Оглашение партийных списков претендентов на места в нижней палате парламента дало богатую почву для умов. Наиболее пытливые стараются разглядеть между их строк едва ли не конфигурацию будущего политического устройства страны. В список «Нур Отана» попала Дарига Назарбаева? Уж не знаменует ли это её возвращение в большую политику в качестве одного из вероятных преемников действующего президента? Кресло спикера мажилиса прочат Нурлану Нигматулину? Не означает ли приход этого политического тяжеловеса в мажилис то, что нижняя палата парламента, наконец, превратится из рудиментарного отростка в полноценную законодательную ветвь власти? И кто после выборов возглавит казахстанское правительство?

Масла в огонь подливает советник президента Ермухамет Ертысбаев, который обещает, что недалёк тот день, когда Казахстан «из суперпрезидентской республики превратится в парламентско-президентскую», и набрасывает штрихи к портрету второго президента Казахстана, который «не будет обладать таким объёмом власти», как Нурсултан Назарбаев.

О Дариге Назарбаевой Ермухамет Ертысбаев отзывается сдержанно. Дескать, её присутствие в списке «Нур Отана» объясняется её прошлыми политическими успехами, когда она возглавляла 170-тысячную армию «асаровцев». Однако нельзя не признать, что дочь президента никогда не скрывала своего искреннего интереса к политике, в отличие от другого «кандидата» в преемники Тимура Кулибаева, который настаивает на том, что его стезя – это экономика.

– Я не вижу в этом ничего неожиданного, она человек достаточно амбициозный, – комментирует политический ренессанс Дариги Назарбаевой политолог Нурлан Еримбетов. – На мой взгляд, её возвращение говорит о том, что сегодня рядом с президентом практически не осталось людей, реально болеющих за него.  А президенту нужны люди, которые будут идти с ним до конца.

Любопытно, что даже такой убеждённый либерал, как Нурлан Еримбетов, свыкся с разговорами о преемничестве.

– Возможно, что в той ситуации, в которой может оказаться Казахстан в связи с международными событиями, в связи с внутренними политическими процессами, этот мягкий переход может стать наиболее реальным выходом из положения. Вероятно, я тем самым изменяю своим недавним принципам, но лучше уж сегодня определить преемника, кем бы он ни был, чем завтра ввергнуть страну в междоусобную войну, – считает эксперт.

А вот политолог Данияр Ашимбаев не видит в возвращении Дариги Назарбаевой никакой интриги.

– Во-первых, в партийном списке «Нур Отана» 127 претендентов, а в парламент попадут в лучшем случае 85-90 человек. Если её введут в парламент, то, на мой взгляд, только для того, чтобы человек без дела не сидел. И потом мажилис – это не то место, где можно заниматься серьёзной политикой. Реальная политика создаётся в недрах Администрации президента, в ФНБ «Самрук-Казына», в акиматах, в отдельных министерствах, спецслужбах. Но рассматривать мажилис или даже сенат, или политические партии как инструмент политического влияния – просто смешно.

А вот в усиление роли парламента, похоже, не верит никто. Во-первых, его авторитет не сможет повысить ни один самый внушительный состав, пока не будут законодательно расширены его полномочия, считают наши собеседники. Во-вторых, опубликованные партийные списки откровенно разочаровали экспертов. У Нурлана Еримбетова вызвали глубокое недоумение депрофессионализация парламента и засилье творческой и спортивной интеллигенции и чиновников районного масштаба в списке партии власти.

– Одно дело писать поэмы, петь песни и управлять, скажем, районом, а другое – противостоять завтра главе правительства или оппонировать министру экономического, инновационного, промышленного блока, – говорит политолог.

– После последнего самороспуска мажилису для поднятия авторитета нужно очень долго работать, чтобы хоть как-то реабилитироваться в глазах общественности, – не скрывает иронии Данияр Ашимбаев.

Нурлан Нигматулин должность спикера мажилиса уже перерос, считает политолог:

– Я бы сказал, что потенциал действующего первого зампреда НДП «Нур Отан» – это не спикерство. Он сильный аким, сильный управленец, сильный администратор, из него получился бы хороший руководитель Администрации президента. А должность спикера, особенно, мажилиса – это должность больше техническая, не предполагающая больших организаторских способностей, и она не совсем отвечает его уровню. На мой взгляд, призвание Нурлана Нигматулина лежит больше не в сфере публичной политики, сколько в системе исполнительной власти.

Наконец, ещё одна интрига предстоящих выборов – это то, сменится ли после них Кабмин, вернее, его глава. Советник президента уже высказался по этому поводу, назвав трёх претендентов на должность премьера. Правда, его прогноз по степени информативности напоминает гадания о поле ребёнка. Мол, будет одно из двух: либо мальчик, либо девочка.

– У нас сложилась такая структура управления, что правительство практически ни на что не влияет. Есть отдельные министерства, которые радикально могут заниматься решением каких-то вопросов, допустим, МВД, Минфин в рамках своих полномочий, но правительство давно не является цельным институтом и единой командой. Сам принцип президентской республики исключает, что правительство будет проводить некий собственный курс: правительство является всего лишь инструментом в руках президента. Последние поправки в законодательство, внесённые в 2007 году, превратили Кабинет министров больше в совещательный орган, чем в исполнительный, поэтому особой необходимости менять премьера нет. Конечно, можно заменить Масимова, поставить того же Шукеева, поставить Джаксыбекова, но изменений от этого особых не будет, – уверен Данияр Ашимбаев.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter