Бизнес-структуры, обходящие стороной казахстанские футбольные клубы последние годы, в этом сезоне обозначили свой интерес к этой беспокойной «отрасли». В карагандинском «Шахтёре» появился спонсор на 3 миллиона у.е., но гораздо большие изменения произошли в алматинском «Кайрате», где 70% клуба принадлежат «КазРосГаз», являющейся учредителем. Председатель правления этой компании Кайрат БОРАНБАЕВ является председателем наблюдательного совета ФК «Кайрат». В интервью «Мегаполису» он рассказывает: почему команда ни за что не будет работать с судьями, отчего двойное гражданство у игроков неприемлемо, и объясняет, почему в Казахстане зарабатывать на футболе пока невозможно.

Пивной бар, интернет-ТВ, надежда

 – В начале сезона вы отмечали, что клубу будет очень сложно самостоятельно зарабатывать, поскольку права на трансляции принадлежат не «Кайрату», а стадион для проведения матчей приходится арендовать. Сейчас у вас есть понимание, как же клубу зарабатывать?

– Если честно, то до сих пор понимания нет. Денег от продажи билетов мы пока не получаем, так как вход на стадион свободный, также нет и доходов от телетрансляций. Конечно, мы строим планы, ставим задачи, чтобы начать зарабатывать какие-то суммы через два-три года. Этим вопросом занимается наш маркетинговый блок, чтобы предоставить хоть какие-то сервисные услуги болельщикам. Мы открыли пивной бар «Кайрат», летнюю площадку «12-й игрок». Кроме этого, сейчас разрабатываем очень интересный проект: интернет-телевидение. В следующем году планируем транслировать встречи «Кайрата» через Интернет.

– За просмотр нужно будет платить?

– Да. Правда, пока я не знаю, сколько это будет стоить.

– Думаете, кому-то из болельщиков будет настолько интересно, что он за это заплатит?

– Я на это надеюсь.

Базовые ценности

– На пресс-конференции, когда представляли нового главного тренера «Кайрата», вы отмечали, что сейчас приходится отстраивать клубную инфраструктуру с нуля. Вас не удивило, что в «Кайрате» практически ничего не было?

– Мы предварительно изучали: что же есть в клубе. Конечно, очень удивила старая клубная база и то, что не работала детская клубная академия. В принципе это не проблема того, что раньше подобным не занимались, а общая проблема нашего футбола.

– И в чём же проблема?

– В том, что нет госпрограммы по развитию футбола. Потому что у нас зарабатывать на футболе пока невозможно.

– Что сейчас сделано в «Кайрате» в вопросах инфраструктуры?

«Никого не интересует, что у тебя занимаются в клубе 430 детей, что мы строим базы. Людям это не интересно»

– Мы имеем готовые проекты двух баз. Одна из них находится на улице Каблукова, другая – на улице Майлина. На первой мы планируем построить детскую академию для детей с 6 до 13 лет, крытый спортзал с раздевалками, а также три поля. На Майлина мы построим здание школы-интерната, в котором будут учиться и заниматься футболисты с 14 до 18 лет по 25 человек в каждом классе. Также там будут спортзал, офисные помещения, несколько полей. Для основной команды мы приобрели 12 гектаров земли, где планируем построить клубную базу. С 6 полями и инфраструктурой.

– Какова стоимость этих проектов?

– Могу назвать предварительные цифры: работы на базе на Каблукова обойдутся в миллион 800 тысяч долларов, а на базе на ул. Майлина – от 3 миллионов у.е.

Судьи, академия, Балтиев

– У болельщиков есть ощущение, что клубом фактически управляет менеджмент «Цесны» во главе с Эдуардом Бабаяном. В вопросах селекции они отстаивают в первую очередь интересы своих воспитанников. Вам не кажется странным, что «Кайрат» покупает детскую академию, а потом детская академия начинает «рулить» клубом?

– У нас единый клуб. И делить нас на «Кайрат» и «Цесну» не стоит. Хотя, согласен, нужно время, чтобы это деление закончилось. Сказать, что кто-то управляет клубом – в корне неправильно: у нас чётко разграничены полномочия и решения по каждому игроку принимается тренерским советом. А то, что в клубе много молодых футболистов, – очень хорошо. Так что считать, что кто-то и кем-то управляет, не совсем корректно.

– Вы писали в Твиттер Руслану Балтиеву: «Ты наша легенда, мы в тебя верим». Прошёл месяц, и Балтиева перевели в дубль. Этот шаг никак не повредит имиджу клуба?

– Раскрою секрет: в начале сезона Руслан хотел завершить карьеру. Но я его попросил сыграть в чемпионате. И он играл через не могу. Но вся проблема в его здоровье – он не может играть на искусственных полях, которых в нашей стране большинство. Поэтому новый тренерский штаб и принял решение, чтобы Балтиев поиграл в дубле. При этом не забывайте, что в дубль были отправлены ещё шесть игроков, включая Недашковского и Харабару.

