Однако на каналах акционерной группы за это время многое изменилось – даже названия. Их стали писать на латинице, причём на телеканалах "Қазақстан", "Балапан" и "ҚазСпорт" ещё до официального утверждения алфавита. Как сотрудникам удалось создать безошибочные логотипы каналов, зачем торопились с переводом названий на латиницу, какими проектами корпорации удалось заинтересовать иностранные телекомпании и что казахстанские телевизионщики стали продавать за рубеж – обо всём этом глава АО "РТРК "Қазақстан" рассказал в интервью informburo.kz.

– Ерлан Тынымбаевич, расскажите, какие изменения ждут ваши каналы в ближайшем времени. В какую сторону будут они меняться?

– Новый сезон в корпорации и на основных наших медиаресурсах стартовал в конце августа. Самое главное, мы будем значительно менять наш контент, эфирную сетку, появятся новые программы, рассчитанные на самую широкую аудиторию. 28 августа новый сезон стартовал на основном нашем медиаресурсе – телеканале Qazaqstan. При этом мы сразу же предупредили, что изменения будут проходить постепенно, то есть каждую неделю будут заходить по две-три новые программы. И окончательная сетка сложится к середине октября – начале ноября. Как раз на этой неделе заходит последняя программа в нашу эфирную сетку. Для чего мы это сделали? Осуществляя большие изменения, мы не могли сделать так, чтобы буквально в понедельник люди включили телевизор и там была абсолютно новая сетка. Ядро нашей аудитории не успело бы привыкнуть так быстро. Спустя недели две обновление началось на телеканале KazSport и затем новый сезон начался на канале Balapan. В целом, изменения будут и дальше происходить, это только начало.

Изменения на региональных каналах стартовали на прошлой неделе. Мы поменяли названия самих каналов, раньше они были под тем же общим названием – Казахстан и внизу маленькая приставка – Актау, Атырау и так далее. Мы провели анализ, небольшое исследование, и многие жаловались, что, к сожалению, не всегда находят нужные им региональные каналы. Мы ориентировались в большей степени на пакет Отау-ТВ, где наши региональные каналы идут один за другим, найти Актау или Павлодар – надпись небольшая – сложно. В результате обсуждений пришли к мнению, что надо каналам дать собственные названия. Не просто Казахстан-Атырау, а Атырау, не Казахстан-Актау – Мангистау. Вместо Казахстан-Орал – Ак жайык. Это привычные и часто используемые названия в тех или иных регионах. Такое позиционирование усилило бы самостоятельность этих каналов и дало бы им возможность выходить и на республиканскую аудиторию. На каждом региональном канале своя сетка вещания, свои программы.

– Какие новые проекты появились?

– Когда мы проводили анализ, мы исходили также из результатов замеров, социологических исследований, что основная телеаудитория нашего и других каналов – это взрослая женская часть аудитории, поэтому преимущественно наш контент был ориентирован на неё. Отсюда и доминирование сериалов. Сериалы – это хорошо, конечно, но, когда каналы барабаном крутят только сериалы – да, они собирают зрителей у экранов, но это не всегда помогает развитию самой же аудитории. Мы мало мотивируем саму аудиторию на поиск информации, на получение новых знаний.

Мы решили, что необходимо медленно расширять аудиторию. Здесь сложная ситуация. Любые изменения всегда будут сопровождаться либо отторжением, либо потерей части аудитории. Последние несколько лет драйвером развития нашего канала и рейтинговых показателей в основном были индийские телесериалы, например, сериал «Келин». Около 5 лет шёл на нашем канале. И 30-40% рейтинговых показателей обеспечивались этим сериалом. Контент был не очень хорошим – сплошные интриги, семейные разногласия, это не очень сильно работало на продвижение семейных ценностей.


Сериал "Келiн" шёл на канале 5 лет

Сериал "Келiн" шёл на канале 5 лет / Скриншот сериала "Келiн"

Мы обсуждали и приняли решение остановить этот сериал. Надо сказать, что наши соседи – кыргызская телерадиокомпания такой же сериал остановила в прошлом году. Для них это очень серьёзный шаг, потому что эти сериалы – дешёвые и для кыргызского телерынка особой альтернативы нет, кроме как закупать индийские мыльные оперы. Но и они пошли на этот шаг, решили поменять контент. Так что, то что мы сделали, я думаю, это было правильно.

– Взамен индийского сериала что предложили домохозяйкам взамен?

– Мы увеличили линейку отечественного сериального производства. С 2009 года наша корпорация произвела более 70 сериалов. Замеры и анализ в социальных сетях показывают, что эти сериалы пользуются большой популярностью, потому что у людей запрос на собственную историю, на те темы, которые их волнуют, их касаются. Поэтому наши сериалы в этом плане достойные и способны конкурировать с другой продукцией. В этом году мы начали продавать наши сериалы за рубеж – телекомпаниям в Кыргызстане, Татарстане, Башкортостане, Монголии, Индонезии и даже в Китае.


Сериал "Әке" пользуется спросом за рубежом

Сериал "Әке" пользуется спросом за рубежом / Фото с сайта brod.kz

У казахстанских сериалов очень сильное конкурентное преимущество – в отличие от турецких или иных сериалов наши сериалы деидеологизированы, неполитизированы. Если посмотреть на российские или турецкие продукты, в любом случае, в центре событий какие-то политические или исторические события, и аудитория незаметно попадает под влияние каких-то идеологических линий. А у нас обычные семейные истории. В центре казахстанских сериалов – взаимоотношения между людьми. Это работает на продвижение обычных семейных ценностей, которые одинаково воспринимаются хоть в Монголии, хоть в Индонезии. Плюс там хороший баланс современного и традиционного.

Мы, конечно же, сохранили линейку турецких сериалов, но, опять же, сделали ставку на сериалы, пропагандирующие семейные ценности. Сериал сериалу рознь. Есть такие, где интриги между родными братьями, кто из них станет богаче или кто добьётся успеха – от таких историй мы отказались.

Также мы сейчас решили немного расширить линейку телевизионных программ. У нас стало много общественно-политических программ, появилась программа о социальных проблемах. Появилось политическое ток-шоу – «Первая студия». Мы обсуждаем не просто какие-то темы, а политические, актуальные проблемы. Если сейчас говорят о Налоговом кодексе, то эта тема будет обсуждаться на площадке «Первой студии». Горячо обсуждали вопросы изменения в Закон о СМИ. Что самое важное – всё это происходит в прямом эфире без записи. Все проекты дирекции информационных программ выходят в прямом эфире. Стараемся, чтобы темы наших программ соответствовали основной общественной повестке.


Казахстанский ресторатор Куаныш Шонбай стал ведущим реалити-шоу

Казахстанский ресторатор Куаныш Шонбай стал ведущим реалити-шоу / Фото kaztrk.kz

У нас появилось много новых реалити-шоу. Бизнес-реалити по аналогии с проектом «Кандидат», которые шёл на российском и американском телевидении. Но мы решили отказаться от варианта приглашать какого-то олигарха, мы в качестве главного героя пригласили известного казахстанского молодого предпринимателя Куаныша Шонбай, который буквально сам себя сделал. Мы бы хотели, чтобы наши программы несли правильную мотивацию. Проект идёт с сентября. Финал планируется в декабре. Очень большой ажиотаж был, много участников. Смысл один и тот же: предприниматель ищет себе помощников, и всё это проходит в режиме реалити-шоу. Но в то же время мы там рассказываем о бизнес-подходах, как претендентам надо работать над собой.


Розы Рымбаева в экстремальном реалити-шоу

Розы Рымбаева в экстремальном реалити-шоу / Фото телеканала Qazaqstan

У нас появилось экшн-реалити-шоу – "24 часа на природе" ("24 сағат табиғат құшағында") – очень интересная программа, у неё появилась своя аудитория. Мы скорее всего продолжим её и в следующем сезоне. Каждый выпуск снимается в каждой отдельной области, с одной стороны мы показываем, как в экстремальной ситуации ведут себя наши герои – это известные казахстанские личности: бизнесмены, предприниматели, артисты, спортсмены и даже министр. Это не инсценировка. Наши герои в буквальном смысле находятся в экстремальных условиях больше суток. Большинство героев сами с интересом отнеслись к проекту. Во-первых, никто не отказывался. Да, бывали трудности, но все доходили до финала. В одной из последних программ участие принял министр информации Даурен Абаев.

У нас появилось несколько новых музыкальных проектов. Международный проект "Мен қазакпын" по популяризации традиционного казахского искусства. Мы из каждого региона выбрали по 3 исполнителя: кюй, терме и традиционного песенного музыкального искусства. Отборочные конкурсы провели не только в Казахстане, но и в России, Монголии и Китае. Проект стартовал с началом нового сезона. Получилось так, что мы продвигаем традиционное казахское искусство, но в формате реалити-шоу, по аналогии с "Голосом" или "X-Factor". Этим продуктом у нас заинтересовалась японская телерадиокомпания NHK. Им показалось очень интересным, что программа совмещает традиционное искусство и современный формат.

Ещё один наш международный проект SilkWayStar. Это не франшиза, не заимствованный формат, это наш собственный авторский проект, который мы придумали сами. Хотя у нас было очень мало времени, удалось привлечь в этот проект исполнителей из Турции, Грузии, Азербайджана, Татарстана, Башкортостана, Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана. В общей сложности вместе с казахстанскими участниками у нас 9 стран участвуют. Это всего лишь первый год. И у нас были ещё заявки из Германии, Китая, но мы решили им отказать. В этом году решили попробовать в таком формате, а уже в следующем году посмотрим. Недавно наши китайские коллеги снова поставили вопрос, можно ли им направить своих участников. Скорее всего в следующем году мы пойдём на расширение нашей аудитории. Это уникальный проект. Там участвуют признанные в своей стране исполнители, профессионалы. К примеру, Эфенди из Азербайджана. За счёт этого мы получили очень большую цитируемость этого проекта в этих странах.



Самое главное отличие: наш проект идёт в эфире восьми стран. Фактически мы сегодня получили где-то 100-миллионную аудиторию. Впервые на казахстанском телеканале идёт программа, которая шире, чем наша телевизионная аудитория. Мы немного изменили формат, участники не выбывают на каждом этапе, они идут до конца, благодаря чему эта аудитория сохраняется до конца проекта. Кроме того мы способствуем продвижению казахстанской культуры, казахстанской музыки за рубежом. Под линейкой Silk Way Star мы будем запускать другие проекты. Мы с коллегами обсуждаем проведение большого гала-концерта в Шанхае или Пекине с участием звёзд стран Центральной Азии, Кавказа, России и так далее. Это очень удобный формат, который можно развернуть в любом направлении и зайти на зарубежные телевизионные рынки.

Дело в том, что мы всё время варимся в собственном соку и в основном потребляем продукцию из других стран. А мы хотели создать нечто своё, что мы могли бы продавать, могли бы показывать.

Китай очень большой рынок, там места хватит для всех. В мае следующего года начнём съёмки фильма совместно с китайским каналом CCTV. Мы уже провели кастинг, согласовали сценарий. Это будет фильм о любви, музыке, главным героем выступит казахский музыкальный исполнитель. Основных героев сыграют казахстанские актёры, локации будут в Алматы и Астане. По скромным подсчётам, мы рассчитываем на 300-миллионную аудиторию.

– Такими темпами сможете выйти на самоокупаемость!

– Я понял намёк. Да, мы получаем бюджетное финансирование. Но есть очень большая разница. Говоря о том, что мы полностью финансируемся государством, нужно ещё отметить, что в отличие от других телеканалов, где большую часть занимает закупной контент, у нас в эфире национального телеканала 80% – наше собственное производство. То есть деньги, выделяемые государством, не идут только на закуп зарубежных продуктов. Благодаря финансированию мы производим собственный контент. Мы сейчас ориентированы на то, чтобы не просто производить, но и продавать, продвигать и зарабатывать. В этом году мы десятки сериалов продали за рубеж.


1

"Мы сейчас ориентированы на то, чтобы не просто производить, но и продавать, продвигать и зарабатывать". / Фото informburo.kz

– Ваш канал самый первый провёл ребрендинг, связанный с латинизацией алфавита, ещё до утверждения. Вы заранее знали, какой именно алфавит примут? И что Казахстан будет писаться через Q?

– Когда мы пришли в корпорацию и занялись изменением контента, задачи провести ребрендинг, поменять логотип не было. Откровенно говоря, несколько раз эта идея обсуждалась на совещаниях, но я сразу же её отметал, не хотел начинать свою работу со смены логотипа. В начале июля у нас снова встал вопрос подумать над изменениями в подходах брендирования. Несколько причин: не совсем удобно было использовать предыдущий логотип, недостаточная читаемость, плохое восприятие. Решили по-другому написать название нашей корпорации. Было несколько вариантов, и один из них был на латинице. Я не принимал, говорил: это не обсуждается, будем смотреть только на кириллице. Но, с другой стороны, мы начали активно продвигать наши продукты за рубеж. Часто возникала проблема узнаваемости и читаемости бренда. На одном из совещаний мы всё-таки решили, что надо на латинице. И уже позже решилось, что новый алфавит примут до конца года. Конечно, мы не знали, к какому варианту придут. Но нам повезло. В названиях основных наших телеканалов "Қазақстан", "Қазспорт", "Балапан" нет специфических для казахского языка звуков. Я летом встречался с членами рабочей группы, узнавал, как проходит обсуждение. И независимо от того, какой бы вариант был выбран, в любом из них всё равно буква Қ обозначалась бы Q.

– Вы всё равно подстраховались…

– Конечно, нельзя принимать решения наугад. Я встречался, приглашал сторонников разных моделей алфавита, разных вариантов. И из этого обсуждения было ясно, что какой бы вариант не был выбран, написание наших основных трёх каналов было бы безошибочным. Поэтому названия трёх каналов на латиницу мы перевели в конце августа, а вот названия региональных каналов мы попридержали. Мы о них объявили в тот же день, когда был подписан указ. Мы были готовы, но не знали точно, какой из вариантов примут.

– Будет ли смена целевой аудитории? Собираетесь привлекать молодёжь?

– Наша основная задача – больше привлекать молодёжь, это проблема всех телекомпаний, не только казахстанских. Всех заботит один вопрос: молодёжь уходит от телеэкранов в интернет. В принципе, это нормальный объективный процесс, влияние интернета растёт, всё перетекает туда – и бизнес, и экономика. На наших глазах зарождается новая эпоха, мы на пороге больших, серьёзных изменений. И эти изменения в первую очередь ощущаются в сфере медиа. Можно было бы сидеть и ориентироваться на устоявшуюся аудиторию, но тогда не будет прироста. Всё-таки в нашей стране доля молодёжной аудитории значительна. Мы пытаемся создать интересный контент для молодёжи. Сегодня все спрашивают, почему на наших каналах нет глубоких интеллектуальных программ. А какой смысл их показывать, если молодёжь не смотрит телевизор? Давайте сначала создадим интересный контент для молодёжи и параллельно будем показывать другие программы. Мы поменяли политику кинопоказа. Мы выработали концепцию кинопоказа и решили, что будем показывать только голливудские фильмы класса А. Мы стали покупать новые зарубежные сериалы. Например, весной мы показывали британский "Шерлок Холмс".

– Покупать иностранные фильмы – это хорошо, но как обстоят дела с дубляжом? Очень мало фильмов класса А, для которых сделан дубляж на казахском языке.

– У нас своя дубляжная студия. Однако британского "Шерлока Холмса" и популярный американский сериал «Друзья» мы показывали на английском языке с казахскими субтитрами. Мы первый канал в Казахстане, который впервые показал зарубежные фильмы на языке оригинала.


1

"Если ориентироваться на рейтинги, мы должны показывать одни только индийские сериалы" / Фото informburo.kz

– Как это сказалось на рейтингах?

– Если ориентироваться на рейтинги, мы должны показывать одни только индийские сериалы. Но если мы хотим, чтобы аудитория росла, чтобы вкусы, стандарты менялись, мировоззрение, то нужно не бояться и иногда идти против запросов. Но, с другой стороны, в социальных сетям мы видим ответную реакцию от молодёжи. Они обсуждают. Вот, например, сейчас идёт программа Hit-Казахстан. Я раньше задавался вопросом, почему мы не транслируем клипы, почему на нашем канале нет Молданазара, Ninety one? Я знаю, что консервативная часть аудитории не любит Ninety one. Но молодёжь-то слушает! Чем они будут искать в интернете и натыкаться попутно на что-то другое, пусть смотрят у нас! Англоязычными сериалами мы привлекаем городскую молодёжь, и не только казахскоязычную, но и русскоязычную. Они включаются, смотрят. Национальный телеканал Казахстан должен объединять самые разные аудитории. Мы начали сотрудничество с вайнерами. Первый опыт. На прошлой неделе у нас в эфир зашёл новый проект – программа "Не зат?" с участием популярной в интернете команды видеоблогеров – "Ха-Ха-шоу". Они делают интересные проекты с миллионными просмотрами. Хотим наращивать наше присутствие в интернете.

– Есть ли какие-то идеи у вас по поводу youtube? На сегодняшний день это одна из замен телевидения. Любой желающий дома может делать свой контент и заливать его в сеть. Не считаете ли вы youtube.com прямым конкурентом?

– Youtube не конкурент – это площадка для всех. И у телеканалов есть возможность работать там. Просто у нас неправильно оценивают ситуацию, как и с этими рейтингами. Многие зациклились на посещаемости сайтов. О какой посещаемости сайтов может идти речь? Никто не заходит на сайты газет, каналов, всё нужное есть в социальных сетях, в инстаграме, ютубе, фэйсбуке, поэтому мы перестали оглядываться на этот индикатор посещаемости сайтов. Первое время, когда я говорил коллегам: нам нужен Youtube, они отвечали: упадёт наша посещаемость сайтов, пусть лучше на нашем сайте смотрят, чем где-то на Youtube. Я считаю, что нет. И мы поэтому пошли активно в Youtube, у нас уже есть хорошие показатели, телеканал Balapan в новом сезоне выдал новый проект «Қалкан Құлак» – детский телесериал. Каждая серия каждую неделю набирала по два миллиона просмотров. Это показывает, что дети смотрят. Получается, мы создаём очень интересный контент, и дети готовы смотреть не только «Катю и Макса» или «Машу и Медведя», готовы смотреть и наши продукты. Мы активно осваиваем Youtube, социальные сети, у нас много идей и задумок, не могу говорить пока, но наша задача не только работать на эфир наших каналов, мы будем обновлять, повышать качество. Это начало большого процесса, мы видим и чувствуем новые тренды, нарастающее влияние новых социальных сетей, инстаграма, Youtube и будем предпринимать шаги и создавать проекты с учётом новых трендов.

– Недавно появилась новая журналистская организация "Медиаальянс". Ваше мнение, для чего она нужна?

– Идея создания медиаальянса обсуждалась давно. Коллеги обменивались мнениями о необходимости создания новой площадки. Да, конечно, есть устоявшаяся организация. Но я считаю, что одно другому не мешает. Мы просто привыкли, это остаток тоталитарного мышления, что в стране должна быть одна партия или одно движение, или одно профессиональное объединение. Я думаю, что чем больше, тем лучше. Пусть показывают свою эффективность. Мне как руководителю медиаорганизации крайне необходимо наличие вот такого рода площадок для того, чтобы обсуждать цеховые вопросы. И вместе с моими коллегами ставить их перед кем-то: перед Парламентом, перед Правительством и так далее. И поэтому, когда возникла идея, я поддержал и был в числе учредителей. Я был сторонником, чтоб создать организацию в форме объединения юридических лиц, но мои коллеги настояли, чтобы любой желающий мог войти. В принципе, я думаю, и это, наверное, тоже правильно. Медиарынок развивается, отношения усложняются, появляются новые игроки, новые вызовы, новые проблемы, которые надо вместе решать. Я думаю, что этот альянс создан своевременно и даст нам возможность как внутри обсуждать проблемы, так и потом сообща ставить их перед другими заинтересованными участниками этих процессов. Сейчас активно обсуждается закон о СМИ, мы как представители медиаорганизаций вырабатываем общие позиции.


1

/ Фото informburo.kz

– Раз вы сами заговорили о новом законопроекте, ваше отношение к нему? Есть пункты, которые абсолютно не устраивают?

– В целом этот закон правильный и нужный, потому что он работает на усиление информационной безопасности, на защиту и укрепление нашего информационного рынка. Телеканалы, я думаю, должны поддержать все эти новые предложения, потому что они направлены на защиту наших интересов, наших положений. Есть отдельные моменты, которые мы сейчас обсуждаем с министерством, Правительством, я думаю, что там возможно достижение определённого компромисса. Но какой-то сверхпроблемы я особо не вижу. Всё решаемо на рабочем уровне. Как раз Медиаальянс даёт возможность диалога между медиасообществом и министерством, в целом с государством.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter