Имя писательницы Екатерины Насуты ассоциируется с фильмом "Москва слезам не верит", а точнее, со знаменитой, практически финальной сценой: "Здесь проживает Георгий Иванович, он же Гоша, он же Гога, он же Юра?" Про героиню этого материала можно сказать то же самое: Екатерина Насута, она же Екатерина Лесина, она же Карина Дёмина, она же Анна Тёрн, она же Антон Лик. Писательница печатается в ведущих издательствах России, автор более 60 романов в жанрах детектива и фэнтези.

– Екатерина, читателю вы, прежде всего, известны по эксмовской серии "Артефакт и детектив", и вдруг вы делаете резкий кульбит и начинаете печататься под другим именем и в другом издательстве. С чем это связано?

– Причин было несколько. Во-первых, в какой-то момент я поняла, что хочу чего-то нового, что от детектива стала уставать. Душа требовала праздника и эксперимента. Во-вторых, случился интересный разговор о том, как сложно молодому и неизвестному автору обзавестись читательской аудиторией. Я создала чистую страничку на вымышленное имя, на которой начала выкладывать типичную историю о типичной попаданке. И как-то быстро появились читатели. Их становилось больше и больше, и когда число перевалило за двадцать тысяч, ко мне обратилось издательство с предложением выпустить книгу в свет. Так появилась Карина Дёмина.

– Вам тоже пришлось пройти сквозь жернова Самиздата, уже будучи состоявшимся автором. Почему же вы с вашей фантастической серией не пришли в родное издательство?

– Опять же причин несколько. Я и до того писала фантастику, которую отправляла в "Эксмо", но им не глянулась, поэтому и стучаться с новой книгой не стала. Да и зачем, если уже есть предложение об издании? От добра добра не ищут.

– Если позволите, я все же вернусь к детективам. Ваши книги выгодно отличает от творений коллег некое эстетство, заключающееся в описаниях и языке, я бы сказал даже – чрезмерно вычурное для современного детектива. Насколько это необходимо? Не проще ли писать без этих словесных кружев, более уместных как раз для фэнтезийных саг?

– Возможно, кому-то и проще, но я пишу так, как умею. Я не сижу, часами продумывая очередной словесный завиток. Текст просто рождается, как он есть. Правда, позже правкой доводится до внятного и читабельного состояния, когда часть словесных финтифлюшек идёт в мусорную корзину. А вот что остаётся, то остаётся.

– Достаточно давно меня занимает вопрос, как получается, что женский детектив в России вытесняет детектив мужской? Не поймите неправильно, но книги тех же Несбё, Коннелли, Гранже в России идут на "ура", а вот своего мужчину – мастера детектива – мы так и не взрастили.

– Боюсь, здесь дело не только и не столько в детективе, скорее, проблема в постепенном разделении всей развлекательной литературы по гендерному принципу. Девочки пишут для девочек, чтобы легко и с любовью всенепременно, а мальчики, соответственно, для мальчиков. Уже без любови, но зато с крутым парнем, кучей трупов и постреляшками. Появляются стереотипы, они становятся рамками, и те, кто желает издаться, волей-неволей вынуждены с этими рамками считаться.

– Ещё один вытекающий из предыдущего вопрос – как получается, что и в женском детективе достойный автор чаще всего пропускает в авангард автора весьма и весьма посредственного? Проще говоря, почему звёздами становятся далеко не самые достойные писатели?

– Сложный вопрос. А кто определяет степень достойности? Опять же, книжный бизнес сейчас – это бизнес. Что покупают, то и издают. Что покупают лучше, то издают больше, чаще и с рекламой… эти вопросы уже поднимались не раз и не два, боюсь, ничего нового здесь не скажу.

– Я всегда придерживался мнения, что человек, который может написать детектив, напишет всё, что угодно, а вот детектив или современную прозу потянет не каждый автор фэнтези. Я прав?

– И опять неоднозначно. Детектив – это, прежде всего, интрига. Если автор способен выстроить интригу в фэнтезийной саге, то справится и с детективом. Если детективы получаются скучными, то вряд ли стоит ждать из-под того же пера бодрое и занимательное фантастическое повествование. Автор – или работает, или не работает.

– Как вы считаете, действительно ли детективная составляющая превалирует в большинстве книг?

– Какая интрига без загадки? А загадка – это сердце детектива. Просто опять же сложился стереотип, что загадка обязательно должна быть криминального толка, а иные не годятся. Что до книг, то детективная составляющая отсутствует разве что в совсем простых любовных романах, где все сводится или к выяснению отношений между парой, или вообще к банальному сексу.