– Первый вице-президент ФФК Саян Хамитжанов как-то рассказал журналистам, что в бытность президентом в столичном клубе была предусмотрена специальная сумма для работы с судьями – мол, без этого раньше играть было невозможно. Вам говорили, что в нашем футболе судьям надо дополнительно платить?

– Я категорически против этого. Саян Хамитжанов, кстати, при первой нашей встрече поднял этот вопрос и предложил бороться с подобной практикой вместе. В клубе давно приняли решение: этим мы не занимаемся. Потому что это не есть развитие футбола.

– Но у вас не вызывает удивления, когда в ходе сезона некоторые арбитры судят матчи с участием «Кайрата», скажем так, довольно странно?

– Удивляет. В настоящее время мы готовим в ФФК письмо, где хотим попросить разобраться с разными спорными моментами в работе судей, и чтобы выводы были сделаны во время исполкома федерации.

«Можно иметь деньги, но ничего не выиграть»

– Ваша компания вкладывает деньги в клуб, но сама же и платит за это налоги. Признайтесь: это способно оттолкнуть от вложений средств в спорт частный капитал?

«Мы делаем настоящий клуб и не хотим, чтобы у нас были игроки с двойным гражданством»

– Нужно думать о частном бизнесе – чтобы у него был интерес вкладывать деньги. Пока же у нас такие законы, какие есть. И, повторюсь, нужен закон о спорте. Чтобы какие-то льготы были предусмотрены не для одного футбола, а для спорта в целом. Потому что есть много бизнесменов, которые готовы вкладывать свои доходы в развитие спорта.

– Чуть раньше вы говорили, что вас удивляли в «Кайрате» старая база и отсутствие академии. А меня поразило, что в прошлом году у клуба был бюджет почти в миллиард тенге, а из имущества имелся только автобус и офисная мебель.

– Знаете, это как раз к разговору о том, что можно иметь деньги, но ничего не выиграть. Оттого мы и выстраиваем работу не на год, а на десять лет. Поэтому в начале сезона у нас была просьба к футболистам заключать трёхлетние контракты – чтобы была определённость. Кстати, многие игроки не хотели подписывать длительные контракты! Они боялись и приводили примеры, что были случаи, когда им платили в первый год, а на следующий сезон –  уже нет. Что касается нашего имущества, то сейчас у нас всё в порядке. Другое дело, что я замечаю одну проблему. Никого не интересует, что у тебя занимаются в клубе 430 детей, что мы строим базы. Людям это не интересно. Все спрашивают: когда мы что-то выиграем? Но как что-то требовать с футболиста, когда ты не можешь ему создать условия, и он не знает, где будет спать, что будет кушать и где будет тренироваться? Сначала нужно подумать об игроках. А уже потом о результате.

– Вы защищаете футболистов. Но те, кто интересуется нашим футболом, считают: игроки – это люди, которые получают огромные деньги по казахстанским меркам.

– Я согласен, что зарплаты казахстанских футболистов завышены. Приведу пример: сейчас все наши легионеры получают меньше, чем казахстанские игроки! Этот вопрос мы обязательно будем пересматривать. А сейчас, когда идёт разговор об усилении команды, моя позиция такова: мы готовы кого-то взять, но будем исходить из реального бюджета. Я не хочу, чтобы в конце сезона футболисты бегали и подавали на нас в суд. Этого не будет.

Паспортные дела

– Очень интересна ситуация с кайратовцем Кириллом Шестаковым. Он играл то как казахстанец, то как россиянин. Какое же у него гражданство?

Макет одной из будущих баз клуба

– А! Это всё из той же серии, что и отсутствие работы с судьями. Когда наша компания принимала клуб, сразу же сказали: будем исходить из правил, которые есть в футболе. Мы делаем настоящий клуб и не хотим, чтобы у нас были игроки с двойным гражданством. Когда мы узнали, что у Шестакова есть два паспорта: российский и казахстанский, то сказали – сделай выбор. Он заявился как легионер, но позже стал заниматься оформлением казахстанского паспорта и получил его официально.

– В июне «Мегаполис» рассказал про большой паспортный скандал в нашем футболе, когда выяснилось, что Виктор Дмитренко из «Астаны» и Андрей Парываев из «Шахтёра» были заявлены как казахстанцы, при этом не являясь гражданами нашей страны. Вы готовы поднять вопрос, чтобы выяснить: как такое произошло?

– Это вопрос не ко мне, а к ФФК. Потому что федерация проводит заявочную кампанию. При этом я считаю, что в футболе подобное недопустимо. В этом-то и проблема: что, достигая каких-то результатов, чего-то глобального у клубов нет. Поэтому мы и занимаемся инфраструктурой, детской академией, ориентируемся на свою молодёжь, на своих детей. Чтобы у нас состоялся наш проект – создание европейского клуба, где все механизмы работают вне зависимости от того, кто управляет командой.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter