Вновь стали принимать пациентов провизорные и инфекционные стационары. Тысячи казахстанских медицинских работников продолжают свою работу, находясь в изоляции от внешнего мира. В этом очерке мы расскажем о том, каких усилий стоит системе здравоохранения борьба с коронавирусом.

В центре пандемии остаются врачи

Руслан Иминджанов, как и все врачи алматинской детской инфекционной больницы, включился в работу с больными Covid-19 в первые же дни после объявления чрезвычайного положения.

"Конечно, среди коллег было много споров вокруг коронавируса. Нас тревожил масштаб этого заболевания, информационная шумиха вокруг него. Ни с чем подобным мы до этого не сталкивались", – вспоминает он о первых днях карантина.

В отделение для опасных инфекций, оснащённое специальными боксами, старались отправлять в первую очередь молодых и сильных врачей и медсестёр. Ведь работать приходилось в защитных костюмах и масках, физическая нагрузка была запредельной.

К тяжёлым рабочим будням добавились и психологические трудности. Как только в госпиталь стали поступать больные коронавирусом, Руслан Артурович, как и десятки его коллег, был вынужден прервать контакт с близкими. Отныне долгие месяцы медперсоналу предстояло жить в гостинице.


Иминджанов Руслан Артурович, с коллегами, Детская городская клиническая инфекционная больница, Алматы

Иминджанов Руслан Артурович, с коллегами, Детская городская клиническая инфекционная больница, Алматы

Многие врачи и сами прошли через болезнь. Не избежал этой участи и Руслан Иминджанов. Даже спустя месяц после излечения он вспоминает об этих днях с волнением:

"Сначала я думал, что просто переутомился. Но затем появился сухой кашель, першение в горле, диспепсические нарушения, проще говоря, тошнота. Я сразу же сдал анализ".

Следующие сутки, пока готовились результаты теста, прошли в тревожной рефлексии. Ведь даже при строгом соблюдении всех процедур вероятность заражения всегда существует, особенно при длительном контакте с больными коронавирусом.

Руслан вспоминает, что одна из пациенток всегда требовала к себе повышенного внимания. Оказавшись в строгих условиях изоляции, женщина капризничала, выражала недовольство лечением. И вместо положенного по протоколу безопасности времени Руслан подолгу разговаривал с ней, чтобы успокоить и поддержать.

"Когда на следующий день я получил положительные результаты теста – перед глазами словно обрушился мир… Я понимал, что врачи первыми подвергаются опасности заражения коронавирусом, читал о коллегах, которые заразились. И вот сам оказался в их числе", – рассказывает врач.

Болезнь приняла тяжёлую форму: пять бесконечных дней, пока длился критический период, его тело сотрясал кашель, волнами накатывали рвота и мучительная диарея, и всё это на фоне полного упадка сил.

"Но что ещё хуже, я стал погружаться в тоскливые думы о смерти, – продолжает он свой рассказ. – Страх за собственную жизнь заслоняли ещё более тяжёлые мысли о жене и детях, которым пришлось бы жить без моей поддержки.

Даже после выздоровления Руслану пришлось провести 2 недели в изоляции, чтобы удостовериться в отсутствии повторного проявления Covid-19. Лишь спустя месяц врачу удалось увидеть семью, обнять дочерей и жену.

Казахстанские врачи об этической стороне лечения Covid-19

О гуманности и этике в борьбе с коронавирусом рассказывает Калиева Шолпан, руководитель кафедры клинической фармакологии и доказательной медицины Медицинского университета Караганды

Хорошо осознавая степень опасности и тяжелейших нагрузок, которые легли на плечи врачей и среднего медперсонала, в Правительстве оперативно выработали ежемесячные фиксированные надбавки к заработной плате.

Приводим данные по расходам государства на противоэпидемические мероприятия. Общая цифра расходов – 55,2 млрд тенге. На выплату надбавок Фондом медстрахования направлено 35,8 млрд тенге.


Официальная информация от Минздрава РК

Официальная информация от НАО "Фонд социального медицинского страхования"

Несмотря на пережитое, Руслан признается, что для него надбавки – достойная компенсация за работу в условиях "передовой". Вместе с ними ему полностью закрыли больничный, выплатили заработную плату за этот период.

Сейчас Руслан вновь вернулся к работе в инфекционном отделении, потому что число пациентов с коронавирусом не уменьшается и все они нуждаются во врачебной помощи.

Как пандемия превратила контакт-центр 1406 в службу 911

Жанар Куспаева приступила к руководству контакт-центром 1406 в феврале 2020 года, в самый разгар запуска медстрахования по всему Казахстану. И хорошо помнит тот день, когда в Казахстане был объявлен режим чрезвычайного положения в связи с пандемией Covid-19.

Руководитель рассказывает, что после выступления президента Касым-Жомарта Токаева количество звонков от граждан стало нарастать в геометрической прогрессии. И в тот день она уже не смогла попасть домой.


Куспаева Жанар Сайыновна, контакт-центр 1406, Нур-Султан

Куспаева Жанар Сайыновна, руководитель контакт-центра 1406, Нур-Султан

"Понимая, насколько важна сейчас обратная связь с гражданами, руководители фонда приходили в операторскую, чтобы поддержать ребят, отвечающих на звонки. Питание, развозка – все бытовые вопросы решались быстро", – рассказывает Жанар Сайыновна.

Контакт-центр 1406 начал свою работу в сентябре 2019 года вместе с пилотным запуском ОСМС в Карагандинской области, а на полную мощность вышел в январе этого года. Справочная служба отвечала за все сферы казахстанского здравоохранения, поэтому неудивительно, что очень скоро на номер 1406 стали поступать звонки с вопросами, не связанными с медицинским страхованием. И как только усилились тревожные новости о коронавирусе, контакт-центр взял на себя роль консультанта и по этой эпидемии.

Благодаря систематизации поступающих вопросов сейчас мы видим динамику роста вопросов на тему карантина и коронавируса:


Официальная информация от НАО "Фонд социального медицинского страхования"

Слушая рассказ Жанар Куспаевой об устройстве контакт-центра в условиях карантина, начинаешь понимать всю сложность проблемы, которую пришлось экстренно решать руководству Фонда медстрахования.

Во-первых, был удвоен штат операторов в головном офисе контакт-центра в Нур-Султане. В феврале на линии было 14 операторов, в апреле – уже 35 человек. Все сотрудники контакт-центра были переведены на удалённый режим работы, следуя требованиям ЧП.

Во-вторых, была усилена работа по обработке запросов от населения. К консультациям присоединились коллеги из центрального аппарата Фонда медстрахования, 50 специалистов из различных департаментов головного офиса, ещё около 100 человек из регионов. Вопросы от пациентов, касающиеся лечения, операторы могли адресовать группе квалифицированных врачей Минздрава РК. В итоге на пике звонков в марте-апреле к работе контакт-центра было привлечено 180 человек, которые посменно обеспечивали режим 24/7.

Несмотря на дистанцию, которой операторы придерживаются в работе с населением, порой трудно сдерживать свою вовлечённость в судьбы звонивших людей. Руководитель центра вспомнила случай с многодетной семьей из Нур-Султана, которая попала в сложное материальное положение в дни карантина. Как выяснилось, супруг – единственный кормилец – оказался запертым в другом городе, женщине с детьми некому было помочь. И тогда операторы 1406 собрали средства, кто сколько мог, и отвезли женщине продуктов, чтобы поддержать семью в дни карантина.


Операторы контакт-центра 1406, Нур-Султан

Операторы контакт-центра 1406, Нур-Султан

Некоторые случаи Жанар Сайыновна вспоминает с улыбкой. Однажды поступил запрос с алматинского блокпоста, выставленного в период карантина. Звонили полицейские с просьбой помочь роженице, у которой начались схватки. Оператор не растерялся и организовал доставку женщины в Илийскую районную больницу. Следующим утром в службу 1406 позвонил счастливый муж – он стал отцом мальчика!