– Если я правильно понимаю, то на саги с продолжением вы отважились только в жанре фэнтези, до того вы не писали детективных историй с одними персонажами. Почему вы не придумали свою, скажем так, Каменскую?

– Почему – есть у меня пара книг, объединённых одними персонажами. Но тут уж, скорее, я сама теряю к ним интерес, да и жалко героев, честно говоря. Раз досталось, другой, третий… и понимаешь: надо дать людям, пусть и вымышленным, отдохнуть.

– Кроме прочего, в вашем творчестве есть ещё и соавторские вещи. Вместе с Евгением Даниловым вы выпустили совместные романы под псевдонимом Антон Лик. Как вам работалось в дуэте, и как вы к нему пришли?

– Пришли, говоря по правде, случайно. Всё началось с вопроса, точнее, консультации, которую я попросила. Потом перешли к разбору книги. И в итоге переписали историю наново. Что же касается работы, то в паре работать мне куда как сложнее. Это лишь кажется, что два человека и пишут в два раза быстрее. На самом деле каждый сюжетный поворот, каждый персонаж требует всестороннего обсуждения. Были и споры. Было и непонимание. И правки бесконечные. И многое другое. Но итог порадовал. Мы начали и другую книгу, но реальность внесла свои поправки. Сейчас на соавторскую работу ни у меня, ни у Евгения нет свободного времени.

– Миф о том, что большинство писателей получают какие-то сумасшедшие деньги, давно развенчан, но ему на смену пришёл другой, который культивируют сами писатели – они, дескать, пишут не ради денег, а ради великого искусства. Для чего пишете вы? Писали бы вы, если бы вам не платили гонорары?

– Автор я коммерческий, что признаю со спокойным сердцем. И к великому искусству у меня отношение весьма скептическое. Что же до вопроса, то я писала бы, но совсем не в том темпе, который поддерживаю сейчас. Гонорары для меня – очень и очень хорошее подспорье. Не будь их, я бы искала другую работу, соответственно, с другим уровнем зарплаты и, соответственно, занятости. Времени свободного оставалось бы меньше, а коль разделить его между семьёй и остальными моими хобби… в общем, создание новой книги занимало бы не несколько месяцев, а пару лет. Сейчас я считаю писательство своей второй работой. И отношусь соответственно. А не будет зарплаты, то – извините…

– Ваша жизнь в эти кризисные годы как-то изменилась, отразились ли недавние события на семье, доходах, нервах, в конце концов?

– Доходы, конечно, изменились в меньшую сторону, но плакаться по этому поводу как-то неразумно, что ли. Да и нервы тратить. С потраченных нервов денег не прибудет. Что же касается семьи, то все изменения здесь в положительную сторону и к кризису точно отношения не имеют. Хотя, вполне возможно, в Беларуси кризис ощущается не так остро. Во всяком случае, пока.

– Кстати, о нервах. Как вам лучше работается? Нужно ли вам бесконечно подстёгивать себя или же спокойная, стабильная обстановка благоприятнее для творчества?

– О да, было время, когда я могла писать только в тишине и спокойствии, но теперь мне сие не грозит. Маленьким детям не объяснишь, что у мамы творческий процесс, а потому она не может вытереть попу, выдать печеньку, сок или яблоко, взять на руки и сделать ещё десяток мелких неотложных дел. Стабильно у меня одно: есть минута – я работаю. Всё.

– Когда вам удаётся выкроить время для творчества?

– Хорошее слово – "выкроить". Именно, что выкроить. Дети, они такие, им мама всегда нужна, а если не нужна минут десять-пятнадцать, то уже удача, можно посидеть за нетбуком. Писк и визг я уже научилась игнорировать, так что процессу они особо не мешают. Главное, поставить нетбук так, чтобы заботливые ручонки помощников не дотянулись, а то такого понаписывают – потом не разгребёшь. Если серьёзно, то сейчас я за компьютером именно работаю. Никаких форумов, никаких игрушечек, ничего, что крало бы драгоценное время. Да, его немного, но как-то хватает. Пробовала писать ночью, но осознала, что не вариант. К концу дня я совершенно истощена, причём не столько физически, сколько эмоционально. На пустых же эмоциях ничего толкового не напишешь.

– И напоследок: что вы просите у судьбы?

– Здоровья себе и близким. Это, по мне – главное.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter