Похоже, Минтруда намеревается провожать казахстанцев с рабочего места сразу на погост, в очередной раз заводя разговоры об увеличении пенсионного возраста. И о материнском капитале при министре труда и соцзащиты Гульшаре Абдыкаликовой лучше не заикаться – этот вопрос вызывает у неё только раздражение. Но, похоже, за казахстанцев есть кому заступиться. Председатель Комитета по социально-культурному развитию мажилиса Дарига Назарбаева готова поспорить с министром.

Если насчёт пенсионного возраста госпожа Абдыкаликова ещё не определилась, то по поводу материнского капитала она уже сформировала своё категорическое мнение. Дескать, в России, где материнский капитал может быть отправлен на покупку жилья в ипотеку, оплату обучения и пополнение пенсионных отчислений, механизм себя не оправдал. Бездарям высшее образование не нужно, а умные и так учатся за счёт государственных грантов. Что до погашения ипотеки, то многие мамаши идут на поводу мошеннических риэлторских фирм, которые за обналичивание материнского капитала забирают себе половину денег.

– Есть ещё предложение: давайте без всяких условий сразу выдадим каждому ребёнку по 2 млн тенге. Ну посчитайте сами, если порядка 400 тыс. детей будут рождаться, по 2 млн тенге каждому, это 1 трлн тенге, – производит расчёты Гульшара Абдыкаликова. – Ну давайте в этом году съедим Национальный фонд, а в следующем году тем, кто родит, скажем: «Всё, деньги кончились».

Дарига Назарбаева согласна с министром труда в том, что касается увеличения уровня пенсионного возраста, констатируя, что старение населения, это, увы, мировая тенденция, и Казахстану этого не избежать. А вот за материнский капитал депутаты ещё поборются:

– По поводу материнского капитала, я думаю, что этот вопрос довольно острый, спорный, и мы будем его оспаривать. Я за материнский капитал, я за то, чтобы женщины рожали, чтобы население Казахстана постоянно росло, и это, кстати, очень хорошо скажется на экономике в целом. Сегодня надо потратиться на эту сферу, – уверена глава парламентского Комитета по социально-культурному развитию.

По поводу увеличения пенсионного возраста мнения кардинально разошлись. Блистательная мажилисвумен Гульжана Карагусова, к примеру, взирает на этот вопрос с высоты своего депутатского статуса.

– Вот я пенсионерка, и я хочу работать. И у нас большинство людей имеют возможность работать после достижения пенсионного возраста, учитывая, что у нас качество жизни выросло. Я хочу привести в пример мою маму. Моя мама до 72 лет работала, мы её забрали, думая, что сделали лучше, и моя мама проболела последние 10 лет жизни. И я каюсь, это моя была вина, не надо было её лишать работы, – делится своим житейским опытом Гульжана Карагусова.

Вероятно, у Гульжаны Джанпеисовны на редкость хорошая генетика, однако у большинства казахстанцев всё-таки несколько иные воззрения на возрастные изменения организма в наших суровых климатических и жизненных условиях.

– При определении возраста выхода на пенсии, безусловно, надо учитывать такой показатель, как средняя продолжительность жизни, – говорит президент общественного фонда «Амансаулык» Бахыт Туменова, – в Казахстане она составляет 68 лет, мужчины у нас вообще в среднем доживают до 63 лет. Да, в Японии на пенсию выходят в 67 лет, в США – в 65, однако и продолжительность жизни в этих странах на порядок выше, чем в Казахстане, – 82 и 78 лет соответственно. Сегодня Казахстан намеревается достичь высоких стандартов качества жизни, и мы видим первые результаты в сторону увеличения средней продолжительности жизни. Это неплохие тенденции, но это только тенденции, это только начало. До результатов, которые сегодня имеют высокоразвитые страны, нам ещё далековато. Кроме того, у нас огромное количество безработных предпенсионного возраста, для которых достижение пенсии – это единственная возможность получать какой-то, пусть небольшой, но гарантированный доход. На мой взгляд, наша страна ещё не готова к тому, чтобы повышать пенсионный возраст – и по состоянию здоровья населения, и по показателям смертности, и по существующей безработице.

Мажилисмен Владислав Косарев, услышав о планах, вынашиваемых Минтруда, прямо-таки взорвался от возмущения:

– Глупость! Сколько можно повышать пенсионный возраст, когда у нас каждый второй не работает! Что это за нужда? Я понимаю, если бы у нас не хватало трудовых ресурсов, мы бы тогда говорили: «Держите на производстве людей, потому что некому работать». А у нас каждый второй безработный, а мы говорим: «Надо возраст повышать». Это нелепость! С таким видением жизни нечего сидеть в государственном кресле, надо идти на рынок торговать китайским барахлом, – без обиняков заявляет коммунист.

Возможно, предположим мы, прижимистость госпожи Абдыкаликой объясняется тем, что на носу кризис: о его пришествии дружно твердят и премьер, и глава Нацбанка, и прочие важные государственные мужи. Однако экономисты считают, что кризис – это не повод экономить на социальных расходах:

– Кризис, как правило, вызван снижением спроса, а снижая соцрасходы и соответственно спрос, можно только усугубить кризис, – говорит директор Казахстанского центра макроэкономических исследований Олжас Худайбергенов. – Вообще тут надо взглянуть на ситуацию по-другому: если в некоторых западных странах бюджеты, зарплаты, пенсии раздуты и наблюдается сверхпотребление, то у нас, наоборот, налицо недопотребление. У нас надо не расходы на социалку сокращать, а правильно перепрофилировать расходы. Сэкономить у нас в Казахстане можно за счёт двух вещей. Сократить чрезмерное количество форумов, конференций, симпозиумов и прочих помпезных меро-приятий, о чём президент и говорил. И второе – это бороться с коррупцией – там будет реальная экономия.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter