Известный татарский ученый, историк и просветитель Шигабутдин Марджани заявлял, что «для будущности нашего (читай – татарского. – Авт.) народа, обеспечения ему возможности управления собственными делами и избавления его от вечного гнета на арене жизни мы нуждаемся в европейских знаниях, просвещении, культуре и промышленности, весьма полезна для нас учеба в европейских (российских) школах. Учение и просвещение не знают ни национальных, ни языковых границ». Здесь невольно нам, сегодняшним казахам, высказывание татарского ученого напоминает о великом земляке – Чокане Валиханове, который совершил подвиг в свои неполные двадцать пять лет. Вопрос: во имя чего?! И вот бессмертные его слова: «Мы способны к полному восприятию европейской (русской. – Авт.) культуры». Именно с такой мыслью жил и творил Чокан Валиханов, лучший представитель далеких окраинных территорий и киргизского (читай – казахского. – Авт.) народа.

50-60-е годы ХIХ столетия – интереснейший, судьбоносный период истории казахского народа, в это время происходит становление и развитие образования, науки и культуры. Отсюда очевидно, что всеохватное новое исследование проблем казахской интеллигенции и судьба Валиханова, в особенности как личности, его роль и место в истории наших народов (казахского и русского) должно занять достойное место в системе исторических и военных наук как Казахстана, так и Российской Федерации. Это необходимо сделать совместными усилиями, что очень важно для взаимопонимания народов, их взаимовлияний и контактов в условиях существования нашей независимости. В ХХI веке нам, соседним странам, предстоит напряженная творческая, созидательная работа по созданию нового поколения учебников и научно-методических разработок для школ и вузов.

***

Находясь в составе Российской империи, казахи наряду с другими народами постепенно адаптировались к ее политическому строю и законам. Осваивали новую среду в общении посредством доминирующего русского языка, приобщились через чтение книг к культуре, привнося в них и свой жизненный вклад. Так, например, Чокан Валиханов, первый казахский ученый, свободно и в совершенстве владевший русским языком, успешно окончив Омский кадетский корпус в марте 1853 года, был назначен на службу в Отдельное Сибирское линейное казачье войско. В октябре 1854 г. приступил к исполнению обязанностей адъютанта генерал-губернатора Западной Сибири Г. Х. Гасфорта. В 1855 году молодой Чокан принял участие в поездке генерал-губернатора и совершил большое путешествие по Центральному Казахстану, Семиречью и Тарбагатаю. Маршрут его пролегал от Омска на Семипалатинск, оттуда через Аягуз и Капал в Заилийский Алатау, где в это время происходила закладка укрепления Верный. Отметим, что эта поездка положила начало научному изучению Чоканом истории казахского народа и его быта. Он собирал материалы по статистике, обычному праву и древней религии казахов. Чокан путешествовал в районе озера Алаколь и по Тарбагатаю, затем направился в Центральный Казахстан и, следуя через Каркаралы, Баян-Аул и Кокшетау, осенью вернулся в Омск. Западносибирский начальник Г. Х. Гасфорт не мог не воздать должного эрудиции и способностям молодого офицера и ученого, как подающего большие надежды: Чокан, находясь «… на службе не более двух лет, сопровождая меня в степь, принес большую пользу… я нахожу необходимым поощрение Валиханова… наградой, тем более он пользуется особым между киргизами уважением».

После этого под видом мусульманского купца он прошел через Тянь-Шань и жил в Кашгаре, где собирал необходимые сведения и материалы по этнографии, географии народов Восточного Туркестана и об истории Алтышара с октября 1858 г. и до начала марта 1859 года. Важно было изучить географию, историю, политическое устройство, особенности культуры и быта этой неизвестной тогда в Европе страны. Этим Чокан Валиханов, безусловно, внес существенный вклад в научное исследование Восточного Туркестана.

Сама поездка в Кашгарию была чрезвычайно опасна. Весь Восточный Туркестан в то время был охвачен восстаниями местных многочисленных народов: уйгуров, дунган, киргизов, узбеков и других. Отважный сын казахского народа Чокан провел в Кашгаре около полугода. За это время он успел близко познакомиться и хорошо изучить страну Алтышара. Под этим названием тогда были известны города Кашгар, Аксу, Турфан, Янысар, Яркенд и Хотан, окаймленные горами: на севере Тянь-Шанем и на юге Куэнь-Лунем.

У Кашгарии того времени, номинально включенной в Китай, не было территориальной целостности, кроме того, она находилась между двумя огромными сильными государствами – императорским Китаем и царской Россией, бывшими тогда, мягко говоря, в напряженных отношениях. Следовательно, Кашгария была регионом стратегического значения не только для этих двух государств, но и имела приоритет для ряда европейских, для которых «яблоко раздора» было любимым инструментом в деле территориального раздела и в осуществлении колониальной политики. В игре участвовали и английские, и немецкие, и австрийские, и голландские «путешественники», с одной стороны, а с другой, собственные интересы царской России в Центральной Азии.

Так Восточный Туркестан состоял из шести крупных городов (Яркенд, Хотан, Кашгар, Аксу, Янысар и Турфан), каждый из которых вместе с окрестными селениями считался независимым округом, а сама страна в оригинале называлась Алтышар. Чокан Валиханов как человек военный, с учетом его европейского образования и пророссийской ориентации и опыта ранних исследований, подходил на роль разведчика больше всего.

Вернувшись в Омск, Чокан составил отчет, который затем специально был отправлен в Санкт-Петербург. Министр иностранных дел Горчаков вызвал Чокана Валиханова в Санкт-Петербург в 1860 году на беседу. Чокан был на приеме императора Александра II и был удостоен государственных наград и поощрений. В Санкт-Петербурге Чокан продолжал служить в нескольких учреждениях: в Военно-ученом комитете Генерального штаба, Азиатском департаменте, Географическом обществе и одновременно слушал лекции в университете. По поручению Военно-ученого комитета он составлял карты Средней Азии и Восточного Туркестана. Под его редакцией были подготовлены: «Карта пространства между озером Балхаш и хребтом Алатау», «Рекогносцировка западной части Заилийского края», «План города Кульджи», «Карта к отчету о результатах экспедиции к оз. Иссык-Куль», «Карта Западного края Китайской империи» и т.д.

В Петербурге Чокан Валиханов общался с многими русскими учеными и литераторами. В частности, с вице-президентом Географического общества П. Семеновым-Тян-Шанским. Неоднократные беседы с ним способствовали расширению научного горизонта Чокана. Он посещал лекции на историко-филологическом факультете университета и продолжал изучать иностранные языки. Из Петербурга он уехал в чине штабс-ротмистра, а доехав до родины, успешно баллотировался на должность старшего султана в Атбасарском округе Акмолинской области.

Всего тридцать лет прожил Чокан, но за этот период он стал одним из самых известных этнических казахов, первым ученым с российскими традициями. Вклад его, часто называемый просветительским, был настоящим увлечением настоящего ученого-этнографа, скрупулезно собирающего данные об истории своего народа, также увлеченно собиравший материалы по истории и этнографии народов Средней Азии и Восточного Туркестана.

Следует отметить, что за тридцать лет этот великий человек сделал то, что другой бы делал всю свою жизнь. Но, кроме того, он был человеком своего времени, отстаивавшим прежде всего интересы своего родного народа.

Чокан Валиханов принадлежал к числу самых глубоких и проницательных умов Казахстана в 50–60-е годы ХIХ века. Чем дальше мы отходим от Чокана Валиханова, тем яснее нам его величие как патриота, любившего свой народ, как отважного русского офицера, совершившего военный подвиг. Память об этом патриоте, гражданине и отважном офицере никогда не должна исчезнуть из памяти народов Республики Казахстан и народов Российской Федерации. Эта особая страница истории двух стран, соседей на евроазиатском пространстве.

И в год 175-летия со дня рождения Чокана Валиханова в России – в Санкт-Петербурге неплохо было бы вспомнить этого бесстрашного человека, назвав одну из российских улиц именем Ч. Валиханова. Почему нет? Это послужило бы своеобразным символом дружбы между казахским и русским народами, между Республикой Казахстан и Россией в новом, ХХI столетии.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter