику. Вспомним 90-е годы: молодая Кыргызская Республика не имела опыта заключения инвестиционных соглашений такого рода. Естественно, этим воспользовались канадские инвесторы и те посредники, которые привели их в страну. И сейчас руководство республики пытается восстановить диспропорции, которые накапливались десятилетиями.

Впрочем, инвестиции были реальными, а их объём – существенным. Кроме того, в тот момент, в 90-е годы, Кыргызстан вряд ли мог самостоятельно разрабатывать этот рудник. Месторождение высокогорное, разработка технически сложна, поэтому и в советское время его освоение оставили до лучших времен. Так что канадские инвесторы, взявшиеся за проект, сыграли важную роль. Кыргызстан, благодаря Кумтору, получил структуру, которая давала не только прибыль (не забывайте, что Кыргызстан – акционер предприятия), но и выплаты по налогам, а также формировала различные фонды развития на территории Иссык-Кульской области.

Так что в дальнейших отношениях с инвестором было два варианта. Первый – путь эволюционный: постоянно находиться в режиме торга, в режиме борьбы за улучшение с весьма серьёзными товарищами из Северной Америки ("Центерра" – это не только канадский бизнес, одним из крупнейших акционеров компании является инвестиционный фонд из Нью-Йорка Black Rock). Второй вариант – революционный. Его и выбрал президент Жапаров, вся политическая карьера которого связана именно с Кумтором. Напомню, в 2012 году он был близок к тому, чтобы национализация состоялась, но на тот момент фортуна отвернулась от него.

Полагаю, в Центральной Азии вопрос распоряжения недрами требует внимательного изучения с точки зрения баланса национальных интересов, интересов инвесторов и простых людей. Какая часть национальных богатств таки доходит до граждан наших стран и становится реально располагаемым доходом населения – очень важный критерий для оценки ситуации.

– Вы ранее говорили, что к октябрьскому перевороту в Кыргызстане привел прошлогодний провал в борьбе с коронавирусом. Как обстоят дела с противодействием пандемии сейчас? Справляется ли новая власть с третьей волной?

– Уверен, что после тяжелейших последствий первой волны коронавируса, которая была в конце весны и летом 2020 года, проводить парламентские выборы осенью было явно недальновидно. О чем я, будучи советником премьер-министра, писал высшему руководству. Я предлагал перенести выборы на полгода-год, как поступили, к примеру, в Боливии.  

Неумение работать с политическими прогнозами, прогнозами по социально-экономическому развитию – ахиллесова пята современных кыргызстанских элит. Они всё время недооценивают сценарии того, что произойдет не завтра, а через три месяца или через полгода. То, что случилось в октябре в Кыргызстане, есть следствие нескольких факторов. Во-первых, накопившаяся усталость от политиков, которые заигрались. Во-вторых, потребность в справедливости.

Произошедшее требует более глубокого изучения с точки зрения политтехнологий, с точки зрения юридической практики, потому что опыт Кыргызстана, как некоей политической лаборатории, очень важен и для Казахстана, и для Узбекистана, чтобы не повторять подобных ошибок.

Сейчас же новая власть, на мой взгляд, особо не занимается борьбой с коронавирусом. Думаю, не менее ¾ населения страны уже переболело. Многие просто не обращаются к врачам, не сдают анализы. И истинной картины мы не знаем. Масочный режим практически не соблюдается – я это вижу и в Бишкеке, и в Иссык-кульской области, и по репортажам из других регионов.

Власти пытаются запретить работу ночных клубов, при этом разрешают жума-намазы в мечетях. Пора бы определиться: либо нам нужно вводить драконовские меры и в отношении общественного транспорта, заведений общественного питания, либо уже не использовать инструменты имитации бурной деятельности.

Вакцинация находится в режиме статистической погрешности, ибо охвачено не более 1,3% населения: по состоянию на 12 июня были вакцинированы лишь 88 тысяч человек из 6,5 млн жителей республики. То есть первый этап вакцинации провален.

Боюсь, и в этом вопросе мы выступим антипримером. Цыплят по осени считают – посмотрим, как пройдёт осенне-зимний период 2021-2022 годов. Но в этом вопросе я, скорее, пессимист, чем оптимист.

– Новая Конституция фактически превратила Кыргызстан в президентскую республику. Приживется ли эта форма правления?

– Что касается президентской республики, я хочу сказать, что Кыргызстан всегда находился в контрцикле. Когда условно авторитарные Узбекистан, Казахстан, Туркменистан и Таджикистан сейчас мягко и осторожно нащупывают почву для демократизации, для внедрения выборности, скажем, на местном уровне, для внедрения инструментов праймериз в своих правящих партиях и так далее, Кыргызстан делает неожиданный разворот, внеся более 80 поправок в Конституцию и тем самым укрепив резко президентскую ось.

Контрцикл – это нормально. Мы все находимся в циклическом режиме развития. Рано или поздно мы опять будем, наверное, искать здоровый компромиссный баланс, как у нас уже было при президентско-парламентской республике. Возможно, через какой-то цикл или два мы придём к варианту чисто парламентской республики. Сомневаюсь, что вариант президентской вертикали полностью и безболезненно приживется в Кыргызстане. Здесь есть своя специфика противостояния элит, своя специфика противостояния региональная. И такая жесткая, безусловная и легитимная сильная президентская власть, наверное, всё время будет подвергаться испытаниям, эрозии и, извините, коррозии.

– Ваш прогноз о туристическом сезоне на Иссык-Куле?

–  Я думаю, при соблюдении стандартных санитарно-эпидемиологических норм казахстанцы смело могут приезжать. Малый и средний бизнес ждёт с нетерпением туристов, с удовольствием готовы работать кафе, аттракционы, всевозможные прокаты. Кризис последних двух лет показал, что турист – желанный гость на Иссык-Куле. Надеюсь, что в этом году казахстанцам повезёт и с погодой, и с вполне терпимыми ценами. Мы также рассчитываем, что будет большой поток отдыхающих из России, потому что аэропорт Тамчи уже принимает с десяток рейсов из городов Российской Федерации. Из Нур-Султана и Алматы тоже активно летают самолёты.

Новости партнёров