Как за один день превратить сельскую больницу в инфекционный госпиталь

Когда главный врач Аршалынской районной больницы собрала коллектив и рассказала о происходящем, в актовом зале повисла тишина. Небольшой стационар общего профиля, находящийся на полпути между Нур-Султаном и Карагандой, был избран для приема и лечения больных коронавирусом. С полной приостановкой всех видов планового лечения, конечно. Произошло это 7 апреля 2020 года, когда система здравоохранения мобилизовала все силы на борьбу с инфекцией.

Как руководитель больницы Альбина Анюхина, конечно, понимала необходимость организации сети инфекционных стационаров. Но прежде чем пойти на такой шаг, важно было узнать мнение коллектива. Не каждый врач или медсестра способны пойти на риск заражения опасным вирусом, особенно когда за спиной семья, дети, престарелые родители.


Анюхина Альбина Николаевна, Аршалынская районная больница

Анюхина Альбина Николаевна, Аршалынская районная больница

Правда, размышления по этому поводу длились недолго. Тишину прервала опытный врач-инфекционист, которая поднялась и твёрдо произнесла: "Коллеги, кто, если не мы?"

Этот голос словно вывел людей из оцепенения. Тут же началась работа по формированию списка врачей и медсестер, которым предстоит работать в двух новых структурах: в инфекционном госпитале для лечения заражённых коронавирусом и провизорном стационаре, где будут наблюдать за лицами, имевшими контакт с больными.


Официальная информация от Минздрав РК

Официальная информация от НАО "Фонд социального медицинского страхования"

Вначале Альбина Николаевна сомневалась, наберётся ли нужное количество штата. Но когда главная медсестра подала ей список добровольцев, с облегчением вздохнула: из 428 работников больницы согласились работать 100 человек.

Благодаря своевременной и безотказной поддержке центра работа в больнице закипела. Основные средства на проведение мероприятий в условиях ЧП – 161 млн 270 тысяч тенге – выделили через Фонд медстрахования.

На областном уровне быстро решили вопрос со средствами дезинфекции, защитными костюмами и масками, тепловизорами, мониторами для контроля "грязной" зоны и другим нужным оборудованием. Вдобавок больница за свой счёт заказала противочумные костюмы.


Врачи Аршалынской районной больницы

Врачи Аршалынской районной больницы

Получив всё необходимое, персонал сосредоточился на подготовке к работе в условиях инфекционного стационара. Специалисты организовали практические учения по использованию защитных костюмов. Врач-эпидемиолог расписал полагающиеся по протоколу процедуры, от точного исполнения которых зависела жизнь больных и персонала.

Но как быть с обычными больными, от приёма которых никто районную больницу не освобождал? Этот вопрос тоже был решён заранее: пациенты были распределены в соседние больницы Степногорска, Кокшетау, в столичные стационары. Не было такого случая, чтобы нуждающийся в помощи пациент оказался бы перед закрытыми дверьми больницы.


Официальная информация от Минздрав РК

Официальная информация от НАО "Фонд социального медицинского страхования"

Главным итогом работы инфекционного госпиталя в самые напряженные месяцы – апрель и май – стала нулевая смертность среди персонала и больных. И это при том, что Аршалынской больнице сильно "повезло" с пациентами, заражёнными Covid-19: практически все они оказались в группе риска – подопечными центра оказания социальных услуг "Шапагат". Многие престарелые пациенты не могли самостоятельно передвигаться, были ослаблены хроническими болезнями. Всех удалось выходить. Наверное, казахстанцы помнят из новостных лент, что одна из выздоровевших – баба Поля – долгожитель в возрасте 100 лет!


Официальная информация от Минздрав РК

Официальная информация от НАО "Фонд социального медицинского страхования"

В марте-апреле инфекционные, провизорные койки развернули во многих больницах страны. Аршалынская районная больница – один из примеров того, как перестраивалась система здравоохранения для лечения и профилактики коронавируса.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter