Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев дал интервью представителям средств массовой информации, которое вышло в телеэфир 17 марта 2017 года. Глава республики отвечал на вопросы, легко переходя с казахского языка на русский и обратно. О чём же он говорил? Мы разобрали на цитаты речь Елбасы.

"За год сложилась такая ситуация, что мы лишились 40% поступлений в наш бюджет. Если бы мы заранее не предусмотрели создание Национального фонда и не подготовились бы к этому кризису, то сейчас ситуация в стране была бы печальной".

"Несколько поколений жили в условиях советской власти, когда всё было расписано: родился, в детский сад пошёл, потом стал октябрёнком, пионером, комсомольцем, потом учишься, диплом дают тебе, работу дают. Работаешь, работаешь, никуда не уходишь, всю жизнь на одном месте, потому что ты привязан к своей квартире, где ты прописан – этого нигде больше не найдёшь. И так до самой смерти, пока тебя не похоронят. Вот так привыкли люди, и не их вина, что многого не понимают. Мы должны разъяснять".

"Сегодня ты шьёшь сапоги, завтра надо шить платья, потому что сапоги перестали покупать. Сегодня ты выпускаешь автомобили, а завтра тебе надо делать станки. Гибкость малого бизнеса в том и заключается, что он может в любых условиях ответить на потребность потребителя. Поэтому развивать малый и средний бизнес очень важно".

"Советский Союз отстал от Европы на 40 лет в развитии индустрии. И мы вместе с этим Советским Союзом на столько же отстали. В последние годы мы старались сделать кое-что, чтобы перестроить экономику. И чтобы завоевать место за рубежом, нам предстоит сильно работать, хотя мы уже сейчас торгуем с 80 государствами мира, мы вывозим свои товары за рубеж".

"Есть такая присказка про бизнесменов. Один бизнесмен был очень успешным, много помогал людям, много благотворительностью занимался. За это бог решил его поощрить. Когда он попал туда, бог ему говорит: за такие хорошие дела я тебе разрешаю посмотреть сначала, где рай, где ад, потом выберешь. Он пошёл смотреть ад. Смотрит: стол весь накрыт – и выпить есть, и закусить есть, но стоит шум-гам, никто никого не слушает. Когда присмотрелся, увидел: за их грехи бог сделал так, чтобы у них руки не сгибались, чтобы кушать. Прямые руки стали – такими еду нельзя взять, и оттого они голодные, возмущённые, орут друг на друга. Пошли в рай. В раю тоже накрыт стол, все люди сидят, уже наелись и задремали в своих креслах от скуки и от сытости. И бизнесмен говорит: "Отправьте меня в ад". "Почему? В раю, видишь, как хорошо". "Нет, я научу их кормить друг друга". Это был великий бизнесмен. Кому-то что-то давая, ты можешь и взять. Вот в чём суть. Точно также надо, чтобы бизнес и государство, взаимно давая друг другу, получали нормальные прибыли".

"Ни одно государство не может сказать, что оно на 100% победило коррупцию. Это зло, когда это превышает всякие нормы, представляет опасность для государства. В особенности для молодых государств, только создающих свою экономику".

"У госслужащих должна быть достойная зарплата, чтобы они могли прокормить себя и семью. Сейчас они проходят через сито: все сдают экзамены, через конкурс, через меритократию. Не просто кого-то взял за волосы и посадил по блату, как говорится, а чтобы он прошёл отбор".

"В Сингапуре существует порядок: если в одном отделе работает 10 человек, а один из них намеревается у кого-то что-то получить, узнавший должен сообщить. Если он не сделает, то будет наказан вместе с этим взяточником. Но для нас это выглядит как крайняя мера".

"Казахстанская земля ещё лежит нетронутая. То, что открыто – это мизерная часть, геологи должны работать, вести поиски. Создан комитет. Так этот комитет, его руководитель перспективные месторождения стал раздавать своим".

"Всё это украденное будет возвращено государству, и обязательно человек нарушивший получит своё. Мы не переставая будем над этим работать. День и ночь. Всё время будем делать так, чтобы очищать страну от этого зла".

"Самый мощный инструмент борьбы с коррупцией – это гласность. Если СМИ активно будут говорить об этом, и каждый такой сигнал не останется без рассмотрения, тогда мы достигнем в этой борьбе больших успехов".

"Парламент, который был избран в 1992 году, был коммунистическим парламентом, который сформировался в советское время. Нужно было принимать законы, но они не принимались, потому что парламент не понимал их сути. Мне приходилось лично приходить и разъяснять каждый из законов, каждую статью, и зачем она нам нужна была".

"Не хотели приватизацию магазинов и других объектов. Что нужно было делать тогда? Разве мы должны были прислушиваться ко всему этому и отставать от всего мира? Тогда пришлось распустить Парламент и взять всю ответственность и власть".

"Жёсткая президентская вертикаль обеспечила сегодняшние достижения. Распустив Парламент, я издал 147 указов, имеющих силу закона. И в них решались вопросы о недрах, вопросы бизнеса, малого и среднего бизнеса, приватизации, инвестиций и так далее, – то, что нужно было для развития рыночной экономики. И мы двинулись вперёд по всем вопросам, которые надо было решать и в аграрном комплексе, и в промышленности, и в социальной области. Но всё пришлось взвалить на себя".

"Я думаю, я ни автократом, ни диктатором не стал на ваших глазах, но серьёзность, жёсткость была, чтобы все принятые программы исполнялись, обеспечивались финансами, каждый отвечал за свою работу, а я контролировал успех, конечный результат. Вот мы этого достигли. 25 лет к этому шли".

"В 21 раз увеличили нашу экономику, в 12 раз уменьшили бедность в нашей стране, зарплата поднялась тоже в 25 раз, если сравнить с 90-ми годами. Посмотрите в окно: каким был Казахстан и каким он сейчас стал? Это другой Казахстан, другое население, другая жизнь".

"В будущем будет другое общество, другие президенты придут. И чтобы там было спокойно, и мы знали, что власть будет спокойно развиваться, и у одного человека не будет сконцентрирована вся власть, она будет поделена. Вот с этой целью сделано это тоже – наш ответ на вызовы современности".

"Чтобы быть таким, как, допустим, любое европейское государство, где капиталистическая система работает сотнями лет, или США... Естественно, мы ещё не созрели полностью такими быть. Как ни говорите, мы общество азиатское, со своей историей, со своей культурой, со своими традициями. Но семимильными шагами мы это преодолеваем, это тоже факт. Молодёжь воспринимает очень остро то, что в мире происходит. Но мы этого ещё не достигли".

"То, что мы сделали в Конституции, побуждает людей более серьёзные партии создавать, объединяться и бороться за голоса избирателей на выборах в следующий Парламент".

"Мы стремимся активизировать политическое сознание всех казахстанцев. Через это придём, это же не последний этап наших реформ".

"Многих успешных руководителей всегда обвиняли в таком. Например, Сингапур, считайте, это не государство, а город с самым высоким ВВП на душу населения. Всегда Ли Куана Ю, которого я хорошо знал, обвиняли во всех грехах: что он диктатор, что он такой, что он сякой. Он объяснял, что его общество – другое, не такое, как западное. Знаете, как в католическом обществе, тем более, у протестантов – я сам отвечаю за себя, и брату я могу только занять, а не дать. И родственники, как у нас, за тобой не ходят. Даже такая, казалось бы, мелочь в отношениях близких показывает, насколько мы разные. У нас ведь мы постоянно окружены нашими родственниками".

"Ли Куан Ю объяснял, что самое главное в этом вопросе – поддерживает ли тебя общество. Какой может быть автократизм, если постоянно проходят выборы, народ переизбирает? Он 30 лет возглавлял государство, и до сих пор оно остаётся лучшим в экономике и во всём. В то же время не скажешь, что там не демократично".

"Я сейчас вспомнил, у Агаты Кристи есть такое выражение: "Молодые считают, что пожилые люди глупые, а старики считают, что молодые дураки". Потому что он прошёл уже этот путь, а им предстоит".

"Я считаю, что мы шаг за шагом идём к тому, чего хотим. Наша цель – быть такими, как они – развитые западные страны. Но сейчас, видите ли, сомнения в той системе тоже возникли в последнее время. Когда пошёл поток мигрантов, почему их не пускают, это же открытое общество, демократическое общество, почему так происходит? Потому что интересы народа, которым руководит элита, они тоже учитываются в этих вопросах. В общем, не всё так однозначно".

"Надо, чтобы в мире были разные системы. Из этих разных человечество выберет самое лучшее. Но главное направление – то, к которому идёт всё человечество. Демократия, я много раз говорил, – это не начало пути, это конец нашего пути, и мы к этому идём".

"Сначала экономика, потом политика. Этот постулат остаётся сегодня. И могу его просто объяснить: если не будет нормальной экономики, не будет хорошей жизни человеку. У него не будет работы, не будет зарплаты, у него крыши над головой не будет. Всё это создаётся экономикой. Если этого всего не будет, ему не будет дела ни до чего: ни до культуры, ни до политики".

"Мы первую массовую приватизацию сделали в 90-е годы. Сейчас проводим приватизацию вторую, такую же. Сейчас в собственности у государства остаётся 7 тысяч предприятий. Это 60 с лишним процентов от экономики. Наша цель – оставить 15% у государства. 15% – это требования ОЭСР (Организации по экономическому сотрудничеству и развитию. – Ред.)".

"Действительно у нас бескрайние земли. Урожайность с одного гектара земли по пшенице 13,5 центнера максимум. Точно с таких же земель в Китае урожайность – 25 центнеров. Если мы хотя бы на 5 центнеров увеличим этот показатель, то мы останемся под горами урожая пшеницы".

"Не всегда хорошо, когда у соседа плохо. Чтобы нам было хорошо, должно быть у соседа хорошо".

"Чтобы поднять производительность земли, там должен быть хозяин. Если мы отдаём землю в аренду, подход другой. Если человек квартиру арендует, он не особо заботится, чтобы сделать слишком большой капитальный ремонт. Правда? Он арендует, он за аренду платит, живёт-живёт и может съехать куда-нибудь ещё. Точно так же происходит с землёй, поэтому в конце концов нам этот вопрос придётся решать".

"Если есть два казаха, которые больше всех переживают за землю, то один из них, наверное, я. Когда мы закрепляли границы в 14 тысяч километров, мы за каждый метр боролись. Чтобы ничего не отдавать, а если отдаём, столько же получить взамен".

"Землю никто у нас не отберёт. Я знаю, откуда появляются эти страхи: на соседей смотрят и переживают, не отберут ли они у нас земли. Землю никто не сможет загрузить в машину или вагоны и увезти из Казахстана. Это земля Казахстана, где казахстанские законы действуют. Землю не разрешено продавать иностранцам, поэтому если мы будем её отдавать своим гражданам в частную собственность, то нет тех, кто смог бы её купить – у бизнеса ещё не хватает средств на это".

"Незыблемость частной собственности – это очень важно для инвестора. Он должен прийти, построить дом, завод и знать, что это его частная собственность, она законами государства защищена. Никто не может просто так прийти и захватить".

"Сельское хозяйство для Казахстана должно стать самым крупным источником продукции и дохода".

"Мы на 100% воспользовались сильной президентской властью. Всех наших успехов, которыми мы сейчас гордимся – хотя, конечно, были и недостатки – мы достигли только благодаря этому".

"Может быть, это хорошо, когда происходят государственные перевороты – один, второй, третий... И что имеет народ от этого? Та система власти хороша, надо признать, которая создаёт для людей лучшие условия жизни и быта".

"Инфраструктура для нас выход. Мы замкнутое государство. Мы на материке находимся. У нас нет выхода к морям, океанам. Поэтому от Тихого океана через Китай, Казахстан мы построили автомобильную дорогу Западный Китай – Западная Европа. Уже контейнеры от порта Ляньюньган китайского до Лондона дошли. 15 суток всего. А через Индийский океан он идёт 40 суток. То есть сам Китай для нас – как выход в океан, выход на мировой рынок".

"В Хоргосе, я уверен, в скором времени стотысячный город будет стоять. Так создавался Гонконг, кстати говоря".

"Как один известный политик сказал: "Я сделал всё, что мог, пусть после меня попробуют сделать лучше". Это хороший был ответ".

"Молодой человек или старый – праздный вопрос. Есть и тридцатилетние, похожие на стариков, есть 80-летние, похожие на тридцатилетних активных. Так что всё зависит от человека".

"Вопрос в другом: человек – глава государства – выполняет свои обязанности, улучшает жизнь людей постепенно, год от года, или нет? Маргарет Тэтчер в своё время на такой вопрос ответила: "Я буду работать столько, сколько будет Англия во мне нуждаться. И до тех пор, пока я не устану". Ещё один великий англичанин Уинстон Черчилль сказал: "То, что я здесь нахожусь, это не случайность, это закономерность. Я был создан для этой работы".

"Это тяжёлая работа. Постоянно в напряжении, постоянно в размышлениях и в мыслях, что ещё надо сделать для этого государства. Но я чувствую свою нужность, у меня получается эта работа, и я работаю".

"Я избран до 2020 года. Ещё есть время для размышлений. Всё будет зависеть от доверия народа – первое. Второе: силы и здоровья человека, который работает. Я считаю, что работа президента – это такая работа, когда ты должен отдать 100% своей силы, опыт, энергию и жизнь, можно сказать. А если твоё состояние не позволяет именно так работать, то здесь нечего делать. Так что всё зависит от времени".

"Мы когда-то чуть не лишились своего родного языка, своей культуры. Этот страх всё ещё остался, особенно у старшего поколения. Сейчас в Казахстане нет ни одного человека, который был бы против казахского языка. Кто против сейчас государственного языка? Никто! Поэтому сейчас основная проблема в нас самих, в казахах. Нам нужно развивать язык".

"Я знаю, что некоторые говорят: "Президент везде выступает не на казахском языке". Мы многонациональная страна, где проживает более 100 национальностей, которые также избирали Президента. Если они не будут понимать, что говорит им Президент, то какая ситуация тогда наступит? Поэтому я человек, которому приходится в два раза больше работать: и на казахском, и на русском. Президент России говорит на своем родном языке, президент Америки тоже, и Турции также. А я человек, которому приходится выступать на двух языках".

"Ситуация не всегда будет такой. Сейчас уже численность казахов достигла 70%. Как я уже говорил, мы готовимся к тому, чтобы к 2025 году казахский язык функционировал повсеместно. Но неправильно забывать и о других языках. Дело в культуре. Сколько языков будешь знать, столько и культур".

"Нашему казахскому народу дорога в мировую литературу, науку была открыта через русский язык. Английский язык нам нужен для того, чтобы достигнуть целей, сказанных в Послании".

"Мы постепенно должны перейти на латиницу".

"В нашей стране государственный язык будет употребляться в общении, в государственных органах. Но не нужно торопиться в этом вопросе. Спокойствие, взаимное доверие внутри государства и обеспечение прав всех – никого мы не ущемляем ни по языку, ни по религии, ни по культуре. Всё идёт своим чередом".

"Террористы, бандиты, экстремисты где возникают? Где нет власти. Им удобно там жить. Захватили себе землю – кусок Ирака, кусок Сирии – объявили халифат, Исламское государство. Терроризм распространяется по всему миру. 65 млн беженцев. Из них 14 млн детей, погибло больше миллиона человек за эти три года. Внутри самой Сирии беженцев 5 млн человек. Они побросали все пожитки, дома. Всё бросили. Своих детей взяли и ушли. Сегодня без лечения, без крова, без тепла живут эти люди. Как можно спокойно жить и радоваться, когда рядом есть те, которые умирают с голода? Поэтому я предложил с трибуны ООН бороться с терроризмом в рамках коалиции, созданной всеми государствами мира. Без этого не победить. И мы участвуем на стороне тех, кто борется с этим злом".

"Есть слова великого Абая, что кыргызы и казахи являются родными, и нет тех, кто этого не поддерживает. Мы являемся соседними странами. Президенты и главы государств уйдут, а наши народы останутся".

"В 2010 году у них был переворот, когда они свергли законного президента и выгнали его из страны. Были выпущены из тюрем заключённые, которые двинулись в нашу страну. Тогда, конечно, мы закрыли границу. Если в будущем повторится такая же ситуация, мы опять закроем границу. Какое государство не закроет границу в таком положении? Сегодня и Турция закрывает границы, а в то время границу с Кыргызстаном закрыли и Узбекистан, и Таджикистан, и в этом нет виноватых, всему виной было положение в этом государстве".

"Чтобы в Кыргызстане не было гражданской войны, я вывез Бакиева. Вокруг всего этого стояла большая вооружённая группа, которая собиралась в Бишкек, чтобы всё разгромить там. Тогда эту республику возглавляла Отумбаева. Я заручился её письмом, которое у нас есть, где она просит вывезти Бакиева. После чего я выслал туда военных и вертолёты и вывез его".

"Чтобы быть политиком, необходимо иметь толстую кожу, как у слона, чтобы не обращать внимания на такие вещи. Конечно, раз ты являешься руководителем, нужно задумываться, прежде чем говорить что-то, и проявлять осторожность".

"Союз нужен хотя бы потому, что между нашими странами нет таможенных границ. Люди, товары, деньги могут передвигаться совершенно спокойно. Могут создавать предприятия казахстанцы в России, россияне в Казахстане, в Беларуси, в Кыргызстане и так далее. Свободное передвижение – это и есть развитие каждого государства, это есть развитие экономики".

"Я смотрю шире и смотрю дальше. Я с оптимизмом смотрю на будущее Евразийского союза, его надо развивать. Есть вопросы, возникают они. Разве в Европейском союзе не возникают? Если бы не возникало, Англия не стала бы выходить оттуда. Другие страны тоже критикуют. Кому-то чего-то недодают. Но общее направление надо считать правильным, а каркас ещё надо достраивать".

"Люди, которые когда-то голосовали, шумели, поддерживали памятники Ленину, Сталину, те же люди потом их низвергали. Вот когда я уже не буду президентом, следующее поколение, на решение которого я не могу повлиять, если так решит, ну что я? Должен буду с этим согласиться".

"Единственное, на что я дал согласие, – назвать моим именем Назарбаев университет. Потому что это создавалось уникальное учебное заведение, которое послужит примером для всех наших вузов, чтобы приковать внимание общества к этому, приковать внимание Правительства, чтобы этот университет стал не только университетом, а научным центром Казахстана. Таковым он и остаётся. На всё остальное я никогда не давал согласия. Поэтому, пользуясь случаем, ещё раз я говорю: мне это не надо. Мне это не нравится".

"О чём мне волноваться? Мне надо было возглавить мой народ, чтобы построить новое государство Казахстан и поставить его на карту. Построить столицу этого государства, с нуля, на чистом поле. И вот смотрите: Астана – гордость нашей страны".

"Дать моё имя Астане в Парламенте предлагали. Снова про это заговорили и во время обсуждения конституционных реформ. Как человеку, конечно, мне приятны такие предложения. Но так как я возглавляю целую страну, это не должно рассматриваться так, чтобы приятно было только мне".

"Астана сейчас – мировой бренд. Здесь проводятся сирийские переговоры. "Астана" звучит, я её так назвал. Всякие были тогда мнения, как назвать столицу: Казахстан или Ишим, или Сарыарка. Обычно хорошо думается ночью, когда сон не идёт, как говорят, когда казах едет по степи на лошади. Ночью у меня рядом всегда лежат диктофон или блокнот, сразу записываю, чтобы не забыть. И мне пришла мысль назвать "Астана". Конечно, есть тавтология: Астана – это по-казахски "столица", и в то же время Астана. Но название прижилось. На казахском, на русском, на английском хорошо пишется, короткое название и никаких вопросов нет. И какая необходимость менять?"

"В 94-м году в Парламенте я поставил вопрос, изучив 52 параметра, по которым определяется, какой столица должна быть, где должна находиться. В самом центре, там, где транспортные коммуникации, там, где водные ресурсы есть, промышленность и так далее. По всем этим параметрам подошла Астана".

"Учитывая, что я 20 лучших лет молодости провёл в Караганде и Темиртау, конечно, у меня были мысли перенести столицу в Караганду. Я её хорошо знаю, но половина города подработана углём, почва опускается, одни ямы, оттуда идут газы. И в моих мыслях нужна была река – чтобы посередине текла, чтобы город украшала, как во всём мире. Транспортные коммуникации – Акмолинск стоял на их пересечении. И здания кое-какие могли подойти".

"Парламент еле-еле проголосовал, сказал: "Ладно, у него сегодня день рождения, давайте проголосуем, это 40 лет примерно пройдёт, нас в это время не будет". В 1997 году, через три года, все с гармошкой на поезде, как на целину, поехали и "тёпленькими" мы их встречали здесь с поезда".

"Я собрал более-менее успешных бизнесменов Акмолинска. Я сказал: "Вы должны радоваться, что столица к вам идёт". Я сказал: "Я знаю, у вас есть коттеджи, и мне нужно 10 коттеджей для начальников, которые едут из Алматы. Потом Научно-исследовательский институт сельского хозяйства, где разместился Парламент на старой площади, взяли, отремонтировали, создали зал, посадили Парламент".

"Было здание крайкома партии. Поскольку Хрущёв хотел сделать Астану центром целинного края, намеревался вообще перенести столицу тогда Казахстана в Целиноград. "Хрущёвград" хотели назвать тогда. Кстати, я бы повторил его сейчас, да, если б согласился на переименование?".

"Крайком партии был построен огромный. Подчинялись все области вокруг – и Северный Казахстан, и Кустанай, по-моему, даже Павлодар. Построили такой крайком, он подходил для Правительства. И там пристроили офис президента".

"Здание Целинной железной дороги. Туда разместилось Министерство сельского хозяйства, Министерство транспорта. Министерство финансов – вот этот доллар, его мы построили. Построили один дом для чиновников".

"Первый, второй год было так: как суббота – все в самолёт и в Алматы. Подошло 8 Марта, я сказал: если хоть кто-нибудь уедет в Алматы, больше не возвращайтесь!"

"Для меня, как и для других, самый сложный вопрос – выбор кадров. Ошибёшься ты или нет в человеке? Ты смотришь на его знания, на опыт. Чтобы человека узнать, говорят же, пуд соли надо съесть. Правильно сказано. Присматриваешься к нему, оказываешь доверие, даёшь ему работу".

"Когда я ставлю, я назначаю не потому, что я хочу потом его освободить. Я назначаю, чтобы он долго работал и приносил пользу. Если назначенный тобой человек приходит к тебе и докладывает о том, что выполнил данные ему поручения – хорошо. А если он приходит к тебе и перед тобой ставит проблемные задачи, это уже проблемой для тебя становится. Эту проблему надо решать. Только поэтому приходится освобождать".

"Одни проваливаются, другие на пенсию уходят, третьих переводим, повышаем, параллельно переводим. Очень успешные люди у нас, хорошо работающие. Поэтому перестановки – это жизнь, ничего застывшего нет".

"Если смотреть на ребят в Правительстве, то они в основном 72-73-го года рождения. Это самое время для них, чтобы проявить себя во благо народа и трудиться. Я назначаю их на должности, оказываю им доверие".

"Несколько лет советы даёшь, тратишь свои силы, делишься своими знаниями с ними. И когда такие попадаются на коррупции, конечно, меня это расстраивает".

"Но не думайте, что те ребята, которых я поставил в первые годы независимости, меня не расстраивали. Того же Аблязова министром поставил, 30 с небольшим лет ему было. Я всё время его продвигал. Видите, вот, провалился, проворовался".

"Второй раз прости, третий раз расставайся". Я придерживаюсь этого постулата. Можно доверять до поры до времени. Вообще-то, если предатель, то однажды предавшему я никогда не верю. И я считаю, что это может быть жёстко, но правильно. Потому что обязательно он так ещё раз сделает".

"Есть хорошее выражение: "После новых выборов и женитьбы не всегда получаешь то, что хотел". Почему люди ждут новых выборов? Парламент избран до 2021 года, он будет весь свой срок работать".

"Твои мысли становятся твоим делом, говорил Марк Аврелий когда-то. Счастлив тот политик, который задумал сделать дело и осуществил. Особенно когда сам это делаешь, а не получаешь как подарок. И все эти вещи у меня получились. Поэтому я, не лукавя, могу сказать, что удовлетворённость в душе есть. Но за одну жизнь невозможно сделать всё, что ты хотел. Пока у тебя есть мечты, ты живёшь. Это даёт силу и энергию. Но многое еще хочется сделать недоделанного".

"5 млн человек прибудут сюда. Что такое ЭКСПО? ЭКСПО – это инновация, новая технология. Это энергия".

"Мы никогда не задумывались, что каждое движение – это энергия. Ходит человек и создаёт энергию".

"После того, как ЭКСПО пройдёт, здание останется как научный центр для выработки новых технологий и вот эти павильоны государств-участников, куда они привезут свои новинки – это будет научно-технический парк для Казахстана. Представляете? И всё будет меняться. Будут бороться против угольных электростанций. Потому что это загрязняет атмосферу, глобальное потепление идёт. Электромобили мы сами производить стали сейчас в Костанае, Восточном Казахстане. Прежде всего, ими Алматы надо обеспечить, чтобы экологию там улучшить. В других регионах наших надо бы очень много сделать. Для всего этого мы работаем, воспитываем поколение, которое готово сделать мечту былью".

"С момента рождения есть сила Аллаха, которая даёт тебе энергию. Пока эта энергия не закончится, ты будешь жить. Я счастлив, что мне небеса дают силы, чтобы я мог обойти весь Казахстан, весь этот белый свет. Пока есть эта энергия в человеке, нужно работать. И вы способны на многое, граждане нашей страны. Нужно трудиться не покладая рук. Можно добиваться ещё больших и больших успехов при желании. Я тоже живу, преследуя такие цели".

"Хочу, чтобы моя страна была не хуже других, чтобы нам не было стыдно перед другими государствами, и наш народ мог ходить с гордо поднятой головой. Я свою жизнь посвящаю этим целям".

"Все эти годы казахстанский народ мне доверял. На последних выборах в 2015 году я получил 97% голосов, и люди стояли в очередях, чтобы проголосовать. Для меня более высокой награды нет, если я могу вызвать такие чувства у моих соплеменников. Я думаю, это мечта каждого руководителя, каждого президента.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter